издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Юрий Параничев: «Мы будем сохранять преимущество региона в виде самых низких тарифов»

Приангарье готовится к энергодефициту. Отвечая на вопросы ВСП, первый заместитель главы администрации Иркутской области Юрий Параничев рассказал, как регион будет преодолевать эту проблему, и чего ждать местной промышленности в связи с реформой энергетики. Наш собеседник считает, что, несмотря на либерализацию рынка электроэнергии, конкурентным преимуществом экономики региона должны оставаться низкие энерготарифы. Хотя и признаёт, что это уже стало палкой о двух концах: потребители не спешат внедрять энергосберегающие технологии.

— Насколько утверждённая в марте Минпромэнерго генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 года соответствует потребностям экономики региона?

— Все наши предложения, связанные с основополагающими точками развития региональной экономики, нашли отражение в этом стратегическом документе. Прежде всего, речь идёт об объектах ОАО «Иркутск-энерго», которое является основой энергетической отрасли области. Мы, в свою очередь, учитывали развитие энергетической инфраструктуры в связи с настоящим и прогнозируемым ростом промышленного производства, малого и среднего бизнеса, оживлением социальной, жилищной сфер.

В генсхеме отмечено возведение новой станции мощностью 450 МВт – Тельмамской ГЭС в Бодайбо на реке Мамакан. Она будет построена к 2016 году. Документ предполагает увеличение мощностей Ново-Зиминской ТЭЦ с 240 МВт до 760 МВт к 2016 – 2020 годам, Усть-Илимской ТЭЦ – с 525 МВт до 575 МВт. Кроме того, планируется возведение двух газотурбинных установок на севере области и двух ТЭС — в Иркутске и Тулунском районе. Ввод в эксплуатацию двух газотурбинных установок, одна из которых будет расположена в Усть-Кутском или Киренском районе, вторая – в районе Верхнечонского нефтегазоконденсатного месторождения, запланирован после 2011 года. Обе будут работать на попутном газе. Байкальскую ТЭС в Тулунском районе планируется запустить к 2011 году, её мощность составит 330 МВт, к 2020 году она будет увеличена до 1,32 тыс. МВт. ТЭС будет работать на тулунском угле. Кроме того, по генсхеме, в Иркутске до 2020 года будет запущена ТЭС на газе мощностью 450 МВт, при введении дополнительных мощностей – 900 МВт. В генеральной схеме также обозначены электросетевые объекты Иркутской области и планы по их развитию с целью энергоснабжения региона и новых производств, а также обеспечения связи энергетики области с другими территориями.

— Успевает ли иркутская энергетика за развитием промышленности?

— Говоря о состоянии генерации, отмечу, что Иркутская энергосистема пока по-прежнему остаётся избыточной. «Иркутскэнерго» даже зарабатывает на продажах энергии потребителям за пределами региона. Все потребности Приангарья сегодня покрываются. Пока нет оснований говорить о том, что «Иркутскэнерго» где-то «опаздывает» за развитием экономики региона. Насколько мне известно, заявки на присоединение новых потребителей, как правило, удовлетворяются. Хотя не всё зависит от энергокомпании. Есть определённые сетевые проблемы. Часть их решает инвестпрограмма, которая финансируется за счёт средств, заложенных в тарифы.

— Какие совместные проекты планируется реализовать в ближайшее время?

— На реализацию совместной инвестиционной программы администрации и «Иркутскэнерго» в Приангарье в 2008 году планируется направить 600 млн. рублей на строительство объектов энергетики, в 2007 году на эти цели было направлено 500 млн. рублей. Предполагается, что в этом году будет построено 13 объектов энергетики. В последующие годы в рамках инвестиционной программы планируется завершить несколько «долгостроев». Это высоковольтные линии на участке Голуметь – Новостройка в Черемховском районе, Салтыково – Петропавловск в Киренском районе, а также на участке – Усть-Кут – Киренск. Перечень этих объектов появляется в результате обращений органов местного самоуправления. Большинство из них решают серьёзные социальные проблемы территорий и не рассчитаны на получение прибыли. Внесённые в программу объекты электроснабжения имеют срок окупаемости 10 и более лет.

Негативными факторами, влиящими на реализацию инвестиционных программ, можно назвать длительный процесс согласований проектов с различными ведомствами, в том числе связанные с отводом земель на стадии выбора площадок подстанций, лесного фонда для строительства объектов электроснабжения, перераспределением финансовых средств между объектами строительства из-за удорожания оборудования и материалов.

— Сейчас «Иркутскэнерго» вышло на активную стадию реализации проекта «Юг», предполагающего объединение тепловых сетей Ангарска и Иркутска. Изначально была подана заявка на финансирование проекта из инвестфонда. До сих пор решение не принято. Есть надежда на успех реализации проекта без госфинансирования? Допускаете ли вы мысль, что федеральные чиновники могут проигнорировать этот проект?

— Пока отрицательных отзывов на проект от федеральных чиновников я не слышал. Если будут получены деньги инвестфонда, а мы надеемся на половину из необходимых 4,6 млрд. рублей, сроки реализации этого проекта сократятся. Даже если федеральные средства не будут получены, проект всё равно реализуется. Но уже не в те сроки. Пока же рассматриваются несколько источников финансирования.

— Как региональная промышленность реагирует на либерализацию рынка электроэнергии?

— Либерализация рынка – закономерный процесс реформы, от него никуда не уйти. И ведущие промышленники региона это понимают, как и то, что в новых условиях регион всё равно сохраняет конкурентное преимущество благодаря низким тарифам. Конечно, были и жалобы в службу по тарифам в связи с введением с ноября трансляции рыночных цен, просьбы разъяснить ситуацию. Мы такие разъяснения давали. То же самое было после введения в 2007 году платы за присоединение. Но это рынок. И как скажется работа рынка на ситуации в промышленности – гадать не буду. Пока у нас нет достаточного опыта деятельности на свободном рынке – прогнозы строить сложно.

— Какой тарифной политики будут придерживаться региональные власти?

— Если говорить о методике формирования тарифов, уже принято решение о ликвидации такой категории, как базовые потребители, объединявшей цветную металлургию и железнодорожников. У них есть право переходить на долгосрочные договорные отношения. С 1 июля 2008 года РАО ЕЭС прекращает своё существование, возникают новые отношения между генерирующими и сетевыми компаниями, гарантирующими поставщиками. Что тоже наложит отпечаток на формирование тарифов. Мы будем постепенно отказываться от перекрёстного субсидирования между группами потребителей. Это очень болезненный процесс, но, думаю, эти не совсем популярные действия помогли смягчить начало либерализации цен на электроэнергию.

Как бы то ни было, мы будем пытаться сохранять преимущество нашего региона в виде самых низких в стране тарифов. Надо сказать, что сами энергетики тоже видят в этом преимущества. Это позволяет компании более жёстко оптимизировать свою работу, сохранять собственную высокую конкурентоспособность.

— Стимулирует ли либерализация тарифов энергосбережение? В области появится действенный закон об энергосбережении?

— Заинтересованность в продвижении энергосберегающих технологий есть у всех, но из-за низких тарифов этим никто заниматься пока не желает. А по логике, должен работать механизм общей заинтересованности, который вовсе не обязательно навязывать через закон Иркутской области. Но это не значит, что закон об энергосбережении не появится, сейчас дано поручение о его разработке. В 2011 году, когда для промышленности будут действовать стопроцентные рыночные цены, об энергосбережении будет думать поздно, люди должны к этому готовиться заранее. В регионах с высокими тарифами подходы к этой проблеме уже изменились. Во многих субъектах федерации уже давно перешли на двуставочные тарифы и экономят деньги. Некоторые предприятия переходят на работу в ночное и вечернее время, когда тариф меньше.

— Когда, с вашей точки зрения, должны появиться газовые генерации в большой региональной энергетике?

— Идут сложные переговоры о корректировке генеральной схемы газификации, они должны завершиться в первом полугодии. Безусловно, самый сложный вопрос – цена на газ. О ней мы можем говорить после заседания рабочей группы, которое пройдёт в середине мая. Параллельно «Иркутскэнерго» напрямую ведёт переговоры с ОАО «Газ-пром». По Братску, например, куда газ уже поступил, компании определяют общие позиции.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное