издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Патент на доверие

На счету патентного поверенного Иркутской области Татьяны Шестаковой более тысячи зарегистрированных изобретений. Разработчики из Иркутской области и других регионов поручают ей защищать самое дорогое – интеллектуальную собственность. «Они доверяют мне почти как своему доктору», – говорит Татьяна Шестакова, хотя за «клинические» идеи изобретателей она предпочитает не браться. Её восхищают люди с пытливым умом и технической любознательностью. Какие разработки имеют все шансы пробиться на рынок, а какие ждёт участь новой модели пчелиного улья или клетки для кролика, патентный поверенный Иркутской области Татьяна Шестакова рассказала ЕКАТЕРИНЕ АРБУЗОВОЙ.

«Очумелые» ручки

Всех своих изобретателей Татьяна Шестакова помнит если не по имени-отчеству, то по фамилии и разработке точно. И не из-за того, что они разбогатели и прославились за счёт своих идей. По словам патентного поверенного, только 20-30% разработок вообще выводится на рынок, и лишь небольшая часть из них «выстреливает». Остальные оседают в лабораториях вузов и в диссертациях научных сотрудников. «Наука ещё не совсем приблизилась к нуждам рынка», – признаёт Татьяна Шестакова. Впрочем, сложнее всего выход в бизнес даётся по-прежнему кулибиным-одиночкам.

– Иркутские изобретатели всё чаще соединяют в себе образ учёного и бизнесмена. Раньше доминировал учёный. Наука делалась в отраслевых институтах и вузах. Разработки передавались по хоздоговорам на предприятия. Патенты принадлежали в основном ИрКАЗу, авиазаводу «Иркут», заводу Куйбышева. Тогда в ходу было понятие «внедрение» разработки. Оно всем ужасно не нравилось, потому что предполагало сопротивление со стороны предприятия. Теперь бизнесмены говорят «использование». Они заинтересованы в повышении конкурентоспособности товара. Покупателя сейчас можно завлечь инновацией, и иркутские предприниматели в борьбе за клиента постепенно начинают это осознавать.

– Самые яркие и запоминающиеся изобретения за последнее время?

– Я бы выделила сейсмостойкое здание. Выдерживает до 7-10 баллов по шкале Рихтера. Технологию разработал Юрий Бержинский, доктор наук, учёный, сотрудник одного из институтов. На это изобретение мы только что получили решение о выдаче патента. Разработка ориентирована на Иркутскую область, ведь у нас сохраняется вероятность сильных землетрясений.

– Но автор может продать лицензию на своё изобретение, к примеру, в Китай?

– Для этого ему придётся получить патент в Китае. Иначе китайцы смогут использовать эту технологию без разрешения. Вообще Россия мало регистрирует изобретений за рубежом. Далеко впереди неё США, Япония, Корея, Германия, тот же Китай. С помощью патентов они монополизируют рынок. У меня было всего три случая патентования изобретений за рубежом. Один – на изготовление манекена-тренажёра для обучения приёмам первой помощи, второй – на производство огнестрельного оружия, третий – на изобретение в области радиотехники. Во втором случае изобретатели вскоре нашли инвесторов в Москве и переехали туда.

– Какие города в регионе вы бы назвали наиболее «изобретательными»?

– Наверное, всё-таки Иркутск. Здесь больше возможностей. Есть научная база, промышленные предприятия, шире развит малый бизнес. Хотя изобретатели находятся и в городах области. Геофизик из Усть-Кута придумал способ поиска месторождений нефти и газа по ареалам произрастания сибирского кедра. Он выяснил, что на местности, где больше сосредоточено кедров, вероятность нахождения нефти и газа значительно выше. По его мнению, корневая система сибирского кедра усваивает лёгкие компоненты этих полезных ископаемых. Изобретатель очень надеялся, что крупные компании заинтересуются его разработкой. Он и до сих пор на это рассчитывает и поддерживает патент.

«Двойники» знаменитостей

О разработках, которые ещё не прошли регистрацию в государственном патентном ведомстве, Татьяна Шестакова предпочитает не говорить. Разбирая аккуратно сложенные папки, она только упоминает, что идеи «про брус и половую рейку» очень «интересные, разнопрофильные». Говорит, что тайну ноу-хау хранить несложно. А если на авторские права кто-то и покушается, то это происходит уже после выхода изобретения в свет. Некоторые находчивые провинциальные предприниматели пытаются выступать в роли двойных агентов и зарабатывать на известных мировых и российских брендах.

– Был случай, когда ангарские пивовары пытались использовать бренд «Балтика». Под столичными знаками пробовали работать предприниматели в Усть-Илимске и Бурятии. Некоторые делают собственную марку, которая похожа до степени смешения на уже известную. К примеру, «Байкальские краски». Написание этого названия по стилю полностью копировало раскрученные «Ярославские краски». Может быть, здесь не было злого умысла, но изменить графику написания всё-таки пришлось. А вот клоны местных товарных знаков появляются обычно после ссоры бывших партнёров по бизнесу. Таких примеров много, но это больная тема.

Один предприимчивый дистрибьютор итальянских макарон в Иркутске собирался оформить на себя иностранный бренд. Хотел получить монополию на продажу этих макарон в России без разрешения итальянской стороны. С той же целью ко мне обращался читинский бизнесмен, партнёр китайского производителя алкоголя. Таким клиентам я отказываю. Как правило, их удаётся отговорить от этой ошибки. В противном случае они испортят отношения с иностранными партнёрами и потратят деньги впустую, ведь такая лицензия потом всё равно будет аннулирована.

– Иркутские бизнесмены пробуют запатентовать своё имя?

– Если это простая фамилия, но товар, маркируемый ею, получил уже известность в России, то такое возможно. К примеру, чтобы зарегистрировать бальзам «Доктор Лившиц» завода «Кедр», нам пришлось доказывать, что эта фамилия известна в сфере фармацевтики как знак здоровья. А известные фамилии и имена могут быть использованы только с согласия их владельцев. Скажем, товарный знак «Жириновский» зарегистрирован для водки с разрешения Владимира Вольфовича.

– Вам встречались названия-«двойники» у магазинов?

– У нас всегда была проблема с магазинами. Но с этого года введено понятие коммерческого обозначения. Это новая форма охраны для названия магазина. Так что теперь, если владелец вложил средства в рекламу и в раскрутку магазина под определённым названием, то оно автоматически закрепляется за ним. Ему не нужно ничего регистрировать специально.

– Как вам удаётся проверить то, что изобретение действительно является новым?

– Экспертиза на новизну проходит в государственном патентном ведомстве. Бывает, что анализ указывает на то, что у аналогичных уже существующих изобретений те же свойства. Тогда проектировщику надо доказать обратное. Ситуации, когда свойства изобретения совпадают с уже существующими образцами, очень редки. За всю практику было всего пару раз.

– Вы сразу определяете, будет ли разработка иметь успех?

– Да, чутьё такое выработалось со временем. Видишь, как человек владеет уровнем техники, как изложен первичный материал.

– У вас пытались зарегистрировать изобретения из области фантастики, скажем, вечный двигатель?

– Нет. Но есть предложения, когда сразу становится ясно, что ничего не получится. К примеру, изобрели детский тренажёр – копию уже существующей модели. Нелепой разработкой это не назовёшь, она полезна для школ, но запатентовать её нельзя. Иногда ко мне обращаются пенсионеры, пишут письма. Но я теряюсь, как ответить им, потому что там нет конкретных идей, а отвечать на многочисленные вопросы у меня нет времени. Некоторые приходят лично. Были недавно изобретатели, старенькие такие. Один принёс новую модель пчелиного улья, другой – клетку для кролика. Потом они, правда, пропали. Пожилые люди, как правило, не доводят дело до патента, потому что это требует финансовых затрат.

«У меня всю жизнь хобби – учиться»

В Иркутской области Татьяна Шестакова – единственный патентный поверенный. Во всей стране людей её специальности не более полутора тысяч. Эксклюзивность профессии отчасти объясняется тем, что для неё необходимы разносторонние знания. Эксперту приходится разбираться во всём – от способов разработки месторождений россыпного золота до систем торговли через Интернет. В разговоре Татьяна Шестакова свободно оперирует научными терминами, в основном техническими. Говорит, что с опытом появилась уже профессиональная чёрточка – желание разобраться, каким бы сложным ни было решение. «Смотрите, я ведь буду придираться к тексту», – в шутку предупредила она.

– Какое образование вам понадобилось, чтобы разбираться во всём?

– У меня всю жизнь хобби – учиться. Базовое образование – физмат Иркутского университета им. Жданова. Это помогает мне схватить суть технического решения и увидеть логику между инновациями и новым техническим результатом. Хотя мне бывает сложно разобраться в изобретениях из сферы механики, электротехники и органической химии. Иногда приходится брать дополнительные консультации у сторонних специалистов, не раскрывая новизны изобретений, выяснять достоверность утверждений автора разработки.

– Для работы патентным поверенным пришлось проходить дополнительное обучение?

– Да, я окончила Российский институт промышленной собственности в Москве. А когда в 90-е начались рыночные преобразования в стране, закончила школы бизнеса в Италии и Германии. Я работала в ИрГТУ и по программе Европейского сообщества попала на обучение. Тогда страны взяли направление на разоружение, поэтому надо было направить освободившуюся силу в бизнес, приспособить её к экономике. Для этого они организовали программу для 13 университетов России. Никто ведь ничего не знал о рыночной экономике, о выводе продукта на рынок, о конкуренции. В Германии нам показали огромное количество малых предприятий, структуру для развития предпринимательства – доступные кредиты, бизнес-инкубаторы. То, что у нас только начинает появляться.

– Инновационные проекты, которые сейчас активно популяризируют в Иркутске и области, по вашему мнению, успешно реализуются?

– Есть первые шаги в этом направлении. Скажем, бизнес-инкубатор. Но мне кажется, что основная часть пока – это только разговоры. Безусловно, наши предприниматели стали более восприимчивы к инновациям. К примеру, новая светящаяся плитка или ламинат – всё производится в Иркутске. Есть компании, которые полностью основаны на патентах, как ангарское предприятие «Лактовит». В области мало таких организаций, но я их очень люблю.

«Иногда изобретателя надо разозлить»

Успех разработки во многом зависит от «умения изобретателя и поверенного слышать, понимать друг друга и преломлять информацию», уверена Татьяна Шестакова. Если идея чётко изложена и интересна, то специалист при случае готова продвигать её сама. С увлечением Татьяна Шестакова рассказывает о новом способе публикации программы телепередач. «К примеру, пришли вы с работы, ищете, что бы посмотреть по телевизору. Но в традиционной программе трудно запомнить, что и где идёт, и сопоставить. А в этой – телепередачи расписаны по часам в одну строчку. Пожалуйста, можно купить лицензию и размещать в газете», – улыбается наша собеседница. Впрочем, по её признанию, вытягивать из разработки новизну и оригинальность иногда приходится разными уловками.

– У меня был такой клиент, который придумал сложную электронную систему торговли через Интернет наиболее востребованными товарами и услугами (сотовая связь, бензин).

Но изобретатель не мог чётко сформулировать заявку. Я уже стала на него сердиться, он начал злиться в ответ и отвечать на повышенных тонах. В этот момент я попросила его остановиться: он наконец-то говорил именно то, что нужно. Мы быстро записали его заявку. Оказалось, изобретателя иногда надо разозлить. С тех пор мы стали большими друзьями.

– Часто складываются приятельские отношения с изобретателями?

– Приятельские – редко, а вот просто хорошие отношения – почти всегда. Недавно был очень милый молодой изобретатель, который придумал комплект для замены ремней ГРМ двигателей внутреннего сгорания – одного из наиболее уязвимых элементов в автомобиле. И я знаю, что если буду пользоваться его услугами по ремонту машины, то он с удовольствием сделает всё как можно лучше. Можно сказать, это хорошие отношения. Среди клиентов много молодых людей. Мы разного возраста, поэтому дружбы не получается.

– Вам приходилось самой использовать изобретения, в патентовании которых принимали участие?

– Разработки, как правило, очень специфичны, ориентированы на использование в производстве. Но одна из задумок была бы полезна мне на даче. Это дорожное покрытие из бывших в употреблении шин. Недорого и сердито. Вот хочу попросить изобретателя сделать такие для меня.

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

Татьяна Александровна Шестакова закончила физико-математический факультет Иркутского государственного университета им. Жданова по специальности «физик-оптик». В течение двух лет года работала во Всероссийском научно-исследовательском институте физико-технических и радиотехнических измерений. В 1974 – 1999 годах руководила службой интеллектуальной собственности в Иркутском государственном техническом университете. В 1994 году закончила факультет подготовки патентных поверенных в Российском институте промышленной собственности в Москве и получила статус патентного поверенного РФ. В 1995 году прошла стажировку по курсу рыночной экономики в Италии и по курсу малого бизнеса в Германии. В 1996 году сдала квалификационный экзамен в качестве евразийского патентного поверенного.1 марта 1999 года создала предприятие без образования юридического лица «Бюро патентов и товарных знаков «ИРТЕЛЛА». Член Ассоциации патентных поверенных России. Посетила фирмы патентных поверенных Италии, Германии, Англии, Японии, США, Китая.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер