издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Денис Мацуев: «Пусть это сумасшествие продолжается как можно дольше»

Концертом оркестра «Виртуозы Москвы» и маэстро Владимира Спивакова в понедельник закрылся фестиваль «Звёзды на Байкале». Даже в отсутствие моды на классическую музыку неделя с 8 по 15 сентября сделала бы Иркутск на время музыкальной столицей Сибири. А при растущем интересе публики она вовсе превратилась в полное «сумасшествие». Организатор и идейный вдохновитель «Звёзд на Байкале», пианист с мировым именем, иркутянин Денис Мацуев доволен этим обстоятельством. И на встрече с журналистами в прошлую субботу обещал сделать фестиваль ежегодным. В последнее время он активно проявляет себя в амплуа организатора филармонического дела. Началось всё как раз с иркутского фестиваля «Звёзды на Байкале» в 2004 году. Спустя год Мацуев стал художественным руководителем «Crescendo», который проводится в разных городах мира. В этом году он предстал перед иркутянами в новом качестве – президента Международного фонда «Новые имена», когда-то открывшего его самого.

После прослушивания на «Новых именах» Дениса заметили. Президент программы Иветта Воронова пригласила его для участия в съёмках телевизионной передачи «Утренняя звезда». Позже был переезд в Москву и победа на XI Международном конкурсе имени Чайковского, во многом определившие его карьеру концертирующего пианиста. Теперь он выступает с оркестром театра «La Scala» в Италии. Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии и Юрий Темирканов доверят Денису Мацуеву стать главным приглашённым солистом на гастролях в странах Азии и в европейском турне оркестра. При участии Дениса в марте 2009 года пройдёт североамериканское турне Владимира Спивакова и Национального филармонического оркестра России. В год музыкант даёт 140-150 концертов. Сегодня Мацуев играет 43 концерта с оркестром и 18 разных сольных программ. «У Рихтера было 92 программы, есть к чему стремиться», – отшучивается он на восторженную реплику одной из журналисток о том, «как можно всё это держать в памяти».

– 85 процентов моего успеха принадлежит родителям, которые посвятили мне свою жизнь, – говорит музыкант. – В 1990 году, когда нужно было принимать решение об отъезде из Иркутска, я это не понимал и категорически не соглашался уезжать. В Иркутске была моя футбольная команда, и в музыке я особенно себя не видел. Решающим аргументом в пользу переезда было то, что появится возможность смотреть «Спартак» вживую в Лужниках. Родители поехали со мной, по сути, в неизвестность, хотя в Иркутске были далеко не последними людьми. Папа работал в театре. Он потрясающий организатор: занимался ритмикой, сценическим движением, в театральном училище ставил спектакли. Мама была ведущим педагогом в пединституте, музыкальной школе. И всё это в 1991 году бросив, они сняли на проспекте маршала Жукова в Москве однокомнатную квартиру, где репетировали со мной на пианино «Тюмень». Риск был громадный: в профессии концертирующего пианиста никто не может гарантировать успех, в ней многое зависит от удачи.

Час назад на Иркутском ГТРК мне дали запись 1978 года. Это фильм о моём папе. Он со мной сидит за пианино. С тех пор мало что изменилось. Мы и сегодня с ним полтора часа занимались.

Сам Денис Мацуев также намерен дать путёвку в большую музыку маленьким иркутянам. Прослушивание прошли 400 человек, а стипендии «Новых имён» получат 32 человека. «Иветта Николаевна Воронова никуда не ушла, она теперь является почётным президентом фонда «Новые имена». Без неё невозможно обойтись, у этого человека потрясающее чутьё. Она не имеет к музыке никакого отношения, но понимает, кто кем может стать, лучше, чем профессура», – говорит Денис Мацуев. На этот раз в прослушивании участвовал достаточно внушительный десант профессоров Московской консерватории, в числе которых Сергей Доренский, у которого учился сам Мацуев. «Сергей Леонидович (Доренский. – «Конкурент») выделил пару ребят, которых надо брать с собой и развивать дальше, – отметил пианист. – Как это ни прискорбно звучит, но музыканту здесь можно жить до определённого возраста. А потом необходимо уезжать».

Правда, собственные ученики у Мацуева вряд ли появятся. «Педагогического дара нет, уже проверено. Всё будет развиваться: в репертуарном плане, и артистическом, и организационном. Пусть это сумасшествие продолжается как можно дольше», – строит Денис планы на будущее. Но в разговоре с представителями СМИ для него есть и табуированные темы.

Правнук православного священника из Вихоревки, крещён, но все вопросы журналистов о том, насколько он религиозен, были сразу пресечены: «Мне, думается, что это личное».

– Насколько расписан график ваших выступлений, и есть ли в нём место для фестиваля «Звёзды на Байкале – 2010»?

– Мой график известен до 2011 года, и в нём есть окно для «Звёзд на Байкале» в 2010 году. Пусть не будет подозрений: мы все хотим, чтобы фестиваль состоялся. И публика, и сами звёзды готовы ехать в Иркутск. Более того, мы с 2011 года планируем сделать его ежегодным. Но для этого необходимо создать постоянную группу людей, которая возьмёт на себя организационные вопросы. В этот раз очень многое для фестиваля сделали музтеатр и Владимир Шагин.

– Что заставляет вас думать, что у региональных фестивалей классической музыки есть будущее? Что вас сейчас особенно порадовало и, напротив, огорчило?

– Слава Богу, никаких неприятностей у нас не было. Все довольные приезжают и уезжают. Все потрясающе играли на сцене. Публика достойно принимала. Были проблемы, связанные с концертом 9 сентября. Я это говорю откровенно. На концерте были участники международного форума (Байкальский экономический форум проходил в Иркутске 8 – 12 сентября. – «Конкурент»). К сожалению, на концерте не было иркутян, несмотря на то что зал не был заполнен. Наш фестиваль – спутник форума, я прекрасно к этому отношусь. Но программа фестиваля составляется не для форума, а для иркутских зрителей. А они попасть на этот феноменальный концерт не смогли. В дальнейшем попытаюсь избавить иркутскую публику от неких политических вещей. Появилась договорённость, что на будущих фестивалях для участников БЭФа пройдёт отдельный концерт.

В любом случае буду стараться, чтобы на каждом фестивале были мэтры, знакомые и новые имена и оркестры. Уверен, звёзды будут приезжать в Иркутск. Меня уже спрашивают, когда следующий фестиваль, что мы будем играть, с кем и так далее. Всё кипит, всё живёт, всё играется. Несколько минут назад мне звонил мой любимый маэстро Спиваков, мой друг. Для меня честь так называть Владимира Теодоровича, хотя он намного меня старше. От него идёт энергия не по возрасту (Маэстро 12 сентября отметил шестидесятичетырёхлетие. – «Конкурент»). Он давно сюда мечтал приехать, ещё с тех пор, как побывал на первом фестивале. По дороге в аэропорт звонил: «Дениска, я страшно буду рад тебя видеть, страшно хочу в Иркутск».

– Публика год от года меняется?

– Публика молодеет, что особенно приятно. На концерты ходит много молодёжи. И ей многому надо учиться. Всё-таки хлопать между частями в принципе не нужно. Мобильные телефоны, которые включаются на концертах, – это вообще бич во всем мире. Нужна большая подготовка. Поход на концерт симфонической музыки – это не просмотр шоу. Это тяжёлая работа. Публика должна быть готова к тому, что она услышит.

– Случайно ли в один из фестивальных дней третий концерт Прокофьева был заменён на куда более популярный второй концерт Рахманинова?

– Это связано только с тем, что заболел Юрий Теодорович Темирканов. И приехала только часть оркестра, плюс минимум репетиций. У нас был второй концерт Рахманинова, который я играл и с питерским оркестром, и с иркутским на гастролях в Германии. Вообще при составлении программы очень много факторов должно совпасть. Это и моё желание, потому что каждому произведению, которое я начинаю учить, должна предшествовать подготовка, я должен его почувствовать, прийти к нему через себя, через познание мироощущения композитора, которого начинаешь играть. Конечно, желание оркестра, дирижёра, директора зала, менеджеров тоже имеет значение. Но в первую очередь руководствуюсь своим собственным мнением. Сейчас могу это себе позволить.

– Вы ориентируетесь на вкусы публики при составлении концертных программ?

– Одни говорят, следует идти на поводу у публики, другие, что публика – дура. И то, и другое неверно. Понятно, что любой менеджер, любой промоутер хочет, чтобы на афише было известное произведение и исполнитель-звезда. Думаю, звёзды должны не только зарабатывать деньги, но и вести просветительскую работу. Вставлять в свои программы новые произведения, неизвестные широкому кругу. Если постоянно идти на поводу у публики – это плохо закончится. Это закончится полным шоу-бизнесом во всём мире. В Японии, кроме первого концерта Чайковского, никто ничего не хочет слышать. В мире забыто, кто такой Хачатурян, «Времена года» Чайковского вообще никто не знает. Когда мы приехали играть в Карнеги-холл «Времена года» Чайковского, нас спросили, а что это за произведение такое? Американцы его вообще не знают. В России сложилась такая тенденция: организаторы концертов просто не хотят слушать о гениальных произведениях Прокофьева, Шуберта, Шомберга, Берга, Генделя, Щедрина. Хотя Щедрин архи востребован. Его играют во всем мире. Мы записали пластинку с оркестром Баварского радио. Сейчас играем с Федосеевым.

– Вы же не будете отрицать, что мир классической музыки давно живёт по законам шоу-бизнеса?

– К сожалению, это так. Непонятно, во что всё это превратится, если будем играть всё время первый концерт Чайковского и второй концерт Рахманинова. Это гениальная музыка, которая стала поп-классикой. Но не всё потеряно. Именно на известных людях лежит миссия первооткрывателей и просвещения публики. Возможно, есть и вина знаменитых исполнителей в том, что они всё время «заигрывают» некоторые произведения.

– Вас не смущает, что многие поклонники называют вас уже даже не «звезда», а «человек-солнце»?

Мацуев действительно смутился и взял паузу, которую прервала представительница комитета по культуре, сопровождавшая пианиста: «О какой звёздности вы говорите?».

– Здесь, на этом фестивале, были такие моменты: я друзей, которые приехали на фестиваль из Москвы, познакомил с друзьями, с которыми учился в 11-й образовательной школе имени Маяковского, – включился и сам музыкант. – Всем стало понятно, что мои настоящие друзья здесь, в Иркутске. Мы с детства вместе, и нам абсолютно по барабану, кто чего достиг и кто кого и как называет, звездой или солнцем. Мы забываем об этом. Это момент счастья для меня. Это мои люди, на которых могу положиться. Когда приезжаю в Иркутск, готов здесь не спать вообще.

Денис оказался в Иркутске после двухлетнего перерыва. «Больше такого не допущу, – говорит он. — Буду составлять свой график так, чтобы приезжать сюда чаще. Потому что приехал и эти пять дней провожу в каком-то другом мире. У меня есть квартира, которую я ни за что не продал в 90-е годы. Родители хотели её продать, а я устраивал страшные скандалы. Там не изменилось ничего – я там специально не делаю ремонта. Вхожу в неё, как в мой мир двадцатилетней давности».

[dme:cats/]

– Там сохранились атмосфера, запах. Прекрасно помню запах детства – тополей, сирени. Приезжая в Иркутск, начинаю считать дни до отъезда. Очень не хочется уезжать. Я уже говорил в одном интервью, что не стал ни москвичом, ни ньюйоркцем, ни лондонцем, ни парижанином – я иркутянин, сибиряк. Говорят, что сибиряк сибиряка видит издалека, и люди, которых я здесь встречаю, мне очень близки.

Денис Мацуев родился 11 июня 1975 года в Иркутске в семье музыкантов. Мать Ирина Дмитриевна была преподавателем фортепиано в педагогическом институте, а отец Леонид Викторович, пианист, композитор, заведовал музыкальной частью иркутского драмтеатра, ставил спектакли в театральном училище. По окончании музыкальной школы и одного курса музучилища в Иркутске Денис вместе с родителями переезжает в Москву, чтобы продолжить образование в Центральной музыкальной школе при консерватории. Фортуна оказалась благосклонной к юному пианисту, и в 1991 году он становится стипендиатом Международного благотворительного фонда «Новые имена».В 1993 году на первом в своей жизни Международном конкурсе пианистов в Йоханнесбурге (ЮАР) Мацуев завоёвывает I премию и поступает в Московскую консерваторию. В 20 лет получает статус солиста Московской государственной филармонии, что открывает перед ним новые возможности для концертной деятельности. Поворотным в судьбе Мацуева стал 1998 год: получив Гран-при на Международном конкурсе пианистов в Париже, он вскоре становится победителем XI Международного конкурса им. П.И. Чайковского, одного из самых престижных в мире. В 1999 году Денис Мацуев оканчивает консерваторию с отличием в классе профессора Доренского. Наставник отмечал в своём ученике «великолепную технику и артистизм». В 2004 году Денис Мацуев подписал контракт с компанией «BMG». Первый же совместный проект — сольный альбом «Tribute to Horowitz» – получил премию «РЕКОРД-2005», единственную профессиональную премию в области российской рекорд-индустрии.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное