издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Подмастерья у птицы

В Утулике в 17-й раз прошёл фестиваль любительских театров «Театральная осень на Байкале»

  • Автор: Леонид БЕСПРОЗВАННЫЙ

Петербургский театральный художник Орлов говорит, что любит бывать в Москве потому, что Кремль там всякий раз находится в другом месте. Это вспоминается, когда мы на закате августа приезжаем в Утулик, на фестиваль «Театральная осень на Байкале»: несмотря на сложившиеся традиции, здесь нас всегда ожидают сюрпризы, неожиданности, непредугаданности. Этим и прекрасны слёты театралов на берегу великого озера.

С 1990 года Утулик стал приютом «Театральной осени на Байкале». Нынешний слёт театралов под сенью великого озера был 17-м. 1990 год, исток, – это ведь давно. Ещё не все участники нынешней «Осени» на свет явились. Да и 17 – цифра внушительная. Участники Иркутского театра «Предместье», побывавшие недавно на Всероссийском фестивале «Успех» в Щелыково, дивились: «Надо же! «Успех» – всего седьмой, а «Осень на Байкале» – семнадцатая!».

«Предместье», «Откровение», учащиеся музыкального колледжа из Иркутска, «Росток» и «Чудак» из Ангарска, «Общение», «Сказка» и клуб творческой молодёжи из Усолья-Сибирского, «Ковчег» из Томска оседлали несколько сценических площадок. Показывали А. Вампилова, В. Распутина, Л. Зорина, Л. Енгибарова, Жана-Поля Сартра, Даниила Хармса, драматургов новой волны…

Аура места на Байкале всегда берёт в полон. И даже входит незримой составной частью в спектакли – они там, все замечают, идут чуть иначе, чем дома. Хотя с тех пор, как на базе отдыха нефтехимиков «Утулик» рухнул клуб, удобных сценических площадок нет. Когда зрителей набирается побольше, смотреть трудно, неудобно. А всё же это – Байкал, фестиваль, праздник, объятия с давними знакомцами и рождение новых симпатий и привязанностей. Да и спектакли всегда новые, как правило, только что испечённые – с пылу с жару. Иной раз так обожжёт, что долго не можешь опомниться.

В этот раз организаторы фестиваля – отдел по культуре Ангарского муниципального образования и театр «Чудак» из Дворца культуры нефтехимиков – рискнули и дали три спектакля в Доме культуры посёлка Утулик, хотя это от базы отдыха «Утулик», фестивального пристанища, находится на известном расстоянии. Руководство Слюдянского района и департамента культуры приветствовало «Театральную осень». Смычка с местным населением и местной властью – новость байкальского фестиваля, хотя это только первый шаг навстречу друг другу.

В фестивальном прологе звучало стихотворение Булата Окуджавы о красках. Слова поэта поддержали цветные косынки в руках «чудаков», которыми они резво манипулировали.

Перемешай эти краски, как

страсти,

в сердце своём. А потом

перемешай это сердце и страсти

с небом, землёй. А потом —

главное – это сгорать

и, сгорая, не сокрушаться о том.

Может быть, кто и осудит сначала,

но не забудет потом.

Пролог завершала сочинённая ангарским бардом Ириной Евдокимовой фестивальная песня, энергичная и зажигательная. И театрам-участникам дарили цветные косынки, каждому – своего цвета. Это цветное половодье, радуга красок стали знаком «Театральной осени» № 17. Что говорить – разноцветье.

На фестивале кипела молодая кровь: в программе оказались рядом четыре студенческих коллектива. Один из них – старожил байкальских театральных встреч «Предместье» из Иркутского технического университета. Режиссёр Лариса Серикова-Киркица – ветеран любительского театрального движения в Иркутской области. Их спектакль «Кошка на радиаторе» имел свой особый лик: он расположился в центре зала, а зрители – вокруг, как в цирке. Сквозной обзор. Кроме того, герои драмы были сдублированы и на наших глазах подменяли друг друга, обогащая характеры и ситуации. Другая предъявленная «Предместьем» работа – современная классика: рассказ В. Распутина «Рудольфио», дающий возможность создания глубоких характеров и тонких психологических ходов.

Студенческую армаду поддержал впервые прибывший на «Осень» томский «Ковчег» из Сибирского государственного медицинского университета. Очень приятное знакомство: новые лица, новый репертуар.

Томский медицинский университет привёз спектакль «Олеанна» по пьесе современного американского драматурга Дэвида Мэмета. Оригинальная, своеобычная пьеса. Вначале профессор истязает студентку за её небрежное отношение к учёбе. Потом всё переворачивается, и она, молодая экстремистка, современная юная стерва, берёт верх: шантажирует профессора, быстренько набирает на него угрожающий компромат, подаёт в инстанции страшные жалобы, его нечаянное к ней прикосновение выдаёт за попытку насилия и т.д. Причем всё это делает легко, играючи, без напряга. Для неё, современной особи, это естественный образ жизни. Да ещё всё это – с американским придыханием. В финале профессор от бессилия и отчаяния избивает студентку, за что, видимо, жестоко поплатится. Она победила. Не сообразил он, с кем связался, – времена-то новые. От томской «Олеанны» все были в отпаде.

Любительские театры давно уже повсеместно погибают, не выдерживают современных коммерческих тисков. Но вот в новом иркутском институте – СИПЭУ (Сибирский институт права, экономики и управления) – театр «Откровение» народился. Они показывали спектакль по рассказам А. Вампилова. Руководит этим театром Вера Поскрёбышева. Это – их самое начало, которое всегда прекрасно обещаниями будущего. В какую реку превратится симпатичный исток? А юного обаяния и заразительности им не занимать.

Впервые в программе фестиваля присутствовала чтецкая программа. Исполнители – учащиеся Иркутского музыкального колледжа Юлия Боринская и Пётр Соколов. Они учатся академическому вокалу, но есть у них в учебной программе и такие предметы, как сценическая речь, мастерство актёра, которые ведёт кандидат педагогических наук Галина Стаунэ. Читали они, уверенно захватывая зрительское внимание, «Кралю» Вячеслава Шишкова и композицию по Евгению Евтушенко. А потом, по просьбе публики, ещё и попели – в этом они мастера и профессионалы. Славный сложился вечер.

Владимир Путято, из ангарских «чудаков», был нынче бенефициантом. Его настигает круглая юбилейная дата. Да и новая роль выдалась ёмкая, многозначная, с необыкновенной судьбой и с сокровенным смыслом – Сабинянинов в современной истории Петра Гладилина «с элементами балета и синхронного плавания»: «Похищение С.». «Жаль, не утопили этого маньяка!» – высказался в сердцах о герое Путято один зритель. «Как я его понимаю», – глубоко вздохнув, пооткровенничал другой. Противоречивая ткань образа создаёт сценическое богатство.

В «Чудаке» Владимир Путято 33 года. Это, все согласятся, для любой сферы деятельности нешуточный срок, а для любительского театра, где всё творится бескорыстно, безвозмездно, на вольных началах, – почти немыслимо.

Он пришёл в театр, когда ставили притчу Г. Горина «…Забыть Герострата!». По случаю оформлял спектакль московский художник Михаил Рогинский. Декорации он соорудил из … железа. Все нашли, что это было необычайно выразительно. Но декорации были, нетрудно догадаться, тяжё-ё-ёлые. И, подключившись к племени «чудаков», Путято начал свою творческую жизнь с их переноски и установки. Он сразу познал любительский театр изнутри и до сих пор не на словах знает, что это такое. Вот и к нынешнему фестивалю подпиливал ширмы, перетягивал обивку, переставлял шарниры… Чудак есть чудак. И ролей он переиграл великое множество – от заматерелого бандюги до мудрого академика. Удивительно ещё и то, что на любительские подмостки выходит чиновник, начальник отдела администрации АМО. Очень нечастый, скажу вам, случай. Бенефис Владимира Путято на Байкале выдался очень симпатичным: импровизационно лёгким, обаятельным, с изюминками. Было много поздравлений, песен, стихов, сувениров… Заслышав в рекламе фамилию Путято, на бенефис пришли даже люди, которые и в театре-то никогда не бывали. Фестиваль завоевал новых зрителей. Праздник, словом.

Валерий Тришин, родом из Улан-Удэ, а ныне профессорствующий на московских просторах, съел в проблемах любительских театров всех собак. Председатель жюри, в обсуждениях спектаклей он придирчив и дотошен, со всех сторон ведёт осаду. Нынче он увлекательно соблазнял театралов мастер-классом на такую животрепещущую тему, как импровизация. Импровизация – царица сцены, придающая ей полёт и свободу. Но тут есть много всяких «но». Великий режиссёр Юрий Любимов высказался так: «Импровизационное самочувствие приветствую, импровизуху не признаю». Разобраться есть в чём. А главное – на фестивале, под профессорским оком, можно было осуществлять самые отвязные пробы и мотать на ус выводы.

Иркутский театровед Виталий Нарожный, старожил «Театральной осени», бывал здесь неоднократно. Он же – старожил множества театральных залов, это его излюбленное местонахождение с давних пор. Он насквозь театрал. Редкая в наши времена порода. Едва ли не каждый год он совершает вояж в Москву и Петербург исключительно для того, чтобы познакомиться с новыми сценическими свершениями. На нынешней «Осени» он взахлёб рассказывал о свежих столичных театральных впечатлениях, сопровождая свой монолог бесчисленными программами, буклетами и прочей печатной продукцией, содержащей в себе огромную информацию. И это, само собой, не ахи и охи случайного соглядатая – всё поставлено в ряд, соотнесено с судьбой отдельных театральных организмов и с историей нашего театра в целом. Поток фактов, эмоций, выводов. Заслушаешься!

Любит смотреть Виталий Нарожный и любительские спектакли, находит в них для себя богатую пищу. На сцену из зала он всегда глядит с любовью. Это так дорого.

Один из козырей «Театральной осени» – Сад Ириды, возведённый на байкальском берегу художником Николаем Осипенко. Он уже давно примкнул к нашему фестивалю. А волшебный Сад Ириды стал дополнительной и любимой фестивальной площадкой. На этот раз клуб творческой молодёжи «Ковчег» из Усолья-Сибирского показал в саду Осипенко сказку «Золотые шишки». В условия сада они удачно вписались: прятались за кустами, выходили из построенного там шалаша и т.п. Николай Николаевич стал соучастником действа: покрасил золотом кедровые шишки, нашёл место для игры, устроил зрительский «партер», в зимнем саду напоил артистов чаем с редкими прибамбасами.

Десять лет назад специально подготовленным представлением театр «Чудак» открывал этот сад при стечении почтенной публики – иркутского и слюдянского начальства, хозяев соседних садов и усадеб… Сегодня сад не узнать – разросся, заматерел. Я бы назвал его теперь сад-лес. А тогда это была цветочная плантация. Теперь там есть водоёмы с японскими рыбами, деревья буйно плодоносят, веранда превращена в зимний сад. Сохранён с самого начала дикий уголок, к которому не прикасается рука человека, мне он всегда очень нравился. А Николай Осипенко всё тот же: по-молодому энергичный, с горячими глазами и с руками, которые всегда чешутся по работе. Да и то – саду нужна не молитва, а мотыга (чуть перефразируем болгарскую пословицу).

В беседе Николай Николаевич сказал невзначай загадочную фразу: «Живу, как карта ляжет». Гм, гм… Пожалуй, он сам раскладывает колоды, как ему только захочется. А мы рады, что и фестивальная карта находит в его пасьянсах своё место.

В ночном театральном кафе «Палатка № 6» (это тоже козырь «Театральной осени») прошли полуночные встречи, привлёкшие жаркое внимание. На вечере поэзии и песни от желающих почитать стихи и попеть не было отбоя. Началась эта встреча с карнавального парада масок. А потом – Шекспир и Цветаева, Гамзатов и Левитанский, песни новосибирской группы «Коридор» и всех взбудораживший рэп с комедийным настроем… А юная ангарчанка Саша Колесникова, улучив момент, даже знойный восточный танец вклинила в программу, ошеломив театралов.

Тема другого вечера – «Что? Где? Когда?» на театральные темы. Хотите – погадайте.

Сколько пьес написал Шекспир?

Назовите пять пьес Михаила Булгакова.

Когда на сцене говорит один актёр – это монолог, двое – диалог; как называется, когда разговаривают трое и больше актёров?

Был, например, и такой вопрос: кто это? При этом показали фотографию Николая Симонова – Петра I из давнего фильма. Былых актёров мало кто знает. Но тут отгадчик нашёлся. Следом показали ещё одну фотографию, женскую, с тем же вопросом: кто это? Все полагали, что это актриса. Но за вопросом скрывался маленький розыгрыш: на фото была запечатлена первая леди России Светлана Медведева, супруга президента. Никто не угадал.

Победила в конкурсе знатоков ангарчанка Нина Анатольевна Смольникова. В прошлом работник детских учреждений, она издавна дружна с культурной нивой, знает множество стихов, умеет сочинять, выдумщица, энтузиаст и жадный зритель. И в театральном конкурсе она обскакала всех театралов.

Вела эти вечера с задором и вдохновением большая мастерица этого дела Наталья Андриенко, педагог Ангарского лицея № 1 и «чудачка» с тридцатилетним стажем (пришла в ДК нефтехимиков ещё девочкой-школьницей). Успех палаточных вечеров был обеспечен её даром, опытом и умением.

«Театральная осень» давно уже стала приютом многих муз. А уж музыка всегда здесь присутствует в разных ипостасях.

И открывалась 17-я «Осень» песней:

Когда глядишь на сцену ты,

Когда на сцене сам,

Свет рампы делит жизнь твою

Как будто пополам.

И где же ты реальнее,

Судить пусть не тебе,

И страсти театральные

Пылают по судьбе!

Слова и мелодия принадлежат педагогу Центральной детской школы искусств Ангарска Ирине Евдокимовой, человеку многообразных интересов и способностей.

На вечере поэзии и песни Ирина Андреевна исполнила под гитару своё новое сочинение: песню на стихи Иннокентия Новокрещённых из его неопубликованной повести «Лакримоза». Все посчитали, что песня получилась очень удачной. Мелодия сделала слова поэта выпуклыми и бьющими:

В особые верю границы,

В заоблачный мой потолок.

Я стал подмастерьем у птицы,

Покой отдающим в залог.

Подмастерье у птицы! Мощная метафора, правда? Пришло в голову, что на байкальском фестивале его участники учатся быть подмастерьями у птицы и становятся ими.

В жюри «Театральной осени» – московский профессор Валерий Тришин, иркутский театровед Виталий Нарожный, омский режиссёр Юрий Шушковский. После спектаклей они устраивали «разбор полётов». Тут всякое бывает. Но, так или иначе, выработка «системы мер и весов» не бесплодна и даёт театралам допинг (не подсудный).

Это имя звучит на каждом Утуликском фестивале – баба Катя. Легендарная актриса иркутской драматической сцены середины прошлого века, заслуженная артистка Российской Федерации Екатерина Евгеньевна Баранова, народный самородок, не кончавшая театральных учебных заведений, но взошедшая на вершины сценического искусства, была всеобщей любимицей. Коллеги-актёры, а вслед за ними и зрители звали её любовно тётей Катей, позднее – бабой Катей. Её имя носит фестивальный конкурс актёрских работ. Победителям выдаётся диплом с портретом Екатерины Барановой.

Нынче жюри назвало победителями конкурса имени бабы Кати Ксению Вершинину и Людмилу Козлову из иркутского «Предместья», Петра Ефремова и Константина Шаева из томского «Ковчега», Анну Королёву и Сергея Дмитриева из ангарского «Чудака».

На фестивале все мы подзаряжаем подсевшие батареи. А ещё… Один из фестивальных спектаклей назывался «Послевкусие». Усольский театр «Общение» представил драму Леонида Зорина. Это последовавшее через много лет продолжение знаменитой «Варшавской мелодии». Действительно послевкусие. Вот и от фестиваля всегда остаётся послевкусие. И надолго – помогая театралам дальше идти по нехоженым тропам и неосвоенным материкам. Послевкусия бывают, понятно, разные. Но, чуется, у «Осени» № 17 было много отрадных красок, вкусов, ароматов… Пусть живут с нами подольше.

Фото Вячеслава ПРОШИНА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное