издательская группа
Восточно-Сибирская правда

При всём богатстве выбора…

Современная техника часто оказывается не по карману сибирскому земледельцу

На одном из угодий хозяйства «Петровское» прошёл День поля. Организовали это мероприятие «Шелеховагропромснаб» совместно с областным департаментом АПК и СХОАО «Белореченское». День поля, хоть и зародился совсем недавно, у российских аграрников уже приобрёл популярность. Мероприятие является скорее деловым, нежели праздничным, и предполагает не подведение каких-либо итогов, а знакомство с новой техникой, современными технологиями.

Посмотреть здесь было на что. Вот кормоуборочный комбайн «Ягуар-830» производства немецкой фирмы «Клаас». По словам кандидата технических наук Сергея Остроумова, это самый производительный комбайн в мире. До тысячи тонн зелёной массы убирает за день. Рядом – давно появившийся на наших полях зерноуборочный комбайн «Доминатор», изготовленный на заводах той же германской фирмы. Поодаль – самоходный опрыскиватель «Хард-Альфа-4100» (Франция-Дания). А вот давно знакомая машина, уважаемая полеводами Приангарья, – дисковый культиватор «Смарагд».

Открывая День поля, директор департамента АПК Юрий Бажанов кратко ознакомил собравшихся с условиями финансовой помощи тем, кто будет приобретать новейшую технику. Как всегда лаконичным и с некоторым перехлёстом в похвале и критике было выступление генерального директора СХОАО «Белореченское» Гавриила Франтенко:

– Этим мероприятием мы хотели бы показать, что у сельского хозяйства есть колоссальные резервы. Что есть техника, которая делает труд крестьянина совсем иным. Крестьянина, который привык к изнурительному, нечеловеческому труду. Мы ведь хаяли раньше гусеничный трактор, который «губил» механизатора. Теперь переходим на ту технику, работать на которой людям в радость. Эта техника во всём мире используется, кроме России. Россия выпускает непригодную сельхозтехнику, поэтому люди не хотят работать на ней.

По поводу тяжёлых условий работы на прежних машинах спорить сложно. Пыль, загазованность, шум, жёсткие сиденья. Остановишь весной такой трактор, а у механизатора, особенно у молодого, лишь зубы блестят, сам весь в пыли и копоти. Было такое десятилетия назад. Долгожители среди механизаторов редко встречались. Поэтому ещё раз следует сказать спасибо тем, кто кормил нас. Сейчас и на отечественных машинах условия совсем иные для работы, хотя по комфортности и производительности они во многом уступают зарубежным. Этой весной мне удалось побывать в кабине «Джон Дира», который работал в комплексе с посевным агрегатом. Расположена кабина высоко над землёй. Удобства, как в офисе. Перед водителем открывается хороший обзор, на экране монитора видно, насколько правильно ведётся сев.

Посетители обстоятельно осматривают новый зерноуборочный комбайн «Тукано-450», изготовленный заводами фирмы «Клаас». Мощность его двигателя 275 лошадиных сил. Большой интерес вызвал трактор «Аксион-830». В кабине электронная бортовая система, с помощью которой осуществляется управление техникой. Обладает универсальными тягловыми возможностями. Трактор можно использовать на севе, на пахоте, при проведении междурядной обработки и при заготовке кормов. Он приспособлен для навешивания самых различных навесных орудий. И при этом освоить его не столь трудно.

– Процесс обучения механизатора займёт 1-2 дня, – говорит менеджер Иван Петерс, который знакомит с новейшей техникой. Конечно, речь идёт об обучении уже знающих технику людей, а не тех, кто впервые садится на трактор.

Заинтересовал гостей и канадский зерновой бункер. Ёмкость – 40 кубометров, то есть в пределах сорока тонн он может принять зерна. В «спайке» с трактором он гораздо меньше трамбует почву, чем обычные грузовые автомобили. А весной используется для загрузки сеялок. Специальный шнек есть для этого. А поодаль находится прицепная косилка (Германия), по виду напоминающая грейдер. Отличается высокой производительностью, надёжностью и хорошим качеством работы.

Для многих посетителей Дня поля эта техника чуть ли не в диковинку. Вздыхают и удивляются. А удивляться есть чему. Самоходный опрыскиватель (совместное производство Дании и Франции) имеет двигатель мощностью 175 лошадиных сил и способен обработать до 400 гектаров посевов за рабочий день. Бросается в глаза то, что нам предложили познакомиться только с наиболее «могучей» техникой. На зерновых комбайнах стоят двигатели более мощные, чем на наших прежних тракторах-богатырях. Отсюда, очевидно, высокая производительность их, качественное выполнение работ, универсальность. Вся техника импортная.

– Мы имеем прямые связи в основном с пятью зарубежными компаниями, – говорит генеральный директор ОАО «БМТО Шелеховагропромснаб» Владимир Андреев. – Эту технику мы не навязываем покупателям. Задачу приобретения её должен ставить агроном, исходя из почвенных условий, требований севооборота, специализации хозяйства и так далее. Своей задачей считаем обслуживание её. Такого быть не должно: продал и забыл.

Чувствовалось, что День поля раззадорил многих аграрников. Приехали гости даже из Бурятии. Но стоимость этих прекрасных машин…

– Очень хотелось бы купить некоторые из них, но где деньги взять? – сожалеет Сергей Холодов, который руководит крепким хозяйством в Аларском районе.

– Мы производим 125 тысяч тонн зерна, – говорил при подведении итогов Дня поля заместитель гендиректора СХОАО «Белореченское» Степан Спешилов. – Но чтобы получить такой урожай, нужно посеять, обработать, убрать. Дабы справиться с таким огромным объёмом работ, надо иметь высокопроизводительную технику. Ориентируемся на то, чтобы всего три операции проводить: посеять, ядохимикатами обработать поле, убрать. Всё! Больше земельку ворошить не надо.

Такое направление в земледелии называется «нулевой обработкой». Этот подход активно внедряется в «Белореченском» и прекрасно себя оправдал. А на Западе «нулевой обработке» уделяют большое внимание. Там под неё конструируются новые машины.

Когда-то на заре ХХ века именно в России агроном Овсинский встал на путь бесплужной обработки земли. В 30-е годы проводит свои эксперименты курганский бригадир-полевод Терентий Мальцев. В 50-е годы развёртываются изыскания по сбережению почвы от эрозии. Создан огромный научный задел, началось изготовление специальной техники. Двигаться бы дальше, но с началом реформ началась сдача завоёванных позиций, в архив списаны многие наработки учёных. И вот теперь перед сложным и непростым выбором оказался аграрник. Чтобы уйти от огромных затрат на ГСМ, нужно полностью обновлять свой парк за счёт наиболее производительных и ресурсосберегающих машин. Но на приобретение их нужны огромные деньги. Где их взять? Директор департамента АПК Юрий Бажанов, открывая День поля, говорил о намерении оказывать бюджетную помощь тем, кто возьмётся за внедрение новейших технологий. «Поддерживать будем покупку не отдельных машин, а всей технологии», – подчёркивал Юрий Семёнович.

Я слушал Бажанова и сам себе задавал вопрос: какой по счёту этот новый курс в областной аграрной политике? Нет, в правильности его нисколько не сомневаюсь. Тем не менее сколько тупиковых ходов и нелепых решений было совершено в течение менее чем двух десятилетий. То, выполняя заказ «прорабов перестройки», взялись за делёжку огромных колхозных и совхозных полей, одаривали паями всех, кто жил на селе. Крестьянин, мол, накормит нас. А у него ни плуга однолемешного, ни сеялки конной, чтобы засеять свои пять-семь гектаров, ни жатки-самосброски. Да и кому охота возвращаться к изнуряющим способам крестьянского труда столетней давности? Пока власти успокаивали себя тем, что кормит нас в большей мере личное подворье, пашня зарастала бурьяном и чертополохом, осиной и сосняком.

Хватились лишь тогда, когда чуть ли не половина пашни перестала использоваться и пришла в негодность: «Давайте осваивать заброшенные земли. Будем поощрять за это!». Наконец-то встали на путь создания интеграционных объединений, что, кстати, давно практикуется в ведущей западной державе. Объединения берут к себе в долю слабых и сирых, осваивают их заброшенные земли. Делается это при поддержке областного бюджета. Но одновременно круто взлетают цены на товары для села и на ГСМ. Это прямо-таки обязывает деревню повернуться лицом к ресурсосберегающим технологиям.

Вспоминаю сейчас, какой острой критике подвергался Аларский район в 80-е годы на страницах «Восточно-Сибирской правды». Газета вела спор с первым секретарём райкома КПСС Михаилом Гавриловичем Скачковым по поводу внедрения почвозащитной системы земледелия. И я, как автор многих критических статей, не смог переломить у тогдашних сельских руководителей безразличного отношения к почвозащитной системе, которая, кстати, явилась предтечей современной ресурсосберегающей технологии. Правда, и в Алари были тогда новаторы, которые творчески работали с землёй или поворачивались к «почвозащитке». К примеру, главный агроном совхоза «Идеал» Николай Лувсанович Попов. Больших успехов в освоении новой системы земледелия добились главные агрономы «Тыргетуйского» – Звягинцев и «Бахтайского» – Алексеев. Но это было аларским исключением. Остальные двумя руками держались за плуг.

Сегодня сама жизнь, финансовый и экономический кризис аграрного сектора побуждают нашу бывшую житницу повернуться лицом к ресурсосберегающей технологии. Аларцы психологически готовы встать на новый путь. Но где машины отечественного производства, недорогие, простые в обслуживании, высокоэффективные, берегущие здоровье механизатора и каждую каплю горючего? Нет у нас таких машин.

Бывший флагман отечественного комбайностроения «Ростсельмаш», имея мощности для производства 86 тысяч комбайнов, произвёл их в 2005 году менее 5400. Волгоградский тракторный завод рассчитан на производство 80 тысяч тракторов – выпустил в том году 2250. Имея производственные мощности для выпуска 40 тысяч тракторов, Алтайский завод выпустил всего 389. Моральный износ тракторов и комбайнов отечественного производства, используемых сейчас на селе, составляет 90%, а физический – 65%. Напомню, что в 1990 году Россия произвела 214 тысяч тракторов и 66 тысяч комбайнов. В 2007 году тракторов было произведено в 15 раз меньше, комбайнов – в девять.

Называя эти цифры, я уже слышу голоса оппонентов. Главный их аргумент: нужно ли нам столько тракторов и комбайнов? Не ввязываясь в длительную дискуссию, хотел бы предложить «обернуться» на Белоруссию. Львиную долю импорта тракторов в Россию составляют изделия Минского тракторного завода. Братья-славяне почти на голом месте создали комбайностроение зернового направления, и теперь комбайн «Полесье» хорошо котируется и у нас в Приангарье. Вот что значит идти в ногу со временем. Что же России мешало сохранить и развивать дальше сельскохозяйственное машиностроение? Ну а поскольку хорошей отечественной техники нет, то приходится ориентироваться на масштабный импорт. В 2007 году импортной техники было завезено на 60 миллиардов рублей, а весь оборот оставшихся российских производителей – 52,6 миллиарда.

При всём при том День поля, впервые проведённый в нашем регионе, явление отрадное, нужное. И если хочет Приангарье жить своим хлебом, то просто обязано ориентироваться на передовые технологии. Глобальные же вопросы должна решать не «Белоречка» и не Аларь, а Первопрестольная.

Фото Николая БРИЛЯ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер