издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Виктор Игнатенко: «У этой избирательной кампании будет бурное продолжение»

Нынешняя избирательная кампания депутатов Законодательного собрания Иркутской области даёт поводы для частых встреч с главой временной избирательной комиссии Виктором Игнатенко. На неделе была разрушена интрига о количестве партий – участниц выборов. «Патриоты России» не смогли в Верховном суде оспорить решение избиркома об отказе в регистрации, следовательно, так и не заняли строчку в избирательных бюллетенях. Но появилась новая. В понедельник было объявлено о таинственном исчезновении нескольких тысяч самих бюллетеней. К концу недели выяснилось, что их бесследно пропало почти шесть тысяч штук. В избиркоме это явление назвали «недостачей». Виктор Игнатенко не спешит делиться собственными соображениями о том, что же могло стать причиной недостачи и кто в этом виновен, хотя и назвал в беседе с корреспондентом «Конкурента» некоторые версии, которые объясняют, почему выборы 12 октября пройдут в Приангарье в режиме особой готовности. Зачем избирком меняет маршруты доставки избирательной документации и почему она будет находиться под постоянной вооружённой охраной, читайте в материале НАТАЛЬИ МИЧУРИНОЙ.

– У вас есть какое-то объяснение того, куда всё-таки исчезли бюллетени?

– На юридическом языке то, что произошло, называется недостачей бюллетеней. Здесь аналогию можно провести с торговлей: если есть недостача – надо проводить ревизию. Установить сам факт недостачи, причины и характер её происхождения, а затем дать всему правовую оценку. Не каждая недостача является основанием для привлечения к ответственности тех или иных людей. Здесь могут выдвигаться самые разные версии. Хотя сам факт недостачи такого количества бюллетеней на выборах в Иркутской области является беспрецедентным. Я работаю председателем областной избирательной комиссии двенадцатый год и такого не припомню. По состоянию на вечер 9 октября не хватает в целом по области 5494 избирательных бюллетеня. Причём 3772 – по единому избирательному округу, где кандидаты от партий. И по одномандатным округам не хватает 1722. Из них по 18-му избирательному округу, Тайшетский район, не хватает 1281 бюллетеня для голосования по единому округу. Избирательная комиссия №2, Октябрьский избирательный округ Иркутска, недосчиталась 594 бюллетеня. Иркутская избирательная комиссия №4, Свердловский округ, – 713. Территориальная избирательная комиссия Тайшетского муниципального образования – по единому округу 990 бюллетеней, Шелеховская – 318.

Проблемной я бы назвал ситуацию по пяти территориям, в остальных зафиксирована относительно небольшая недостача бюллетеней. Когда не хватало немного бюллетеней, такое случалось и раньше. Это вполне могли люди в типографии ошибиться при подсчёте и упаковке бюллетеней. В прежние кампании потерю свыше ста штук мы считали ЧП. Но когда исчезает больше тысячи бюллетеней! Навряд ли причиной этого являются стихийные силы природы, землятресение в области произошло в конце августа, задолго до печатания тиража бюллетеней. Вероятно, это вмешательство человеческого фактора, и оно может быть самым разным.

Признаюсь, я чисто интуитивно ждал чего-то нехорошего и скандального, связанного с бюллетенями. Достаточно вспомнить, как изготавливался их тираж и какие препоны ставились. История тянется с лета. Сначала определённые круги хотели печатать бюллетени в Красноярске – не вышло. Через агентство по госзаказу мы должны были разместить лоты на издание брошюры с текстом положения о выборах, информационных плакатов, охрану и доставку избирательной документации. Вы знаете, конкурс на печать бюллетеней не получился. Возник конфликт хозяйствующих субъектов с участием созданного в июне этого года ООО «Тендер 38», которое не имеет никакой полиграфической базы. Опережая ваши вопросы, скажу: мне неизвестно, кто за этим стоит. Но убеждён, что есть режиссёр, который управлял и управляет процессом создания проблем для избиркома. Мы вынуждены были без второго конкурса организовывать печать бюллетеней сразу в двух типографиях. Пошли на формальное нарушение федерального закона о госзакупках, чтобы обеспечить конституционные права граждан. Вся история с самого начала, с принятия решения, изготовления тиража, доставки, должна быть тщательнейшим образом расследована. Не исключаю, что неизвестные мне подонки готовят провокацию против системы избирательных комиссий. Представьте, рано утром 13 октября на помойках будут найдены тысячи настоящих непогашенных бюллетеней. И поднимется шум: что это за избирательная комиссия во главе с Игнатенко… Поэтому мы и применяем целый комплекс мер по защите избирательной документации.

– Каким образом будут защищены бюллетени?

– Избирком на заседании в четверг принял постановление о дополнительных степенях защиты бюллетеней. Постановление также включает меры по сохранности избирательной документации. Решено выделить полмиллиона рублей на срочное осуществление специальных технических мероприятий по дополнительной защите мест хранения избирательных бюллетеней и по осуществлению мероприятий по противодействию возможным нарушениям процедур голосования и фальсификациям. С этой целью у нас изготавливаются специальные номерные индикативные пломбы, специальные пакеты для документов, другая техника и оборудование. Они будут применяться на территориях избирательных округов с повышенной степенью противоправных угроз избирательному процессу.

– Можно подробнее?

– Полностью раскрывать эту информацию пока не могу. Скажу лишь, что на ящики для голосования будут дополнительно устанавливаться специальные номерные пломбы, вскрыть которые незаметно будет физически невозможно. Будут изменения и в порядке хранения избирательной документации, способах её доставки. После дня голосования избирательная документация будет находиться в специальном месте под постоянной вооружённой охраной. Реализуется и будет реализовано и многое другое.

– Какие из этих мер уже применялись?

– Раньше защитные мероприятия такого характера и в таких объёмах нами на выборах не применялись. Но раньше и таких угроз законности выборов просто не было. Не было и фактов такого беспрецедентного вмешательства в деятельность избирательных комиссий. Понимаете, когда административной системой перед местными властями ставятся безумные задачи по процентам голосов с указанием последствий их неисполнения, от такого внешнего воздействия на председателей местных избиркомов даже самая профессиональная избирательная система будет давать трещины. Но мы никому не позволим расшатать нашу избирательную систему и в состоянии не только эффективно защищаться, но и противостоять неправомерным воздействиям.

– В ходе кампании кандидаты и партии публично жаловались на давление со стороны властей. Хотя бы часть из них была оформлена в официальные жалобы?

– Жалобы на использование административного ресурса против кандидатов отдельных политических партий есть. И подобные обращения передаются нами в органы прокуратуры. Это их компетенция. Насколько я знаю, по ним проводятся проверки. Решения по ним будут приняты, но надо понимать, что для разбирательства необходимо время. Что касается временной избирательной комиссии, то на нас давить бесполезно. В начале избирательной кампании я купил 20 Уголовных кодексов в книжном магазине. Мне говорят: «Зачем, Виктор Васильевич, вы покупаете 20 Уголовных кодексов, вы же специалист по конституционному и административному праву?». На что я ответил, что скоро жизнь заставит меня стать специалистом и по уголовному праву. На случай, когда ко мне приходят с разными сомнительными просьбами и говорят, что надо отменить регистрацию этого кандидата, замять дело по жалобе этой партии, не трогать эту партию и пинать другую. На эти случаи у меня и приготовлены книжки с текстом Уголовного кодекса для дарений. Не в целях угроз, а в целях профилактики. Так, 19 кодексов уже раздарил. Остался один. Он постоянно лежит у меня в портфеле. Я его сам читаю.

– Приходится квалифицировать действия коллег?

– Иногда, и только из профилактических целей. Мы на всех заседаниях комиссий проводим такую работу. Говорим: уважаемые члены избирательных комиссий, работайте честно. Если бюллетеней хватает, а ты пишешь, что не хватает, и неизвестно кому передаёшь искусственно созданную недостачу, – это статья 142 УК («Фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчёт голосов»). Если ты вызываешь в кабинет кандидата в депутаты и ломаешь его через колено и требуешь «снимайся», – это уже 141 статья УК («Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий»).

[dme:cats/]

– Сколько в общей сложности поступило жалоб на ведение избирательной кампании?

– У нас более ста жалоб. Дела об административных правонарушениях возбуждены по двадцати жалобам. Даже если выборы будут закончены, дела будут расследованы, документы будут передаваться в суд для привлечения виновных к ответственности. У этой избирательной кампании, по всей видимости, будет бурное окончание. Как говорят, война не закончилась, пока не похоронен последний убитый на поле брани солдат. Так и выборы считаются завершёнными только тогда, когда все избирательные споры рассмотрены и все судебные решения приняты, а виновные в нарушении законов наказаны.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер