издательская группа
Восточно-Сибирская правда
прослушать

Когда в глазах светится радость

  • Автор: Игорь АЛЬТЕР

Сегодня всемирно известному учёному-офтальмологу Святославу Николаевичу Фёдорову исполнилось бы 82 года. Будучи человеком из породы «не как все», он не боялся «высовываться из трамвая», чем раздражал многих. Но государство крайне нуждалось в подлинных брендах, чтобы удивлять мир «своими» достижениями. МНТКовия и по сей день сохраняет статус именно такого бренда – марка со знаком мирового качества. А иркутский филиал, которому в этот августовский день исполняется 20 лет, – составная часть созданной академиком Фёдоровым «империи». Здесь даже предельно утомлённое зрение, попав в «поле зрения» классных специалистов, обретает способность оборачиваться, извините за каламбур, прозрением. С одним из таких специалистов – заведующей вторым хирургическим отделением, кандидатом медицинских наук, врачом высшей категории Мариной Анатольевной Шантуровой – мы разговаривали накануне юбилея Иркутского филиала МНТК «Микрохирургия глаза» о том, что изменилось за эти годы.

– Марина Анатольевна, вы работаете в иркутском филиале с первых дней его открытия. Полагаю, дистанция в два десятилетия позволяет осмыслить многое. И, пожалуй, прежде всего, своё представление о такой неординарной личности, как Святослав Фёдоров. Думаю, выкристаллизовалось у вас и какое-то главное ощущение от работы.

– Давайте начнём по порядку. Уже не одна «Война и мир» написана о Фёдорове. Став легендой при жизни, он всегда был на острие крупнейших политических, экономических и научных событий. И когда баллотировался в президенты, и когда создавал свою «империю». Но и теперь, спустя годы, трудно осмыслить, как в условиях советской власти, где, чего греха скрывать, талант был неудобен, Святославу Николаевичу удалось создать мощнейшую  автономную капиталистическую, в прямом смысле этого слова, структуру. В сущности, и сам Фёдоров по своему мироощущению был капиталистом. Только не капитал денег и ценных бумаг интересовал его. Он был приверженцем капитала нравственных и творческих ресурсов, накопленных людьми. И, быть может, главное, что необходимо подчеркнуть сегодня в день его рождения, – он сумел доказать на опыте рождённой им МНТКовии, что и в отдельно взятой, не самой цветущей стране мира можно создать процветающую «империю». В те годы такой капиталист, как Фёдоров, к величайшему сожалению, был в одном-единственном экземпляре. Зато, к счастью, в медицине. Кстати, не только в здравоохранении, но и в ряде других отраслей создавались межотраслевые научно-технические комплексы. Например, в электронике, в машиностроении, куда страна вложила значительно больше средств. Но там всё рухнуло. Вместе с материальными затратами. А МНТКовия – выстояла. Вы меня спрашиваете о главном ощущении от работы. Знаете, несложные арифметические выкладки позволяют сделать вывод: 20% всех российских офтальмологических успехов за последние годы родилось на берегах Ангары. Именно в это время значительно вырос авторитет нашего филиала на всероссийском и международном уровнях. Нормой стало приглашение представителей иркутского подразделения МНТК в президиумы крупнейших конгрессов. Наши сотрудники сейчас являются членами редколлегий центральных специализированных научных журналов. Приоритет филиала  в таких направлениях, как факоэмульсификация катаракты, оптическая когерентная томография глаза, глаукома, неоспорим в России и СНГ. Всё это даёт основание для радужных размышлений в канун юбилея. Прежде всего, минувшие  два десятилетия  характеризуются  стремительным скачком  офтальмологической науки и передовых технологий.

[/dme:i]

Те, что мы имели на первых шагах филиала и которыми пользуемся теперь, напоминают заглавие популярной телепередачи «Большая разница». Сама офтальмология, приборный парк, инструментарий, соответственно и методика лечения как бы родились заново, утвердившись в новаторском качестве. Минувшие два десятилетия вывели наш филиал на самый передовой уровень не только отечественной, но и европейской и мировой офтальмологии. Бывая на различных зарубежных семинарах и симпозиумах, наши специалисты не раз убеждались, что в совершенстве овладели самыми современными технологиями в хирургии и прогрессивными методами лечения. Избегая ложной скромности, определённо могу сказать: нам за себя сегодня не стыдно. И я уверена, что каждый из сотрудников филиала, начиная от врача и кончая директором, испытывает чувство законной гордости, прежде всего потому, что  достойно продолжили дело Святослава Фёдорова. В то же время я далека от мысли, что мы остановимся на достигнутом. Кстати, 7 августа в честь рождения Святослава Николаевича наш филиал примет участие во Всероссийской акции помощи детям. Сотрудники Иркутского МНТК отправятся в детский дом во II Иркутске, где проведут обследования, проверят у ребят зрение и вручат им подарки.

– Марина Анатольевна, мои более чем скромные познания привели к тому, что сегодня я, слава богу, знаю: если у пациента обнаружилось помутнение хрусталика, значит, катаракта ему обеспечена. Короче, когда появляется туман – пора лечиться.

– Только беда в том, что катаракта, как и  другие болезни, стала сильно «молодеть». Сопутствующие факторы – экология, курение, нарастающий каскад генетических нарушений – сделали своё дело. Чаще стали встречаться и врождённые катаракты. Нынче это очень распространённое заболевание. Вы же знаете, что с возрастом всё меняется, притом не в лучшую сторону. Люди старше 50-60 лет почти все имели патологию хрусталика. Сегодня эта болезнь появляется значительно раньше. И тут весь фокус в том, что профилактировать катаракту невозможно, консервативно лечить тоже нельзя. Многие лечебные учреждения пока ещё традиционно сидят в технологиях прошлого века, удаляя катаракту без имплантации хрусталика. Когда развивается катаракта, в глаз перестаёт поступать достаточное количество информации. Больной видит только свет и тень. Он не может отличить день от ночи. Практически это слепота…

– По-моему, к счастью, излечимая……

– Совершенно верно. Мы делаем операцию, и человек прозревает. Разумеется, если нет никакой другой сопутствующей патологии в глазах.

– А как к вам попадает пациент?

– Он может прийти к нам самостоятельно, даже без направления, и получить консультацию в лечебно-консультативном отделении нашего филиала.

– А дальше? Каковы его действия?

[/dme:i]

– Допустим, диагностика показала: нужна операция. Пациент согласен. При таком раскладе он должен выбрать искусственный хрусталик, который  представляет довольно дорогостоящий расходный материал. Самыми дорогими являются хрусталики последнего поколения. Это мультифокальные линзы. Они дают хорошее зрение и на далёкие, и на близкие расстояния, позволяют не пользоваться очками. Если у пациента нет никакой патологии и здорова сетчатка, зрение возвращается к нему на 100% уже через несколько часов после операции. Ежегодно мы выполняем 6000 операций по поводу катаракты. Некоторые пациенты иногда сетуют: дескать, большие очереди, долго ждать приходится. Но мы работаем на пределе наших возможностей и стараемся эту очередь сокращать.

– И всё-таки МНТКовия на фоне общего увядания здравоохранения, по-моему, пока ещё выглядит островком медицинского благополучия, особенно если учесть, что всё познаётся в сравнении. Думаю, Иркутский филиал МНТК – убедительное тому подтверждение.

– Когда Фёдоров создавал своё «детище» 20 лет тому назад, филиал представлял собой некий слепок медицины будущего. Без  пресловутых койко-дней, когда конечным результатом становится пустопорожняя отчётность в виде успокаивающей цифири.  Для создания подобной отчётности, как того категорически теперь требуют чиновники,  необходимо систематически  «расстреливать» в упор драгоценное время. Его,  между прочим, всегда не хватает из-за желания большого количества больных избавиться от болезни. А в то же время главный исход дела – окончательное выздоровление пациента, на которое делал ставку С.Н. Фёдоров, – подменяется давно уже набившими оскомину койко-днями.  Поэтому положение на медицинском поприще такое, какое оно есть. И вряд ли тут при нынешней ситуации можно что-либо изменить. Сама схема сегодняшнего финансирования  – ОМС плюс бюджетные вливания,  я сейчас не говорю об их материальном содержании, – пока ещё позволяет на определённом уровне лечить больных. У нас никто не требует с них приносить в стационар свои лекарства или постельные принадлежности. Слава богу, есть ещё и квоты. Да и питание наше коренным образом в лучшую сторону отличается от многих лечебных заведений  города. Без преувеличения могу сказать, что многие пожилые люди не хотят покидать наш стационар.  Обидно, конечно, что урезали социальные программы. Если раньше по соцзащите приходили к нам  на лечение 20% больных, то сейчас – меньше 5%.  Конечно, легко сослаться на экономические трудности или  на какие-то другие обстоятельства, но суть в другом – положение вещей от этого не меняется.

Часто можно услышать: «Главное зеркало человека – глаза окружающих». Поверьте, все эти 20 лет мы очень старались, чтобы в них светилась радость.      

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное