издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Радио, Ульяна, ноль, Сергей, Николай»

  • Автор: Алёна МАХНЁВА, Фото: Мария КОВАЛЬСКАЯ

Семён Семёнов – дежурный электромонтёр узловой подстанции УП-15 в Ангарске, в Иркутской энергосистеме он работает 11 лет. Однако встретились мы с ним совсем не для того, чтобы поговорить об энергетике. В свободное время Семёнов возглавляет одну из немногих в Приангарье любительскую коллективную радиостанцию, которая сейчас располагается на территории Усольского гвардейского кадетского корпуса. Солнечным утром в зелёной тишине учебного заведения, воспитанники которого уже разъехались на каникулы, он рассказал корреспондентам «Сибирского энергетика» о том, что общего у космонавтов и коронованных особ, о монахе-радиолюбителе с горы Афон и радиосленге.

Осенью этого года усольской коллективной радиостанции исполнится 25 лет. Кадетский корпус для неё уже четвёртое место дислокации. 

– Радиостанцию открывали ещё на химфармкомбинате (Усолье-Сибирский химико-фармацевтический завод. – «СЭ»), – вспоминает историю Семён Семёнов. – Там были четыре радиолюбителя с позывными и хороший руководитель – председатель первичной организации ДОСААФ Сергей Михайлович Кузьмин. Он мотогонщик, но вообще болеет за технические виды спорта. Как-то мы с ним поговорили и открыли радиостанцию при поддержке профкома и администрации предприятия. Сначала ставили антенны прямо на здании управления комбината, оттуда делали первые шаги в эфир, хотя каждый из нас до этого кое-какой опыт имел. Я уже 33 года занимаюсь радиолюбительством, с 17 лет: журнал «Радио», физика в школе, первые приёмники, потом мне в руки попалась книжка Полякова «Азбука коротких волн», где вкратце описано, кто такие радиолюбители, и представлены простые конструкции приёмников. В Иркутском госуниверситете, где учился на физфаке, тоже была коллективная радиостанция, начал осваивать это дело под руководством старших товарищей. 

Из управления станция переехала на лыжную базу комбината, место было хорошее – за городом, помех меньше, чем рядом с производством. В смутные 1990-е годы лыжную базу приватизировали и нас оттуда попросили, радиостанция перебралась во дворик районного клуба ДОСААФ. Но и там произошли изменения, городской и районный клубы объединили. Мы же давно присматривали загородную позицию: в городе высокий уровень помех, а нас, коротковолновиков, интересует работа с дальними и редкими станциями, особенно на соревнованиях. Практически все радиолюбители – кандидаты в мастера или перворазрядники, я пока один мастер спорта. В апреле этого года мы участвовали в чемпионате страны, ещё два члена команды выполнили норматив мастеров, сейчас ждём документального подтверждения. 

– Чем привлекает вас этот вид спорта?

– Радиолюбительство в широком смысле очень многогранно. Кому-то не нужна работа в эфире – лучше паять и конструировать, кого-то интересуют новые антенны и другое оборудование. Меня привлекают именно соревнования – достижения, азарт. В российскую спортивную классификацию входит четыре вида радиоспорта: радиосвязь на коротких и ультракоротких волнах, радиоориентирование – «охота на лис», скоростная телеграфия и многоборье радистов. 

В школе какими видами спорта я только не занимался – лёгкой атлетикой и самбо, баскетболом и шахматами, но потом категорически доктора запретили из-за зрения, и я нашёл себе технический вид спорта – заочный, не зрелищный, но адреналин во время состязаний не хуже, чем на гонках, серьёзно. Тут и скорость и, в крупных международных соревнованиях, в узком диапазоне одновременно тысячи людей, каша, и нужно в ней суметь разобрать сообщение, обменяться номерами. Подготовка нужна приличная и хорошее оборудование. Если это чемпионат страны – внутри страны связи проводишь, обмениваешься контрольными номерами, всё это очень быстро, надо фиксировать. После того как мы сюда перебрались, уровень достижений вырос в разы, результаты улучшились. 

Семёнов показывает антенное хозяйство: универсальная направленная антенна для работы в трёх диапазонах (10, 15 и 20 м), вертикальный излучатель на диапазон 80 – 160 м и чуть подальше – большая антенна (размах элементов антенны – 21 м) на 40 м.

– Часть антенн приобретена или покупали дюралюминиевые трубы для их изготовления, устанавливали сами, использовали технику, отслужившую в воинских частях или в народном хозяйстве. (В траве видны списанные военные мачты, которые ждут своего часа). Большую антенну поставили буквально перед телеграфными соревнованиями, за неделю до чемпионата, именно она дала ощутимое преимущество. Хотя, когда ставили, торопились и без просчётов не обошлось. Сейчас мы работаем примитивно: две радиостанции, один комплект антенн и один усилитель мощности. То есть когда один оператор работает на передачу, второй в это время вне игры. Ещё один комплект антенн нам позволит эффективнее использовать время на соревнованиях.  

Заходим в учебный корпус, который кадеты называют штабом. На двери табличка «Коллективная радиостанция», только без буквы О. 

– Пионеры постарались, – по-доброму ворчит Семён Семёнов. И, открыв дверь, извиняется за небольшой беспорядок: в двух комнатках вскоре намечается ремонт. Трансивер оживает и наполняет комнату звуками эфира – шумом, свистом и щелчками, затем сквозь них пробивается искажённый при передаче человеческий голос. 

– О чём обычно говорят в эфире?

В планах радиолюбителей с усольской коллективной станции – поставить как минимум ещё одну антенну, говорит Семён Семёнов

– Вообще, некоторые просто выходят в эфир пообщаться, мне эта болтовня не очень интересна. Обсуждаются узкие темы – технические вопросы, погода. При работе в эфире мы не должны затрагивать темы политики, секса, религии, коммерции. 

Раньше, в период секретности, была служба контрольных пунктов, всё это прослушивалось, контролировалось, применялись соответствующие санкции, вплоть до закрытия радиостанций. Радиохулиганы мешали самолётам, как сейчас хулиганы с лазерными указками. Хотя вообще радиолюбители – народ благожелательный.

«Механический» голос между тем радуется солнечной погоде и шлёт своему корреспонденту 73 – на языке радиолюбителей это «наилучшие пожелания». Грубых выражений в радиоязыке практически нет, единственное общепринятое – 99 («не хочу с вами разговаривать»), но и оно употребляется редко.

– Пацаны – 7-8 класс – думают, что тут всё быстро, – улыбается собеседник «СЭ». – Прежде чем выйти в эфир, надо знать основы, систему позывных. Если имена могут повторяться, то позывные радиостанций – единственные в своём роде. У нас сейчас короткий позывной, он уже четвёртый – UA0S («Ульяна, Анна, ноль, Сергей»). Вообще позывной может содержать пять-шесть знаков, а на короткие позывные выдаются специальные разрешения. А вот мой, кстати, индивидуальный позывной. – Показывает вышитые на  бейсболке символы RU0SN Семёнов. Первые две буквы означают страну, сочетание 0S – Иркутская область. Некоторые ребята, когда узнают, что надо морзянку учить и Q-коды, которые достались любителям от профессиональной связи, телеграфный алфавит, сразу уходят, понимают, что тут не получится расслабиться и за компьютером в игрушки поиграть. 

– Много мальчишек у вас занимается?

– Состав постоянно меняется. Чтобы выучить азы, нужно довольно много времени. Ребята к тому же загружены учёбой. Те, на кого я возлагал надежды, кто уже в эфире работает, азбуку Морзе изучают, к сожалению, уходят. Конечно, радиокласс здесь мы не можем устроить, но есть специальная программа, индивидуально за этими компьютерами обучаем. 

– Девушек-радиолюбителей у вас совсем нет? (я читаю фамилии участников соревнований).

– Есть, но немного. Вот одна девушка из Братска участвовала – Наталья Поленовская, первое место в диапазоне. У нас в команде в нескольких соревнованиях выступала Агния Здериглазова из Иркутска, позывной RA0SCJ. Вообще радиолюбительством занимаются различные категории людей, разного положения, возраста и пола. Основы радиолюбительской связи входят в обязательную подготовку космонавтов, практически у каждого из них есть личный позывной. Я в своё время связывался с Александром Волковым, правда, он был на земле. 

В эфир на коротких волнах выходят конгрессмены США и коронованные особы, например король Иордании Хуссейн I и король Испании Хуан Карлос I. Если верить интернет-источникам, позывной есть у Аугусто Пиночета, Раджива Ганди, путешественников Дмитрия Шпаро и Фёдора Конюхова, киноактёра Марлона Брандо и других известных персон.

– Сколько человек у вас в команде?

– К станции имеют отношение около десятка взрослых и кадеты, число и состав которых меняется. Да и в области радиолюбителей не так много, всего около девятисот. В Иркутске и Братске, конечно, побольше, чем в Усолье-Сибирском, но увлечённых именно радиоспортом совсем мало. В соревнованиях фактически одни и те же позывные. В чемпионатах страны проводится зачёт не только между командами, но и среди регионов, для этого нужны три индивидуальные радиостанции и две коллективные. Последние в основном представляем мы и братская станция, постоянно занимаем призовые места в зачёте среди областей. Раньше в стране было всего около 50 тысяч радиолюбителей-коротковолновиков, сейчас и того меньше. В лидерах постоянно Санкт-Петербург, Москва, Пенза, Хабаровск, Новосибирск. Затратный вид спорта, сами понимаете. 

– Кто-то помогает вам приобретать оборудование?

– Фактически всё, что вы видите, – личные вложения либо помощь влиятельных товарищей. Знаете, как в песне: «Меня не слышат – это минус, но и не гонят – это плюс», – улыбается Семёнов. – При этом уже два года радиоспорт приносит значительные баллы нашей области при подведении итогов среди клубов ДОСААФ по техническим видам спорта. Сейчас мы – радиостанция учебно-спортивного центра ДОСААФ. Хорошо, нам кадетский корпус помещение предоставил, а есть прецеденты по стране, когда коллективные радиостанции просто закрывали за ненадобностью. Недавно поступило сообщение из Железногорска о закрытии коллективной радиостанции, мотив – не приносит дохода.  

Как-то я кидал клич по области, обращался в основном к молодёжи, можно было показать высокие результаты на соревнованиях – никто не отозвался. Техника у нас, кстати, хорошая. Вот этот трансивер – один из последних, неплохой по характеристикам. 

– Что-то ещё, кроме подготовки и хорошего оборудования, нужно для победы?

– В заочных соревнованиях имеют значение разные факторы, например географическое положение. Те, у кого есть возможность, даже специально ездят в другие страны, очень перспективна Северная Африка. Там радиолюбителей мало, а за радиосвязь с другим континентом уже очков больше, немцы туда частенько ездят. Есть товарищ из Грузии, который отстроил позицию на островах Зелёного мыса и несколько лет оттуда выигрывал крупные соревнования. 

– А вы помните свой первый выход в эфир? 

– Это было в университете. Ну как… Спина мокрая, коленки трясутся, – смеётся Семёнов. – Хотя старался основательно подготовиться, полгода слушал, наблюдал за работой старших товарищей. Первые связи проводил внутри страны, потом была Восточная Европа – там много русскоговорящих. Я, кстати, в школе изучал немецкий язык, а международным при радиосвязи является английский, как раз на физфаке начал его изучать. Университет я не закончил, может быть, это увлечение отчасти помешало, плюс семья уже была. У меня двое детей и уже двое внуков. С детьми я занимался, и дочь и сын морзянку изучали, знаков 80 понимали. Потом появились компьютеры, другие увлечения. 

Семён Семёнов достаёт папку со множеством дипломов и гору QSL-карточек, подтверждающих факты связи с разными странами.

– Некоторые наши награды и достижения, – скромно поясняет он, перебирая открытки с изображениями антенн и далёких берегов и небрежно перечисляя экзотические географические названия: Тувалу, Майоту, Бенин… – Карточки – это отдельная тема. Связь считается проведённой, если участники такими карточками обменялись. Раньше были телеграммы. Известная история – Фёдор Лбов из Нижнего Новгорода, который считается первым российским радиолюбителем, в 1925 году построил передатчик, а приёмника у него не было. Он вышел в эфир с просьбой к тем, кто его услышал, выслать ему подтверждение телеграммой. 

Кроме QSL-карточек, есть ещё дипломы за проведение связи с отдалёнными территориями. Очень популярна американская программа DXCC, по которой нужно провести радиосвязи минимум со ста странами. Причём не абы какими, а внесёнными в специальный перечень. Из 340 территорий Семёну Семёнову осталось установить связь с 27.

– С кем связаться сложнее всего?

– Например, в Европе у меня осталась незакрытой одна территория – Святой Афон в Греции, где единственный радиолюбитель – это монах Апполо. Сложность даже не в том, что он выходит в эфир по великим праздникам – это можно спрогнозировать, а в том, что эта гора в нашем направлении «закрыта». Ещё он работает очень медленно. Есть и такие территории, где не то что радиолюбителей, вообще людей нет, допустим остров Херд. Для связи с этими территориями устраивают радиоэкспедиции.

В Азии труднодоступна Северная Корея – по политическим соображениям. А вот в Афганистане работает много радиолюбителей-военных. С Северной Америкой сложно связываться, поскольку от нас трасса проходит через северную полярную шапку, где сильное ионосферное возмущение.

– Я знаю, что вы связывались с другой стороной планеты. Расскажите об этом немного.

– Об антиподах на Фолклендских островах? Для нас порой с антиподом легче провести связь, чем со странами Карибского бассейна. Опять же всё зависит от солнечной активности, поскольку мы используем скачковый механизм прохождения – как от зеркала сигнал отражается ионосферными слоями, при дальних связях этих скачков может быть несколько. Можно использовать ретрансляторы на ультракоротких волнах или радиосвязь с отражением от поверхности Луны, но здесь уже нужна другая техника и более серьёзная подготовка.

«Елена, Оля, 2012, Иван, 73, пока», –  доносится тем временем из приёмника. EO2012 – специальный префикс, который использует Украина к чемпионату Европы по футболу, поясняет Семёнов. 

– Что для вас значит радиолюбительство?

– В первую очередь это, конечно, хобби. Но для меня уже нечто большее. Это радость в жизни. Хочется сохранить коллективную радиостанцию в Усолье, достичь более высоких результатов, например, попасть в призёры чемпионата страны. Иной раз думаешь: ну, заброшу я это дело – и чем заниматься? 

Думаете, просто так на кепке позывные? С одной стороны, конечно, форс, но когда приедешь в другую страну или город  и встретишь того, с кем знаком по эфиру, он чуть ли не брат. Радиолюбительство – увлечение на всю жизнь, отдых и хорошее занятие для головы и рук.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер