издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Виталий Акбердин: «Лесоводы всегда работают на перспективу»

Существование лесного хозяйства возможно при наличии двух основополагающих слагаемых: живого леса и профессиональных лесоводов. Это аксиома. Виталий Акбердин, руководитель Агентства лесного хозяйства Иркутской области, её не оспаривает, но, будучи убеждённым, что настоящие профессионалы способны не только сохранить или восстановить, но и создать новые леса даже там, где их не было, на первое место ставит людей.

– Основа лесного хозяйства – это в первую очередь, конечно же, люди, специалисты, – утверждает Виталий Акбердин. – К сожалению, в последний период, в постперестроечной суете и бесконечных реформах, многие профессионалы лесного хозяйства были утеряны. Кто-то уволился, перешёл из лесного хозяйства в лесную промышленность, к арендаторам, у которых и зарплата выше, и перспективы яснее. Многие из наиболее опытных лесоводов ушли на пенсию. А молодёжь, молодые специалисты, в связи с падением престижа профессии лесника к нам последние лет 20 не очень-то рвались. Поэтому агентство, кроме исполнения своих прямых лесохозяйственных обязанностей, уделяет много внимания возрождению положительного имиджа лесника и воспитанию подрастающего поколения для работы в лесном хозяйстве. 

– Вы сказали «воспитание». Возможно, имели в виду образование, обучение профессии? 

– Я не оговорился. Без профессионального образования специалиста лесного дела получить, конечно же, невозможно. Это понятно. Но специфика нашей профессии такова, что одних только знаний, пусть даже самых обширных и самых глубоких, мало. Для профессионального лесовода важен ещё и особый склад характера, особое личное отношение к лесу, которому невозможно научить, но можно воспитать. Если пребывание в лесу (не для отдыха, с целью охоты или сбора дикоросов, а «по работе») и тем более ночёвка у костра не приносит человеку ничего, кроме ощущения дискомфорта или даже страха, то настоящего лесника из него не получится. В этом случае и красный университетский диплом не поможет. Поэтому мы с коллегами из Центра защиты леса Иркутской области и Центра развития дополнительного образования детей Иркутской области много работаем со школьниками, чтобы помочь им заблаговременно понять профессию лесовода и определиться с будущим выбором. 

В настоящее время на территории области действуют больше пятидесяти школьных лесничеств, в которых занимаются примерно 1100 ребятишек. Прошедшим летом провели уже одиннадцатый ежегодный областной слёт школьных лесничеств. Слёт – это апогей года, подведение итогов теоретической и практической подготовки юных лесоводов. Анализ реально выполненных ими лесохозяйственных работ, участия в различных, в том числе федеральных, лесохозяйственных конкурсах и мероприятиях. Для членов школьных лесничеств областной слёт – главный лесной праздник. Но одновременно это ещё и главные комплексные состязания в знаниях и приобретённых практических навыках. Победители слётов, показавшие наилучшие знания, получают преимущественное право зачисления в Братский государственный университет на бюджетные места для обучения по специальности «лесное дело».

– Агентство официально сотрудничает с Братским госуниверситетом? 

– Да. Очень активно и не первый год. Сотрудничество многогранно. Недавно университету в бессрочное пользование был передан значительный участок лесного фонда. Студенты будут там заниматься практической таксацией леса, семеноводством, лесовосстановлением. Эти и многие другие дисциплины в аудиториях, без реальной практики в живом, естественном лесу освоить по-настоящему, думаю, невозможно. Надеюсь, что через какое-то время здесь будет сформировано образцовое учебное лесное хозяйство. Не только для студентов, но и для переподготовки наших кадров, для повышения квалификации действующих работников лесного хозяйства. Сегодня в связи с радикальным совершенствованием форм и методов ведения лесного хозяйства, с использованием космического мониторинга, множества принципиально новых электронных приборов это крайне важно. 

– Дистанционный мониторинг с использованием космических технологий, использование систем «Глонасс» или GPS вместо старинной буссоли с компасом – это понятно. Но меня смущает «кардинальное совершенствование методов» ведения лесного хозяйства. Если я правильно помню историю, то ещё с дореволюционных времён и во времена СССР русская лесоводческая школа с её вековыми традициями считалась одной из передовых в мире. 

– Вы затронули очень важную проблему. Мне со школьной скамьи запомнилось высказывание Максима Горького, суть которого сводится к тому, что человек, не зная прошлого, не в состоянии правильно понять настоящее и определить цели будущего. 

В стремлении к новому мы не имеем права забыть то, что было и что до сих пор остаётся хорошим. Не имеем права прервать связь поколений. Лесоводы всегда работают на будущее. Ни один из нас не в состоянии сам завершить начатое дело, потому что в наших широтах сосна считается спелой и разрешается к вырубке лишь с возраста 101 год. 

Получив профессию, мы начинаем своё и продолжаем дело, начатое предшественниками. Нам не безразлично, кто и как продолжит то, что начинали мы. Ещё и поэтому сверх своих должностных обязанностей лесники уделяют много внимания работе со школьниками и студентами. А ещё нынче мы, я имею в виду не только Агентство лесного хозяйства Иркутской области, но и другие лесохозяйственные структуры области, всё-таки сумели создать музей леса. Даже традиционные ежегодные спартакиады работников лесного хозяйства, которые проводятся в нашей области уже 23 года подряд, тоже направлены на сближение, сплочение коллективов и на поддержание преемственности поколений. 

Одна из «изюминок» наших спартакиад в том, что участники приглашаются семьями. И в спортивную команду может быть включён любой член семьи лесовода. Правда, быстро бегать, далеко прыгать и хорошо играть в волейбол для победы недостаточно. В наших спартакиадах надо обладать ещё и многими профессиональными навыками и умениями работника лесного хозяйства. Поэтому ребятишки, которые приехали просто отдохнуть и повеселиться, волей-неволей знакомятся с профессией родителей, а кто-то, заинтересовавшись, может быть, и решится продолжить их дело.

– Неужели такие примеры тоже есть?

– Ну, это называется вопрос на засыпку (Виталий Акбердин смеётся). Такого учёта у нас никто не ведёт. Надо подумать. Хотя… Ткач! Василий Васильевич Ткач, наш кадровый работник из Братска. Он активный участник спартакиад и всегда привозил с собой сына Пашу. Потом Паша стал членом школьного лесничества. Затем поступил в Братский госуниверситет на обучение по специальности «Лесное дело». А нынче теперь уже не Паша, а Павел Васильевич Ткач вот уже второй месяц работает лесопатологом в Центре защиты леса Иркутской области. Это самый свежий пример, а если подумать, то и другие имена вспомнятся. 

– Виталий Викторович, я понимаю, что лесоводы работают на будущее. Но оно формируется в настоящем. Как сегодня решается проблема с притоком молодых кадров? Впрочем, не только молодых. Вашим специалистам, получившим образование десять и больше лет назад, думаю, тоже необходима серьёзная, целенаправленная профессиональная переподготовка в связи с колоссальными изменениями, которые уже произошли и продолжают происходить в лесном хозяйстве России.

– Пока не рискну назвать это устойчивой тенденцией, но уже очевидно, что молодые люди с университетскими дипломами в кадровых службах лесохозяйственных предприятий Иркутской области в последние год-два встречаются чаще, чем раньше. В Братском госуниверситете, в Иркутской государственной сельскохозяйственной академии, в Красноярском государственном технологическом университете и других вузах страны на разных курсах лесному делу обучаются, пожалуй, где-то до двух десятков наших студентов. В том числе бывшие члены школьных лесничеств. В том числе победители слётов. Мы их ждём, и без работы они точно не останутся. Уже есть случаи, когда по просьбе  территориальных управлений Агентства лесного хозяйства Иркутской области студенты старших курсов переводятся на заочную форму обучения и приступают к работе за год-полтора до получения дипломов о высшем образовании. Думаю, что с возрождением высокого имиджа профессии лесовода проблема нехватки кадров в лесном хозяйстве России будет попросту забыта.    

И ещё вы очень правильно обратили внимание на необходимость повышения квалификации и переподготовки наших кадров в связи с глубокими изменениями во всей системе управления лесами Российской Федерации. Но это, к счастью, не проблема. Это очевидная необходимость, которая благодаря усилиям Федерального агентства лесного хозяйства, Рослесхоза реализуется в плановом режиме и хорошими темпами. Из Иркутской области курсы повышения квалификации в Москве, в Пушкино, в Дивногорске проходят ежегодно по 50 – 70 наших специалистов разных категорий. Кроме этого мы с Братским государственным университетом совместно организовываем курсы и обучающие семинары здесь, на месте. Причём не только для специалистов лесничеств и лесхозов, но и для лесопользователей, для арендаторов лесных участков. 

– И что? Неужели откликаются? Как я догадываюсь, любая учёба стоит денег, но думаю, что не любой лесозаготовитель готов их потратить на то, чтобы сделать свой бизнес более цивилизованным. 

– Теперь откликаются всё активнее. Пару лет назад, начиная эту работу, мы с трудом набрали на лесохозяйственные курсы немногим более 50 специалистов с предприятий-арендаторов. А в прошлом году такое обучение прошли уже 200 человек!

– И чему же вы их учите?

– Проводим специальные курсы с присвоением слушателям квалификации руководителя тушения крупных лесных пожаров. Учим эффективному лесовосстановлению на вырубленных и выгоревших площадях. Вот сейчас, нынешней осенью, планируем провести серию семинаров по лесопользованию.

– Что конкретно в данном случае вы вкладываете в обширное понятие «лесопользование»?

– Ну, во-первых, таксацию леса. Это необходимо, потому что без таксации невозможно разработать план освоения лесов, взятых в аренду. В Лесном кодексе прописано, что таксацией и, самое главное, отводом делян под вырубку должны заниматься арендаторы. А специалисты есть не у всех. И даже те профессионалы, которые перешли к лесопользователям из наших структур, тоже нуждаются в переподготовке. Заказывать исполнение этих работ профессионалам из лесхозов или иных лесохозяйственных учреждений тоже решаются не все арендаторы, потому что им денег жалко. А в итоге космический мониторинг, который мы всё активнее используем для контроля за деятельностью лесопользователей, показывает, что заявленные под вырубку деляны на местности нередко расположены иначе, чем в представленных арендатором документах. Они бывают либо повёрнуты, либо смещены относительно указанных координат. А это по действующему законодательству не что иное, как незаконная рубка. Может быть, и не злонамеренная. Может быть, всего лишь ошибка, результат элементарной лесохозяйственной безграмотности арендатора. Но с юридической точки зрения такая вырубка всё равно незаконна! Отсюда соответствующие санкции. В лучшем случае – финансовые иски, штрафы. В худшем – уголовное преследование, угроза разрыва договора аренды. 

Арендаторы, мне кажется, тоже начинают понимать, что в меняющихся условиях при ужесточающемся контроле со стороны государства цивилизованный, грамотный лесной бизнес становится более надёжным и более денежным. К нам поступают новые заявки, в соответствии с которыми мы с коллегами из вузов прорабатываем программы обучения. В том числе и с выездом на лесные полигоны для проведения практических работ. Нас радует, что у лесопользователей растёт желание учиться. Это, надеюсь, облегчит нашу общую задачу организации неистощительного лесопользования. 

– Спасибо за беседу, Виталий Викторович. Чтобы не комкать тему скороговоркой, мне бы хотелось в одном из следующих выпусков более подробно и конкретно поговорить об отношении частного бизнеса к использованию государственных лесов. 

– Согласен. Вам тоже спасибо за внимание к проблемам лесного хозяйства. И… Может быть, рановато, но, поскольку следующий иркутский выпуск «Российских лесных вестей» выйдет только в декабре, а другой возможности сделать это максимально публично мне не представится, я хочу поздравить всех своих коллег, работников лесного хозяйства Иркутской области и всех лесопользователей с приближающимся Днём работника леса. Россия отметит его 16 сентября. Иркутская область, несмотря на многие сложности, сумела сохранить мощный дееспособный костяк профессионалов лесного хозяйства. Это подтверждает, в частности, и тот факт, что, заготавливая древесины больше всех остальных субъектов Российской Федерации на протяжении многих десятилетий, Иркутская область сохраняет не только стабильный, но и самый высокий в стране процент лесистости. 83 процента территории области было и остаётся покрытой лесами. Это не только подарок природы. Это ещё и успешный результат нашей общей работы. С праздником!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное