издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Давай поженимся? Давай разведёмся!

  • Автор: ЕЛЕНА КОРКИНА

В одном из последних сборников Иркутскстата приводятся цифры: в 2012 году в Иркутской области на 1000 браков пришлось 984 развода, и по этому показателю Прибайкалье заняло первое место среди сибирских регионов. Сотрудники иркутского ЗАГСа сразу сказали: ошибочка вышла, такой статистики быть не может. И предложили в связи с Днём семьи, любви и верности сконцентрироваться на хорошем: рождаемость повышается, смертность снижается, разводов в 2012 году было меньше, чем в 2011-м.

Первый город на Сибири

Позже выяснилось, что грустные показатели касались только первого квартала 2012 года – для свадеб не сезон, а до конца года ситуация выровнялась (684 развода на 1000 браков). Вроде бы можно закрыть глаза на непоказательную статистику, однако тогда же в среднем по Сибири всё было не так апокалиптично: 743 развода на 1000 браков в те же хилые три месяца. В частности, показатели Тувы – 396 разводов на 1000 браков, Красноярска – 606 на 1000.

Начальник научно-исследовательской части ИГУ Константин Григоричев считает, что это вопрос не столько демографический, сколько социально-психологический. «Тува – это регион, где больше сохранились традиционные нормы и формы семейно-брачного поведения, а в Красноярске более благополучная ситуация, связанная с тем, что город развивается более устойчиво, люди меньше сталкиваются с финансовыми проблемами, – предположил он. – Вообще, с нами играет злую шутку тот факт, что в последние годы рост количества браков происходит в основном за счёт молодого поколения, а многие ранние браки, к сожалению, распадаются». 

Рост рождаемости и числа браков в последние годы, а именно на это обратили наше внимание в ЗАГСе, вообще не вызывает особенных иллюзий у демографов. Сергей Захаров, заместитель директора Института демографии Высшей школы экономики, в своей мартовской статье (журнал «Демоскоп Weekly») отмечает: «Число браков, в особенности первых, приближается в России к максимальной точке возможного роста, за которой неминуемо длительное и резкое падение, вызванное ожидаемыми негативными сдвигами в возрастной структуре населения». Иными словами, рождённые в бэби-бум 1980-х вступили в репродуктивный и брачный возраст в 2000-х. Сейчас им на смену приходят те, кто родился в 1990-е. А значит, кривые графиков поползут вниз.

Однако Константин Григоричев считает, что всё не так очевидно. По его словам, в следующие 7–10 лет можно ожидать спада рождаемости, а вот с браками ситуация более сложная. Дело в том, что люди всё чаще создают семьи к 30 годам, как в Европе, а это означает, что рождённые в 1980-е ещё могут улучшить брачную статистику грядущих лет. 

Не сошлись характерами и тихо развелись

Очевидно одно: супружество сейчас выглядит иначе, чем 20, 50 и тем более 100 лет назад. Изменилось общество, сдвинулись границы допустимого, появились новые тенденции. Готовность к разводу, пожалуй, главная.

Генеральный директор компании «Правовые стратегии бизнеса» Наталья Драчёва занимается бракоразводными процессами уже девять лет (напомним, в ЗАГСе могут развести лишь те супружеские пары, у которых нет несовершеннолетних детей и претензий по части имущества). По её словам, разводов в последние годы не стало принципиально больше, однако изменилось отношение к ним:

– Сейчас люди разводятся спокойно: сразу определяют, как будут видеться с детьми, за кем остаётся имущество. Конечно, в судах ведутся споры, но о деньгах, а раньше при досудебном регулировании спора поднимали всё грязное бельё: «Ты мне изменил…» До драки доходило. Сейчас клиенты предпочитают, чтобы все вопросы решали юристы, а сами лишь обозначают линию поведения. Кроме того, люди стали чаще расходиться полюбовно, а бракоразводные процессы заканчиваются мировым соглашением. 

Инициаторами расставаний по-прежнему остаются женщины, которые к тому же стали более активны в принятии решений. «Раньше женщины приходили лишь в критической ситуации, – вспоминает Наталья, – когда избивают до полусмерти, а оставаться в браке опасно для жизни. Сейчас терпят гораздо меньше. Например, жена узнала, что у мужа есть любовница. Раньше она терпела, теперь – нет, причём решение принимается достаточно быстро».

Помимо измен, алкоголизма и побоев, существуют и другие причины. Сравнительно новая – пассивность мужчин. «Приходит женщина и рассказывает, что она начала бизнес, взяла ипотеку, а мужчина не работает и не хочет работать, начинает пить», – рассказывает Наталья. Наконец, банальное «не сошлись характерами» тоже никто не отменял. По словам Натальи, как правило, это выясняется с появлением детей, чаще всего когда ребёнку уже около трёх лет.

Психолог Дина Канкалевская отмечает, что молодые люди часто расторгают скорые браки, которые были заключены под влиянием больше внешних, нежели внутренних причин – из-за необходимости уйти от родителей, беременности, «уже пора и подруги вышли замуж». «Но какая бы ни была причина развода, всё сводится к тому, что люди не смогли понять потребности рядом живущего человека, донести до него свои и найти желание и возможность договориться», – считает она.

С третьей попытки

О том, что такое развод, 32-летний Константин знает на собственном опыте. Он уже дважды разведён. Первый брак продлился пять лет, второй – пять месяцев. Истории разные – исход один.

– В первый раз всё шло по накатанной: дождалась из армии, потом вместе вставали на ноги, живя отдельно от родителей, а там и женились между делом. Ощущение, что всё это как минимум надолго, несомненно, присутствовало. Ко второму браку мы шли долго, отношения были ужасно тяжёлые, но чувство, что всё получится, было сильнее. 

Спрашиваю, готов ли Константин к третьему браку. Он улыбается и отвечает, что уже женат в третий раз. И подчёркивает, что этот брак – финальный: 

– Возникающие в семье проблемы – это хвост, а голова – это видение семьи. Вот сейчас наши с женой модели и в голове, и фактически совпадают процентов на 60, и это очень много. Поэтому я хочу жить этой семьёй и развивать её. Хотя в том, что нынешней брак благополучен, в основном заслуга моей жены. Я-то, в принципе, за все эти 10 лет почти не изменился. Попадись мне третья жена как две предыдущих (я имею в виду другие представления о семье), скорее всего, был бы и третий развод. 

Сам собой возникает вопрос: так ли важен штамп да и само создание семьи, если люди легко расходятся и легко женятся? Константин отвечает, что его случай непоказательный: обычно дальше одного развода дело не идёт.

– А вопрос о ценности брака я вдоль и поперёк передумал. Есть целесообразность, а есть личная потребность. Целесообразности – ноль. В наше время выжить одному не составляет никакого труда. Мало того, быть одному материально выгоднее. Что касается личной потребности, то очень важно решить для себя, чего ты хочешь на самом деле. Я не смогу быть счастливым, живя холостяком, мне жизненно необходим рядом близкий человек. Хотя штамп – это простая формальность, его наличие или отсутствие для меня лично ничего не меняет.

Не хочу жениться

Согласно исследованиям Института демографии Высшей школы экономики, всё чаще создавать семью россияне предпочитают в зрелом возрасте. И если в 1980 году средний возраст вступления в первый брак составлял 22,5 года для женщин и 24,5 для мужчин, то в 2011-м уже 24,5 и 27,5 соответственно. К тридцати годам более 40% мужчин и 25% женщин всё ещё не обзавелись семьёй. Более того, Сергей Захаров прогнозирует, что в ближайшие десятилетия доля тех, кто никогда не состоял в браке, вырастет с нынешних 4-5 до 10%.

Ещё один тренд – так называемые «гражданские браки», которые, с точки зрения терминологии, точнее было бы назвать неофициальными. Таких союзов становится всё больше, как и детей, в них рождённых. Примеров масса. Александру 27 лет, он живёт со своей девушкой уже восемь лет, в планах – дети, в наличии – квартира, машина и хорошо оплачиваемая работа, причём у обоих. Александр убеждён: брак – бессмысленная штука, а штампы не заменят отношений. 

– Историк Соловьёв пишет, что раньше мужчина не мог даже увидеть невесту до того, как отдаст за неё выкуп. Сейчас всё это не имеет никакого смысла, а люди слишком много внимания уделяют внешней стороне вопроса вместо того, чтобы заниматься отношениями. Лично я смотрю на брак саркастически, потому что большинство примеров, которые я видел, – профанация. Мне даже слово «жена» не нравится. Жена – это какая-то противная тётка, а не любимая женщина, с которой я связал свою жизнь. 

По мнению Александра, с юридической точки зрения существуют как минусы, вероятность столкновения с которыми крайне мала, так и плюсы, среди которых он называет упрощённую процедуру продажи имущества. Я возражаю, что в этом как раз и есть незащищённость: можно продать общую квартиру или машину без согласия второго человека. Александр парирует: брак здесь ни при чём.

– О финансах нужно думать заранее: покупаете квартиру на общие деньги – регистрируйте напополам, не будет никаких проблем, даже если что-то случится. Вообще, существует мнение, что женщины в браке более защищены. На самом деле это ощущение защищённости мнимое: зачастую люди в официальных отношениях вы-творяют ужасные вещи, а мы вместе уже восемь лет, у нас всё прекрасно, и отсутствие штампа никак не мешает.

С этими тезисами согласен ещё один Александр, отец двоих детей. Первый родился в официальном браке, второй – вне его.

– Мужчина и женщина могут вступить в отношения или расстаться без всяких юридических процедур (кроме тех, которые касаются общих детей), и это отвечает их чувствам. Процедуры накладывают отпечаток должности и официальности на отношения, а официальный брак подменяет понятия. Например, разница между «я хочу заботиться о моей женщине» и «я должен заботиться о моей женщине» колоссальна, хотя и не осознаётся. Моя жена, как и я, состояла в официальном браке, и точки зрения по этому вопросу у нас совпадают.

Александр считает, что его позиция вряд ли изменится, хотя саму возможность вступления в официальный брак не отрицает: «К сожалению, отсутствие зарегистрированного брака может значительно затруднить процедуру опеки или принятия решений медицинского характера в случае недееспособности одного из супругов. Здесь много подводных камней и минусов», – признаёт он.

С точки зрения психолога Дины Канкалевской, штамп в паспорте не стоит недооценивать. «Мы даже в семейную терапию клиентов стараемся не брать, если его нет, – рассказывает она. – Дело в том, что есть такое понятие, как внешняя и внутренняя идентификация. Внешняя – это видит ли общество в вас семейную пару, и штамп в паспорте играет не последнюю роль». Хотя психолог согласна с тем, что люди могут жить и понимать друг друга без него. А вот про разводы Канкалевская отмечает: они стали нормой в обществе, но это не значит, что переживания, связанные с ними, теперь  менее интенсивные – они всё так же болезненны. И как бы ни менялось общество, потребность в эмоциональной близости остаётся одной из ведущих, а реализуется она преимущественно в семье. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное