издательская группа
Восточно-Сибирская правда

О правде и правоте левого берега

  • Записал: Евгений КРЕЧЕТОВ

По всем одномандатным округам, расположенным на левом берегу Ангары в Иркутске, на выборах в региональный парламент выдвинулись действующие депутаты городской Думы. При этом, по оценкам аналитиков, каждый из выдвинувшихся имеет серьёзный шанс на победу. Прокомментировать ситуацию наш корреспондент попросил их коллегу, депутата Думы Иркутска Олега Геевского.

– Олег Анатольевич, откуда такая активность? Что это вообще такое? Естественное движение, связанное с тем, что эти политики, скажем так, «выросли из своих штанов», или попытка заменить некоторых из нынешних региональных законодателей, проявляющих пассивность в продвижении интересов областного центра?

– В определённой мере и то и другое. В первую очередь сказывается то, что городская Дума изменилась. Если несколько лет назад приходилось читать в прессе негативные высказывания журналистов, политологов, просто интересующихся граждан о некомпетентности отдельных депутатов и Думы в целом, то, согласитесь, в последнее время подобные высказывания – редкость. Дума стала работать лучше, эффективнее. И доказательств этому немало. Одним из них служит хотя бы тот факт, что повысилась требовательность депутатов к работе исполнительной власти в городе.

– У горожан на слуху конфликты между Думой и мэрией, происходившие некоторое время назад…

– Кто-то считал и, быть может, продолжает считать, что это конфликты, связанные с борьбой за власть, за определение, «кто главнее в доме», или что это попросту некие межличностные дрязги… Но в том-то и дело, что ничего подобного не происходит! Конечно, депутаты такие же люди, как и все другие горожане. И наверняка кому-то из парламентариев не очень симпатичен тот или иной ответственный сотрудник мэрии, а представителю мэрии не совсем приятен тот или иной народный избранник. Всё это нормально и объяснимо для любых органов власти и любых коллективов вообще. Но это никак не влияет на принятие тех или иных решений депутатами. Большинство из моих коллег стараются быть объективными и исходить в своих действиях исключительно из интересов дела. Исключительно, поверьте. Быть может, поэтому, если вы вспомните, на ежегодном отчёте мэра в конце апреля не было тех громких, конфликтных заявлений, которых, я знаю, ждали журналисты.

– Да, был такой грех! Ждали.

– Ну, у вас работа такая. Понимаю. А наша работа – искать вместе с исполнительной властью пути решения городских проблем. И мы их находим. Выдвижение на нынешних выборах в областное Законодательное Собрание и возможное повышение в политическом статусе Андрея Лабыгина, Михаила Корнева и Алексея Красноштанова – всё это только подтверждает, что рейтинг городских депутатов, их авторитет существенно повысились. И давайте при этом вспомним, что Андрей Лабыгин выиграл в своём округе праймериз нашей самой влиятельной на сегодняшний день партии, а двое других наших депутатов – выдвинуты этой партией. 

– А вы же не так давно вышли из этой партии… Не жалеете?

– Я уже как-то отвечал на этот вопрос и готов повторить свой ответ: нет, не жалею. Хотя «Единую Россию» по-прежнему считаю единственной реальной политической силой в стране, потому что она борется за власть, а остальные партии занимаются лишь тем, чтобы поучаствовать в этом процессе. 

– Замечу, что все выдвинувшиеся ваши коллеги – члены «Единой России»…

– А я убеждён, что главная для них партия – это их избиратели. 

– На предвыборных плакатах председателя городской Думы именно такой слоган и присутствует!

– Вот видите: это объективная вещь. Во всяком случае, своей работой в городской Думе мои коллеги неоднократно доказывали это. И я не сомневаюсь, что докажут на более высоком политическом уровне.

– Как я понимаю, на ваш взгляд, региональному парламенту просто необходимо, если использовать спортивную терминологию, усиление состава?

– Применительно к городским интересам – безусловно. В течение достаточно долгого времени Иркутск сразу в трёх округах не был представлен в региональном парламенте. И произошло это в том числе потому, что трое из пяти городских депутатов в Заксобрании оставили посты раньше срока: двое стали депутатами Государственной Думы России, а третий переехал в Москву в связи с повышением в должности. По этой ли причине, по другой ли какой-то, но «проиркутского лобби» в Законодательном Собрании области так ведь и не сложилось. Хотя подавляющее число представителей региональной власти проживают именно здесь и фактически являются иркутянами: так или иначе пользуются благами, сервисами Иркутска, учас-твуют в создании нагрузки на городскую инфраструктуру. Между тем такое лобби необходимо, потому что у Иркутска немало проблем, решение которых требует помощи. Серьёзной помощи!

– А Иркутску мало той помощи, которую ему оказывают региональные власти? 

– Спасибо, как говорится, за всё, но надо учитывать ряд важных обстоятельств. Иркутск – столица региона и… его локомотив. И мы – тот фасад, по которому будут судить и уже судят за пределами региона, за рубежом.

– Да какой же Иркутск фасад? Довольно ветхий, местами неприглядный… 

– Вот-вот! Я понимаю, что в остальных городах Приангарья ветхого и аварийного жилья тоже, что называется, «с верхом» и помогать нужно всем. Но вы посмотрите, какова сейчас пропорция этой помощи? В нынешнем году областной центр получит по программе переселения граждан из аварийного жилья куда меньше, чем некоторые другие города. Мы не смогли донести до региональной власти мысль, доказать, что Иркутск – это именно столица, локомотив, тот самый фасад региона и так далее, что здесь работа по ликвидации аварийного и ветхого жилья должна быть приоритетной. И не нашли соответствующего понимания, отклика. 

Нечто похожее произошло с земельным фондом города. Вы помните, что некоторые полномочия, связанные с распределением земель под строительство и другие нужды, были переданы на региональный уровень ещё при губернаторе Александре Тишанине? Так вот сейчас эти полномочия переданы туда окончательно, и мы тоже не сумели отстоять свою точку зрения, не нашли поддержку наших областных коллег. Передача полномочий произошла в том числе по вине городских властей, которые нередко неоправданно затягивали решения по тем или иным заявкам на землю. Но будет ли теперь лучше? Сомневаюсь в этом. Полагаю, скорее, наоборот, станет хуже, потому что теперь решение зависит уже от двух уровней власти, так как все согласования по-прежнему необходимо произвести в городской администрации.

А возьмите ситуацию в сфере городского здравоохранения… 

– Слышал, что вся эта сфера по федеральному закону должна уйти в ведение и обеспечение региона. И что там?

– А то, что федеральный законодатель предоставляет временной люфт для передачи муниципальных лечебных учреждений в подчинение области: регионы сами должны решить, когда это может произойти – через год или через несколько лет. И сделано это для того, чтобы не обрушить в некоторых муниципалитетах здравоохранение. У нас как раз тот самый случай: здравоохранение в Иркутске организовано и обеспечивается значительно лучше, чем где бы то ни было в регионе. А происходит это именно потому, что городские власти делают всё, чтобы средства у больниц и поликлиник были: на зарплату персонала, на новое оборудование и ремонты. Областная казна пока вряд ли готова к таким же расходам на здравоохранение в Иркутске, но, боюсь, передача сферы городского здравоохранения на региональный уровень может состояться в любой момент. Нет уверенности, что депутаты Законодательного Собрания верно понимают всё происходящее и готовы оказать содействие городу в этом вопросе. 

– Городских депутатов, в том числе представляющих и избирателей левого берега, вероятно, беспокоят не только эти проблемы? 

– Давайте говорить начистоту. Правда состоит в том, что правый берег – это, безусловно, важная часть города, это исторический и административный центр, привлекающий приезжих, туристов, но левый берег, по сути, – основа его жизнедеятельности, двигатель, если хотите. За подтверждением далеко ходить не надо… Вот, скажем, настало лето, и исчезли пробки на дорогах, а почему? Да потому что, помимо всего прочего, разъехались из города студенты и преподаватели высших учебных заведений. А на левом берегу находится, напомню, ряд крупнейших вузов города: Иркутский государственный технический университет, Иркутский государственный университет путей сообщения, несколько институтов Иркутского государственного университета. Здесь же, в Академгородке, действует Иркутский научный центр Сибирского отделения наук РАН, который, без преувеличения, является гордостью всего города, его визитной карточкой. На нашей же территории расположены Иркутский авиазавод, опорные производственные структуры Восточно-Сибирской железной дороги и «Иркутскэнерго» – иными словами, предприятия, обеспечивающие город максимально возможной занятостью населения и доходами. Но много ли вы слышали на региональном уровне о каких-то особых усилиях по развитию социальной инфраструктуры в связи с особой значимостью левобережной части Иркутска? О помощи городу в этом направлении?

Благодаря активности и усилиям городских депутатов, администрации города и руководства предприятий появляются детские сады, а во дворах – спортивно-оздоровительные площадки, ремонтируются лечебные учреждения и школы, строятся торгово-развлекательные комплексы, делается многое другое. Но всего этого явно недостаточно. И левый берег прав, когда хочет, чтобы на него обратили внимание, чтобы помогли. 

– А не мало будет троих представителей левого берега в составе Законодательного Собрания области для того, чтобы привлечь внимание к проблемам?

– В политике ведь зачастую важно не количество, а качество. И Андрей Лабыгин, и Алексей Красноштанов, и Михаил Корнев являются людьми активными и, что очень важно, компетентными в тех вопросах, которые озвучивают. И потом они, если пройдут в состав Законодательного Собрания, наверняка будут не одиноки. В региональном списке той же «Единой России» присутствует генеральный директор Иркутского авиационного завода, филиала научно-производственной корпорации «Иркут», Александр Вепрев, а это чрезвычайно уважаемый в политической и производственной среде человек, опытный законодатель. И человек, который неравнодушен к городским проблемам. Наверняка найдутся и другие.   

– Вот вы опять упомянули партию власти… А вам не кажется, что мы живём в период какой-то политической фантасмагории и депутатам-единороссам будет крайне сложно найти себя в таком запутанном пространстве? Вон что произошло с Российской академией наук… С одной стороны, правительство страны, сплошь состоящее из единороссов, предпринимает попытку реформирования РАН, а с другой – реформа эта получается настолько странной, что рядовым единороссам и сторонникам этой партии приходится протестовать и идти на баррикады…

– Ну, так уж и на баррикады?

– Хорошо! Участвовать, как Михаил Корнев недавно, в митингах протеста, подниматься на трибуну и говорить жёсткие, очень жёсткие вещи. 

«Дума изменилась… Дума стала работать лучше, эффективнее»

– Не буду спорить с вами. Даже соглашусь: абсолютно диких нестыковок, прямых противоречий, фантасмагории во многих сферах нашей жизни – и в политике тоже – предостаточно. И реформу РАН, например, я бы даже сравнил с налётом, рейдерским захватом в духе 1990-х. Понятно, что её целью является имущественный комплекс РАН, на который зарится некая группа влиятельных людей, близких к правительству страны, а все разговоры являются чистой воды отвлекающим манёвром, дымовой завесой. Непонятно только, почему это стало реально именно сегодня? При этом налицо нарастающее противостояние на международной арене, следовательно, очевидна острая общегосударственная надобность в собственной, а не привозной, из-за рубежа, науке и в своих, российских учёных. Это вопрос, по большому счёту, выживания, перспектив сущест-вования нашего государства как суверенного. 

Конечно, Академия наук нуждается в каком-то реформировании, в совершенствовании её деятельности. РАН в целом, видимо, по делу упрекают в том, что она увлеклась коммерцией, сдачей в аренду помещений и так далее, а уровень собственно научной работы снизился. Но вспомните: сначала, в тех же 1990-х, государство Академию наук бросило, сократило финансирование до предела, тем самым отправив её в свободное плавание – на поиски средств для выживания. Учёные выжили, приспособились, наладили соответствующие связи, переформатировали свою деятельность. А теперь им говорят: «Эээ, ребята! Да вы недостаточно исследуете, анализируете и экспериментируете! У вас мало результатов и практически нет публикаций в зарубежных научных журналах!» И кто говорит? Правительство, которое должно было предоставить заказ на исследования и эксперименты и обеспечить условия для проведения этих исследований и экспериментов. Правительство ничего подобного до сих пор не сделало и не делает, зато предлагает отобрать имущество и передать его каким-то сторонним людям, к науке не имеющим отношения вообще. 

Из того же разряда, на мой взгляд, и всё, что происходит сейчас вокруг ИрГТУ. Вуз, который ещё на стыке веков лежал, что называется, на боку, с приходом нового ректора, Ивана Михайловича Головных, обрёл мощный импульс. Коллектив сплотился, заработал на новых, более высоких оборотах, вуз задышал, ожил, вырос, поднялся на несколько ступенек в своём развитии. В итоге в 2009 году ему был присвоен особый статус Национального исследовательского университета, а это дорогого стоит. На огромной территории страны к востоку от нас ИрГТУ – это единственный вуз, который имеет подобный статус. И в нынешнем году он подтвердил его. Более того, в рейтинге вузов России занял 23-е место. Это огромный успех!

Вуз славится и уровнем преподавания, и уровнем научно-исследовательской, инновационной работы – эффективность его бизнес-инкубатора общеизвестна. Налажены тесные связи с крупнейшими предприятиями региона, и проблема трудоустройства перед выпускниками практически не стоит. У ИрГТУ есть свой телевизионный канал и студия, а это, наверное, уникальный факт. Высокое качество спортивной инфраструктуры подтверждает то, что в легкоатлетическом манеже вуза тренировалась перед отлётом на Олимпиаду в Пекине сборная страны. И это только малая часть того, чем может похвастать в качестве своих управленческих достижений руководство университета.

– И всё это благодаря Головных?

– Не ему одному, безусловно. Ивану Михайловичу удалось сохранить лучших специалистов, пригласить новых. А ещё он сумел создать соответствующие условия для коллектива. Сейчас, в результате недавно завершённого строительства нового жилого комплекса в Студгородке, 217 семей улучшили свои жилищные условия, а на самого ректора… завели уголовное дело. При этом ему вменяют то, что он якобы посягнул на федеральную собственность, хотя собственность на месте, никто ничего не отторгал, и это легко проверяется по документам. Наоборот: используя законные методы, ректор постарался решить общественно-значимую задачу, поставленную перед ним коллективом, учёным советом, – обеспечить людей жильём, комфортными условиями существования. О необходимости таких подходов постоянно говорит президент страны, неустанно твердит премьер-министр, а с Иваном Михайловичем при этом прекращают трудовой договор, заставляют уйти с должности ректора. Где тут логика? В чём смысл? 

– Вы прогнозируете, что ИрГТУ сейчас столкнётся с проблемами?

– Какие-то проблемы, безусловно, будут. Этот конфликт негативно сказался на репутации вуза, и университет уже наверняка потерял часть абитуриентов, которые могли, но теперь не захотели поступать в ИрГТУ… Хотя я уверен, что со временем всё выправится. Должно выправиться. 

– Незаменимых людей нет? 

– Не люблю это высказывание. Оно нивелирует значимость, ценность тех людей, которые создают, творят, вершат, живут деятельно. Незаменимые люди есть, и Иван Михайлович из числа таких людей. В его – почётного гражданина Иркутской области – порядочности я не сомневаюсь, как наверняка не сомневаются и тысячи других людей, соприкасавшихся с ним в университете, в областной Общественной палате, которую он возглавлял несколько лет. Иной вопрос, что заместить можно любого, это правда. В случае с Иваном Михайловичем я надеюсь, что человек, который сменит его в качестве ректора, продолжит управленческую политику Головных, продолжит путь развития университета. Мы, во всяком случае, поймём это довольно скоро, когда будут назначены выборы нового ректора, а кандидаты должны будут озвучить свои программы. Для меня показательным является тот факт, что буквально месяц назад учёный совет единогласно признал линию, которую проводил Головных, правильной. Значит, у нас сходятся точки зрения на перспективы политеха.

– У вас – это у членов Ассоциации выпускников ИрГТУ, председателем правления которой вы являетесь?

– Конечно. В состав ассоциации входят руководители крупнейших предприятий Приангарья, и мы всегда работали и работаем в тесном контакте с руководством университета, помогаем ему. Скажем, исключительно благодаря позиции первого президента нашей ассоциации Бориса Александровича Говорина, на тот момент губернатора региона, у ИрГТУ появился новый стадион, который соответствует самым высоким эстетическим и спортивным требованиям. Немало сделали нынешний президент ассоциации Виктор Круглов, другие члены ассоциации для получения ИрГТУ статуса Национального исследовательского университета. И все основные исследовательские, научно-образовательные проекты, которые вуз ведёт совмест-но с крупнейшими предприятиями и профессиональными объединениями региона, осуществляются при самом активном участии членов ассоциации.     

– Это ведь, насколько я понимаю, еще и ваш избирательный округ?

– Да, конечно. И мы вместе с руководством университета занимались и занимаемся решением многих вопросов на этой территории: благоустройством дворов, ремонтом дорог, реконструкцией ул. Лермонтова и организацией той автомобильной парковки, которую можно считать единственной в своём роде на весь левый берег. Сейчас вот приступили к работе по созданию скейт-городка неподалёку от здания политеха, а также специальной прогулочно-парковой зоны, сквера для молодёжи и просто отдыхающих, и там мы планируем поставить фонтан. Ничего подобного в округе нет. Свердловский район и в целом левый берег часто относят чуть ли не к категории спальных районов и считают, что здесь необязательны театры и кинотеатры, места для отдыха и занятий спортом – словом, развитая социальная инфраструктура. Уверен, мы будем делать всё, чтобы изменить такое положение вещей.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное