издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Алёна Бабенко: «Мечтать о ролях бессмысленно»

На XX международном кинофестивале «Лiстапад» («Листопад») в Минске актриса Алена Бабенко представила во внеконкурсной программе «Российские премьеры» фильм «Прощание», в котором сыграла главную роль.

Эта мелодрама – дебют в полнометражном кино Дмитрия Константинова, сценариста и режиссёра нескольких телевизионных фильмов («Чёрные волки», «Доктор Тырса»). Бабенко играет известную актрису Анну Рябинину, которая на пике популярности выходит замуж и уезжает в Америку, живёт и работает там. Но неожиданно возвращается в Россию. Ставит спектакль, в котором играет сама, а также её давний приятель (актёр Владимир Виноградов). Встречается со своей прежней любовью, журналистом, которого сыграл Сергей Юшкевич. И тут выясняется, что Анна неизлечимо больна. Финал – трагический.

Зал разделился на две половины: одной картина понравилась, другой – категорически нет. Но, кажется, все зрители были потрясены игрой Алёны Бабенко, великолепной артистки. Она вышла к зрителям держать ответ. А после побеседовала отдельно ещё и с журналистами.

– Вам самой эта роль пришлась по душе? Что вам дала?

– Любой актёр не откажется сыграть роль артиста, потому что понятна природа персонажа. Но в данном случае интересно не только это, а, собственно говоря, поступок героини. Такие отчаянно смелые поступки редко кто совершает в жизни (я имею в виду не только артистов). Когда я прочитала эту историю, мне так было жалко героиню! Я представила всю её жизнь… Сценарий был более печальным и трагичным. Я подумала, что поскольку она актриса, то не может так просто уйти, она должна уйти из жизни красиво, с фейерверком. И тогда сразу понятно, насколько ей больно и тяжело. Чем сильнее человек скрывает свои чувства, тем яснее, ближе становится его трагедия. Я, например, не могу быть такой безжалостной к себе, я совсем не похожа на Анну. Мне нравится, как она себя ведёт. Я представила: если в моей жизни случится такое, как поведу себя? Роль дала мне повод для размышлений.

– Её написали специально для вас?

– Нет. Но проб не было. Режиссёр этой картины – человек мягкий. Мы понимали друг друга и дальше хотим работать вместе. Это редкий случай единения… Я всегда немножко боюсь сниматься у сценаристов, потому что человек пишущий и человек снимающий – это разные вещи. Режиссёр должен иметь свою точку зрения на то, что написано. У него другой взгляд. Здесь режиссёр снимал по своему сценарию.

Когда я прочла его, то даже засомневалась: как это сыграю? Было совсем грустно, печально. Потом я предложила режиссёру отчаянный ход, ему понравилось. Мы снимали быстро. Но изумительно! Всё придумывалось на ходу и сразу шло в дело. Фильм ждала телевизионная судьба, но всё-таки он попал на экраны кинотеатров.

– Ваша героиня говорит, что не любит Чехова…

– Эту фразу придумала я: «Ненавижу Чехова». В том контексте, что он всегда прав, к сожалению. Моя Анна понимала трагедию, дурацкую ситуацию, в которую попала, она почти Маша из «Трёх сестёр». (Бабенко дебютировала в «Современнике» в этой роли. – От авт.)

– В фильме есть сцена, где папарацци гонятся за автомобилем актрисы, которая напомнила о принцессе Диане. У нас в России всё же нет таких эксцессов…

– Это режиссёрское решение – поднять актрису до такой степени. Видимо, он влюблён в героиню, для него она не менее значительная фигура, чем принцесса Диана. Спасибо ему за это, за уважение к актёрской профессии, к её значимости.

– Фильм не понравился! Многое непонятно. (Аплодисменты.) Сейчас столько молодёжного суицида вокруг! Главное – не умереть красиво (это такая глупость!), а жить достойно. И даже если тебе осталось три дня, прожить их надо так, как будто впереди вечность…

– Спасибо за неравнодушное высказывание! Вижу, мнения разделились: кто-то хлопал, кто-то нет. Уже приятно. Что сказать? Я не люблю в искусстве слов «должен», «должно быть так». Для фильма неодно­значность только подарок, хуже, когда однозначно и конкретно. 

– Мы, журналисты, утверждаем: совершенно неправдоподобно в фильме показана наша работа! Нам было смешно. И обидно.

– Я вас понимаю. Это вызывает большое уважение к вам, потому что вы защищаете своих коллег точно так же, как я защищаю своих, когда на них нападаете вы. Но как журналисты клеймят артистов! Боже мой, если бы вы знали… Выходят такие статьи! Неправдоподобно? В Москве, где я живу, вполне возможна такая история. В шоу-бизнесе, наверное, законы пожёстче. Хотя это противоестественно и некрасиво.

– Вы сами выполняете сложные трюки на съёмках?

– Я всегда говорю себе: не делай никакие трюки, не рискуй, на это есть, условно говоря, ноги каскадёра. Но нет же! Совершенно забываю об опасности. Артисту всегда хочется достоверности, это его и влечёт. «Алёна, нет!» – говорят мне. А я – на крышу дома: «Давайте верёвки, держите меня!» Так же было на съёмках фильма «Жесть». Я ненавидела эти съёмки, мне было страшно, но я всё равно всё делала сама. Но больше не буду, клянусь. Никакого смысла не вижу в риске. Есть прекрасная профессия – каскадёр. 

– Ваша героиня режиссирует свою жизнь. А вы в реальной жизни поступаете так?

– Не дай бог увлечься режиссурой собственной жизни! Наверное, можно сойти с ума. Я человек довольно скрытный, спокойный, домашний. Очень не люблю куда-то выходить, что-то придумывать. Знаете, так наигрываешься в театре и в кино, что хочется какой-то, на­оборот, открытости. Иначе можно потерять своё лицо, свою природу. Артисту необходимо сохранять наивность восприятия, а не постоянно смотреть на всё с оценкой. Это мешает профессии. Надо себя очищать от ролей.

– Вы, востребованная актриса, можете выбирать роли? 

– Я всегда выбираю. Никогда не иду туда, куда мне идти не хочется. Даже когда была студенткой. После института у меня было много предложений, я могла бы сниматься во много раз больше. Но я себе тогда сказала, что никогда не пойду против своего сердца. То, что меня не трогает, не волнует, никогда не будет предметом моей профессии. Это моё кредо и закон.

– Вы играете в основном нелёгкие драматические роли. Вам только такие предлагают?

– Ну почему? У меня есть и хулиганские роли… В театре у меня сейчас шесть спектаклей. Какой актрисе ещё так везёт? Там и драматические, и комедийные роли. Я занята в замечательных спектаклях «Пигмалион», «Бог резни». Пока я не дошла до амплуа комической старухи в кино, слава богу… (Смеётся.) Вообще я очень люблю и ценю юмор и с удовольствием сыграла бы в комедии. В «Каникулах строгого режима» была такая попытка. Без драматизма я, наверное, вообще не могу жить. Видимо, мой природный склад таков, что я всегда вижу какую-то оборотную сторону: в комедии – трагическое, а в трагедии – комическое. Такая двойственная у меня природа. 

– У вас есть роль-мечта? В каком образе интересно побывать?

– Нет! Бессмысленно это всё, знаете. У меня была один раз роль-мечта: мечтала, мечтала, обмечталась – и не попала, хотя была уже близко. И сказала себе: всё, не мечтай. Мне любые роли интересны.

– А какая самая любимая и дорогая?

– Меня постоянно спрашивают об этом журналисты. Такое ощущение, что я уже закончила карьеру, вышла на пенсию и доживаю последние дни…

Я всегда называю фильм «Водитель для Веры». Очень люблю то, с чего что-то начинается. Хотя там была трудная для меня роль, я не понимала, что получится. Мы снимали долго, два года. Но всё-таки Веру я люблю больше всего на свете, потому что это моя основа, то, что далось мне «кровью», а потом я полетела.

– Ваши любимые актёры? Кто был кумиром в профессии?

– Моё детское безумие было связано с Эдит Пиаф. Я умирала от неё! Мне хотелось быть такой же безумной, как она, такой же одержимой жизнью, любовью. Мне это очень нравилось в ней.

Я работаю в театре «Современник» у Галины Борисовны Волчек. И столько вокруг кумиров! Гафт, Неелова, Ахеджакова… Такие замечательные артисты! Кумирами становятся мои партнёры по спектаклям, фильмам. Они первые люди, которых я люблю. Мне всё равно, заслуженные они артисты, незаслуженные, я с ними работаю и должна любить партнёра, найти в нём то, за что могу полюбить. Они всегда в моей памяти. Без них я ничего не могу сделать. Я не одиночка в профессии.

– Ваш сын будет артистом?

– Нет, он учится во ВГИКе на оператора. Начинал у Вадима Ивановича Юсова, в этом году ушедшего из жизни. (Алёна Бабенко окончила ВГИК. – От авт.)

– Какую интересную роль вы сыграли недавно?

– Скоро выйдут несколько фильмов, в которых я снялась. В прошлом году мы снимали под Минском сериал Первого канала «Бегущая строка», я играю деревенскую женщину, у которой благородное происхождение. С польскими корнями. С прямой спиной. Мне интересно, что из этого получится.

– Спойте, пожалуйста.

Алёна поёт на французском песню из репертуара Эдит Пиаф.

– Хотели бы сыграть Пиаф?

– Конечно, хотела бы. Но кто же мне даст? Это несбыточная мечта, я думаю.

Фильмография Алёны Бабенко

«Водитель для Веры», «Андерсен. Жизнь без любви», «Жесть», «Чёртово колесо», «Инди», «Каникулы строгого режима», «О чём ещё говорят мужчины», «Однажды в Ростове».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector