издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Русский музыкант в Европе вызывает уважение»

Органистка Людмила Мацюра выступила с концертом в Иркутске

Когда-то в нашем городе было две органистки – Людмила Мацюра и Лидия Янковская. Обе уехали из города и стали уже частью музыкальной истории столицы Приангарья. Людмила Мацюра сегодня живёт и играет в Испании, но раз в несколько лет выступает в Иркутске. Вот и в середине февраля она дала концерт в органном зале. И музыкант и орган вспомнили друг друга – всё-таки в Иркутском органном зале Людмила Мацюра отыграла 17 лет, почти половину того срока, что существует наш орган. Нашему корреспонденту удалось поговорить с органисткой накануне выступления. Как будто и не было этих 10–15 лет, и сегодня Людмила Мацюра – всё та же красивая, интересная, сияющая женщина, органистка уже европейского уровня. Иркутские меломаны были искренне рады этой встрече с любимым исполнителем.

На родине Сервантеса

– Радостно видеть вас в Иркутске после стольких лет. Как органистку из Сибири занесло в Испанию? Или же правду говорят, что музыка интернациональна? 

– Когда я жила в Иркутске, ежегодно выезжала в Европу и играла концерты в разных странах, в том числе и в Испании. Так случилось, что мне предложили работу и я осталась. Сначала работала в Мадриде, в нескольких церквях, сейчас являюсь титулярной органисткой кафедрального магистрального собора в Алкала де Энарес, это пригород столицы Испании, старинный, очень интересный, красивый город. Центр его до сих пор сохранил облик 16-17 веков, и когда ты идёшь по этим улочкам, словно попадаешь в другую эпоху. В Алкала де Энаресе есть Дом-музей Сервантеса, который и родился здесь же. Также в этом городе находится знаменитый первый европейский университет, который был открыт в 1508 году. Хотя более известным считается университет в городе Саламанке. Помимо работы в самом соборе, занимаюсь и концертной деятельностью. Последний год руковожу хором, который называется «Мигель де Сервантес», это смешанный хор, и мы тоже выступаем с концертами. Это новый для меня вид деятельности, я работаю как концертмейстер и хормейстер. Наш хор небольшой, камерный, в течение нынешнего года мы сделали несколько программ, сейчас готовимся к ближайшим церковным праздникам – Страстной неделе, Пасхе, программа будет скомпонована из «Реквиемов» разных композиторов. Также в этой стране я встретила свою половинку, или, как говорят в Испании, «вторую половинку апельсина». Муж – видеооператор и реализатор моих программ, он делает профессиональные аудио– и видеозаписи, трансляции концертов, такой у нас образовался творческий тандем. 

– Вы рискнули и организовали в Испании большой органный фестиваль, который сегодня имеет общеевропейское и международное значение. Расскажите о нём подробнее. 

– Седьмой по счёту фестиваль мы провели в октябре, он называется «Кафедральный собор Алкала». Мы отважились на это мероприятие семь лет назад, и довольно сложно было начать организовывать его в Испании, поскольку в этой стране нет масштабной традиции слушания органных концертов, как, например, в России. Но, имея прекрас­ный орган – трёхмануальный, большой, новый (выстроен наш орган в 2001 году, можно сказать, он ещё малыш), грех было не использовать все его возможности. Ведь это удивительно универсальный инструмент с прекрасным звучанием, и акус­тика зала только благоприятствует его звучанию. Когда меня пригласили стать главной органисткой этого собора, было вполне естест­венно сделать что-то для того, чтобы привлечь дополнительное внимание к прекрасному инструменту. К счастью, публика у нас нарастает, хотя сегодня, в условиях кризиса, довольно непросто проходят организационные процессы. Но, тем не менее, сейчас наш фестиваль достаточно известен в Европе и мире. У нас есть сайт, куда мы выкладываем записи с концертов, есть свои зрители и поклонники. 

– Как вы сегодня встретились с иркутским органом? Как со старым другом?

– Иркутский орган всё так же прекрасен, он звучит хорошо, чисто, типичный барочный инструмент. Но в органном зале немного изменилась акустика, на мой взгляд. Хотя я вижу: поддерживается температура, орган находится в стабильных условиях, что важно для этого инструмента. Однако мне всегда здесь не хватает акустики, здесь сухо играть, я привыкла работать в больших соборах, где несколько иные акустические условия – когда инструмент словно дышит. А может, просто моё восприятие изменилось. Последний концерт я играла в Москве, в кафедральном католическом соборе, там прекрасная акустика и великолепный большой орган, так что разницу почувствовала. 

– А ваши руки вспомнили именно эти клавиши? Или я рассуждаю как дилетант?

– Это процесс постепенный: сначала ты начинаешь вспоминать инструмент, а потом он тебя. Каждый орган как человек, он обладает своей индивидуальностью. С незнакомым инструментом нужно познакомиться, отнестись к нему с уважением и попробовать подружиться. Это необходимо, чтобы про­грамма получилась, чтобы орган прозвучал во всех красках. 

– В Иркутской филармонии вы наверняка встретили много друзей бывших коллег…

– Конечно. Очень приятно было повидать Марину Токарскую, мы с ней очень долго проработали бок о бок, сделали много интересных программ, абонементов и детских, и взрослых, и юношеских. Нам до сих пор есть о чём поговорить, мы коллеги и продолжаем общаться и через расстояния. И я с интересом слежу за тем, что происходит в Иркутской филармонии. 

– Если обратиться к этапам иркутского творчества, какие вы бы отметили? 

– Наверное, цикл «Все органные сочинения Баха», за которые мне вручили губернаторскую премию. А вообще, мы постоянно старались обновлять абонементы, что-то одно выделить трудно. Из каждой поездки в Европу я привозила музыкальные новинки, которые в Иркутске ещё не звучали. И так в каждой программе звучало что-то традиционное и ещё что-то никому не известное. 

«В Европе орган – это часть жизни»

В Иркутском органном зале Людмила Мацюра проработала 17 лет

– Европа – родина органа. В чём разница между отношением к органной музыке в Иркутске, в России и в европейских странах? 

– Разница идёт из истоков. В России орган воспринимается как концертный инструмент, и люди стали слушать его, когда появились органные и концертные залы. В Европе же орган изначально находился в церквях, в соборах, основная его миссия – поддерживать религиозную службу. И уже в соборах или церквях и начинали органисты традицию концертов. В Германии органы очень старые, в Испании эти традиции не настолько давние. 

А первооткрывателем и первооснователем концертной деятельности на органе в Европе был Букстехуде, он стал делать концерты, так и зародилась эта традиция – помимо служб, стали играть концерты. В России же изначально были только концерты. И в России статус органа в каком-то смысле даже выше, он уже воспринимается как нечто исключительное, выдающееся. В Европе орган – это часть жизни, и зачастую он ассоциируется исключительно с церковью, вне её звучит крайне мало и редко.

– Вам не сложно было приспособиться к этой разнице? Ну и плюс опыт эмиграции называют тяжёлым, хотя обычно у каждого это своя, индивидуальная история.

– Конечно, сложно. Но я хочу подчеркнуть, что я не эмигрировала, у меня не было такой цели. Это был переезд в другую страну и решение, которое было непросто принять. Не так-то легко оставить налаженную жизнь и устоявшуюся концертную деятельность. Но, к счастью, благодаря силам свыше я продолжаю играть, продолжаю выступать, это главное.

– А как с испанским языком? Не было чудовищных барьеров? 

– Уезжая, я говорила на шести европейских языках – французский у меня был с детства, я училась в специализированной языковой школе. А остальные учила самостоятельно, в путешествиях – английский, итальянский, немецкий, испанский, немного польский. Так что у меня давно нет никаких чудовищных барь­еров, и не только в языках. По сути, я продолжаю заниматься тем же самым, но со спецификой работы в соборе. Жизнь продолжается, и она становится всё интереснее. 

– На гастроли выезжаете?

– Разумеется. Не так давно были концерты в кафедральном соборе в городе Пальма-де Майорка на Балеарских островах, в бельгийском Ант­верпене, намечен концерт в Брюгге, затем в Париже. В зависимости от того, какие предложения поступают, насколько они мне интерес­ны, я их принимаю и выступаю. Европа небольшая, и музыканты там более мобильны. 

– Как относятся к русским музыкантам в Европе? Ведь наша школа всегда была сильной. 

– Как только ты говоришь, что ты русский музыкант, это вызывает только уважение, к тебе по-другому относятся. Это как в России, где есть своя доля преклонения перед иностранцами, но там несколько иной уклон – русская школа действительно очень сильная. И русское музыкальное образование достойно преклонения в сравнении с музыкальным образованием в Европе, по крайней мере, тем, что существует у них в основной массе. У нас гораздо лучше и глубже обучают музыке, это до сих пор так. 

Биографическая справка:

Людмила Мацюра окончила Горьковскую консерваторию имени Глинки, курс профессора и концертирующей органистки Г.И. Козловой, по двум специальностям – «концертный исполнитель-органист» и «пианист». 

С 1986 по 2003 год являлась солисткой Иркутской филармонии, где проводила различные циклы концертов органной музыки, разработала ряд абонементов органной музыки для детей и взрослых, была участником трио «Рондо», дуэта «Концертино» и выступала в ансамбле с певцами, инструменталистами и хором. Органистка обладает обширным репертуаром, в который включена музыка начиная с 15 века и до наших дей. Среди её любимых авторов значатся И.С. Бах, Д. Букстехуде, О. Мессиан, Ж. Лангле, Л. Вьерн и др. Людмила Мацюра является исполнителем всех органных сочинений И.С. Баха, С. Франка, Ф. Мендельсона. 

В разные годы органистка участвовала в международных органных фестивалях в Германии, Швейцарии, Австрии, Италии, Норвегии, Франции, Шотландии, Испании и Ирландии. Концерты органистки проходили в известных кафедральных соборах Европы, например, в соборе Парижской Богоматери, Домском соборе Зальцбурга, кафедральном соборе Эдинбурга Сан Джайл и т.д. 

Также её выступления прошли во многих базиликах и церквях Испании. Сегодня Людмила Мацюра – концертирующая органистка, титулярная органистка кафедрального магистрального собора в Алкала де Энаресе (Мадрид), член жюри различных конкурсов, создатель и артистический директор «международного органного фестиваля «Кафедральный собор Алкала». С 2013 года Людмила Мацюра – художественный руководитель и дирижёр лирического хора «Мигель де Сервантес» в Алкала де Энарес.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное