издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Мы возвращаем исторически сложившуюся модель производства для КВСУ»

Падение мировых цен на металлургическую продукцию во многом спровоцировало снижение спроса на твёрдое топливо и обозначило определённый тренд в развитии ситуации на угольных предприятиях страны. В итоге российские угольщики оказались в весьма невыгодных условиях: порой приходится выбирать – остановить производство или продавать товар по заниженным ценам. О ситуации на рынке и о том, какой выбор делает крупный региональный игрок, рассказал гендиректор компании «Востсибуголь» Евгений Мастернак.

– Угледобывающая отрасль переживает не лучшие времена. И страдает в первую очередь производитель коксующегося угля, который работает в связке с металлургами. Какое влияние эта ситуация оказывает на компании, ориентированные на внутреннее потребление, добывающие уголь для энергетики, нужд ЖКХ?

– Мировое падение темпов промышленного производства, которое мы сейчас наблюдаем, приводит к общему снижению потребления твёрдого топлива. Следствие этого экономического падения – ценопонижающий тренд на угольную продукцию. Сохраняется он на протяжении последних трёх лет. Это влияет на состояние российского рынка не только коксующихся, но и энергетических углей. Точно также развивается процесс и на локальных рынках, в том числе и в Восточной Сибири.

Несмотря на то что коксующиеся и энергетические угли имеют разные сферы применения (в первом случае – металлургия, во втором – энергетика и цементная промышленность), тем не менее они достаточно жёстко связаны между собой. Существуют так называемые переходные марки – они могут применяться как в энергетике, так и для приготовления кокса. И теперь угли, которые ранее могли применяться в металлургии (коксующиеся с высокими характеристиками), с падением темпов производства начали переходить в разряд энергетических углей премиального класса. Таким образом, они тоже создают избыточное давление с точки зрения предложения на рынке угля.

Для нас, угольщиков, складывается крайне неблагоприятная ситуация. Получается, что сейчас действует в чистом виде рынок покупателя: именно он диктует производителям угля жёсткие условия по снижению цены, именно он стал предъявлять повышенные требования к качеству продукции. 

Если же говорить про Восточную Сибирь, то в этом году помимо ценопонижающего тренда на фоне избыточного предложения мы наблюдали уникальную ситуацию с точки зрения климатических условий – аномально тёплую зиму. Из-за этого, собственно, произошло колоссальное снижение спроса на уголь – до 15–20% со стороны нашего основного потребителя «Иркутскэнерго», которое потребляет 80% топлива, произведённого КВСУ. Такая же ситуация и у остальных энергетиков – повышенного объёма потребления угля, который был зафиксирован в 2012-2013 годах сейчас уже не наблюдается. Кроме того, начиная с 2014 года в Восточной Сибири сложился профицит электроэнергии – появились избыточные мощности в тепловой угольной генерации. Участники рынка вводили дополнительные блоки на своих станциях, теперь же они остаются незагруженными на все 100%. 

Поэтому мы ожидаем крайне тяжёлый 2014 год, когда наложились сразу два фактора – глобальный и локальный. Конечно, не факт, что в следующем отопительном сезоне будет такая же аномально тёплая погода. Однако сложности прошедшего сезона мы ощущаем на себе до сих пор – и у нас, и у всех наших коллег склады забиты готовой продукцией. Не удалось реализовать даже тот минимальный объём угля, который был запланирован к добыче на эту тёплую зиму.

– Как с учётом таких негативных явлений – и общемировых в экономике, и региональных – угольщики корректируют свои планы по добыче, сбыту продукции?

 – Мы сознательно снизили план 2014 года по добыче на 15%, но, тем не менее, поставили задачу сохранить производственные мощности и быть готовыми к любому отопительному сезону. Если температура зимой окажется ниже среднегодового значения, это наш шанс увеличить свои показатели.

– Можно ли, на ваш взгляд, расценивать в качестве дополнительных конкурентов на внутреннем рынке те компании, которые специализировались ранее на коксующихся углях, а теперь вынуждены перейти в сектор энергетики? 

– Думаю, что нет. В России в целом снизилось потребление угля на внутреннем рынке, но в то же время, как ни парадоксально, повысился экспорт. И мне кажется, что это произошло не благодаря, а вопреки. Дело в том, что у крупных российских компаний, которые имеют экспортный сырьевой потенциал, не осталось выбора. В ситуации, когда они не могут сбывать топливо внутри страны в том объёме, который необходим для выполнения производственной программы, им просто пришлось переориентироваться на экспорт. При этом и на экспортном рынке, как я уже упомянул, ситуация, мягко говоря, не очень благоприятная: цены по разным маркам упали до двух раз. Тем не менее, когда стоит вопрос, остановить производство или работать по сниженным ценам, последний выбор – лучший в сложившейся ситуации.

– У КВСУ были также экспортные планы, которые компания начала успешно реализовывать. Как сейчас они будут развиваться?

– Мы продолжаем экспортные отгрузки, но они идут на внутренний рынок Китая, а он так же, как и вся Восточная Сибирь, из-за климатического воздействия сократил объёмы потребления. Склады переполнены и у китайцев – мы почувствовали резкое снижение спроса по этому направлению. Но, думаю, всё ещё может компенсироваться во второй половине года. Как правило, в апреле-мае потребители сжигают угли, которые хранились на складах, а с июня начинают загружать их под новый отопительный сезон.

– Тем не менее сегодня основная работа компании связана с обслуживанием региональных потребителей. Как выглядит рынок Иркутской области и какова доля КВСУ в нём?

– Потребительский потенциал Иркутской области составляет до миллиона тонн в год, мы закрываем пока только 200–300 тысяч тонн. Я допускаю, что есть несколько удалённых районов Приангарья, где из-за логистической составляющей мы, возможно, не в состоянии конкурировать с коллегами из других регионов – они находятся ближе, им поставлять топливо железной дорогой дешевле. Но в 90% случаев КВСУ точно сможет закрывать спрос, потому что мы имеем свои разрезы в разных муниципалитетах Приангарья. Кроме того, со своими потребителями мы очень редко работаем по предоплате. В основном же даём им рассрочку по платежам, часто идём на встречу, откладывая оплату. Очень характерный пример – «Облжилкомхоз», который сейчас находится в стадии банкротства. Его долг перед нами достиг практически 90 миллионов рублей. Задолженность «Облжилкомхоза» перед КВСУ всегда сохранялась, но в более скромных размерах – 30–40 миллионов рублей в год. Однако даже в этих условиях иркутские угольщики шли навстречу, учитывая социальную ответственность перед конечным потребителем и долгосрочные отношения с компанией. Но за довольно короткое время долг увеличился до 90 миллионов, при этом доля угля КВСУ, покупаемого «Облжилкомхозом» (по сути, он является заказчиком для всех МО), снизилась в два раза.

Странная, на наш взгляд, динамика снижения потребления угля КВСУ в Приангарье наблюдается последние 10 лет. Казалось бы, производителю, который работает в Иркутской области, платит здесь налоги, предоставляет рабочие места, признаётся из года в год лидером среди хозяйствующих субъектов с точки зрения социальной ответственности, должно отдаваться предпочтение. Тем более «Востсибуголь» предлагает продукцию, не уступающую по качеству, мы готовы выстраивать долгосрочные – даже не многолетние, а десятилетние – отношения с мелкими потребителями – муниципалитетами области. Но почему-то наблюдается ситуация, когда уголь с теми же качественными характеристиками, но по более высокой цене приобретается за пределами Иркутской области.

Мы обратили внимание правительства на эту ситуацию, сейчас создана совместная комиссия. Пытаемся вместе разобраться и найти возможности увеличить потребление угля внутри региона. Подчеркну: мы не требуем никаких преференций от региона, мы просто хотим добиться равного, не избирательного подхода ко всем производителям. 

В России
в целом снизилось потребление угля на внутреннем рынке, но в то же время, как ни парадоксально, повысился экспорт, говорит глава КВСУ Евгений Мастернак

– Вы говорили, что в сложившихся условиях «Востсибуголь» намерен сохранить существующие позиции. Как тогда планируется поступить с инвестиционными проектами? Готова ли компания выделять дополнительное финансирование на идеи, которые окупятся не сегодня и не завтра?

– Угольная промышленность – отрасль длинного горизонта планирования. Конечно, у нас были и есть проекты, направленные на улучшение угольной базы, капитализацию бизнеса, расширение нашего присутствия. И пока придерживаться этой стратегии КВСУ удаётся.

В самом начале 2014 года мы с крупнейшей угольной корпорацией мира Shenhua (Китай) создали совместное предприятие (в него вошло наше дочернее предприятие) и приобрели лицензию на Зашуланское месторождение в Забайкалье. В ближайшие два года планируем провести необходимые работы и утвердить запасы на месторождении, подготовить всю необходимую проектную документацию. Уже в этом году начали глубокую геологоразведку и бурение. На сегодняшний день балансовые запасы Зашуланского месторождения по категории C1 составляют 252 миллиона тонн. Уголь этот имеет характеристики экспортной продукции – высокую калорийность и низкое содержание серы. Проектная мощность объекта – до 6 миллионов тонн угля в год.

По предварительным оценкам, инвестиции в СП превысят 30 миллиардов рублей. Это первый проект такого уровня, реализуемый китайской стороной совместно с российским производителем угля. Соглашение о топливно-экономическом сотрудничестве и новом этапе освоения Зашуланского заключено более недели назад в Китае. Свои подписи на документе стороны поставили в присутствии президента РФ Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина.

Замечу, что подобные масштабные проекты появляются у компании не тогда, когда ей удобно, а тогда, когда складываются обстоятельства. У КВСУ появился зарубежный партнёр, и мы решили развивать проект, несмотря на трудную ситуацию в угольной отрасли.

Второе инвестиционное направление КВСУ – участок Северо-Западный Кирбинский Бейского месторождения в Республике Хакасия. Мы очень долго приглядывались к объекту, когда в регионе был объявлен конкурс, решили поучаствовать в нём. Условия конкурса предполагали помимо всего прочего ещё и состязание в технико-экономических предложениях по участку; КВСУ предложила, как посчитала конкурсная комиссия, лучший проект, в том числе и с социальной точки зрения. Работать на объекте будет дочерняя структура «Востсибуголь–Хакасия».

На Кирбинском содержатся высококачественные энергетические угли марки Д. Балансовые запасы участка по категориям A+B+C1 составляют около 170 миллионов тонн. Добычная мощность объекта – до 7 миллионов тонн в год. КВСУ ставит себе достаточно сжатые сроки по освоению участка. Более того, я не исключаю, что это не единственное наше приобретение в Хакасии и КВСУ попробует увеличить там свою ресурсную базу. Ведь Хакасия – один из крупных регионов присутствия группы En+, здесь работает ряд предприятий «Русала», «Союзметаллресурса», строится солнечная станция «ЕвроСибЭнерго» и так далее. Поэтому какую-то небольшую часть топлива КВСУ будет отгружать для их нужд. Всё остальное пойдёт на экспорт в Японию, Корею и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

Третий проект – Ныгдинская площадь в Черемхове. В 2015 году «Востсибуголь» намерен приступить к строительству угольного разреза. В этом же году планируется добыть в качестве опытной партии и отправить на экспорт порядка 30 тысяч тонн угля. Согласно данным предварительных исследований, при обогащении ныгдинского угля на Касьяновской фабрике можно выпускать концентрат для рынка АТР. Стоимость всего проекта ориентировочно составляет 250 миллионов рублей.

Несмотря на то что сейчас не самое лучшее время для угольной отрасли, компания «Востсибуголь» продолжает расширять географию присутствия в Забайкалье, Туве, Красноярском крае. По сути, мы возвращаем исторически сложившуюся модель, когда «Востсибуголь» управлял не только предприятиями в Приангарье, но и активами, расположенными в других регионах. До того как были сделаны эти приобретения, у нас стояла задача расширить экспортное направление. Ведь КВСУ была хоть и крупной, но достаточно локальной компанией, её экспортные возможности были ограничены. Сейчас же требуется только немного времени, и мы станем более сбалансированным с точки зрения экспорта и внутреннего потребления предприятием.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер