издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Культурная столица»: нон-стоп весь год

Соавторы проекта подводят итоги первого фестиваля

Фестиваль «Культурная столица» в некотором роде стал культурным шоком для Иркутска. 5–7 июня в Приангарье произошло что-то совсем невообразимое по своей насыщенности, неординарности и творческой лёгкости. Гостями фестиваля стали основатели знаменитых «Митьков», страна «Картония», единственный в мире роговой оркестр, Светлана Сурганова и группа «Торба-на-Круче». «Конкурент» встретился с соавторами проекта – литератором Андреем Швайкиным и художником, руководителем фестивального центра «Байкал XL» Анатолием Борозненко, чтобы поговорить о некоторых итогах, о концепции продолжения «Культурной столицы» и о тех проблемах, что возникли по ходу подготовки и непосредственно проведения фестиваля.

Уйти от «фестивальчиков»

– В Иркутске проводится достаточно много фестивалей. Чем вы хотели выделиться на фоне такого обилия мероприятий, как определили свою главную «фишку»?

Анатолий Борозненко: Мне кажется, мы вышли на хороший, достойный уровень подачи фестиваля и ушли от такого явления, как «фестивальчик», что расплодились сегодня в невообразимом количестве по стране. И зачастую не ради творческих инициатив, а всё больше коммерческих. При этом Иркутск всегда был и остаётся городом больших культурных традиций, и не так-то просто было ему предложить что-то достойное, соответствующее ожиданиям. Мы много ездим, видим, как делают фестивали серьёзного уровня в других городах, регионах, в европейской части страны, где есть чему поучиться. И мы учились. И, кажется, сделали хороший большой проект по развитию культурной жизни Иркутска и Восточной Сибири в целом. Стартовать решили совместно с Санкт-Петербургом, с партнёрами из арт-салона «Невский, 24», – именно из этого города к нам приехали уникальные коллективы и показали своё мастерство. 

Андрей Швайкин: Идея культурного мостика между Иркутском и Санкт-Петербургом окончательно оформилась всего полгода назад, хотя работать в этом направлении мы начали достаточно давно. Нам хотелось выйти за рамки творческих инициатив и максимально приблизиться к искусству. Поэтому и была выбрана общепри-знанная культурная столица России – город, с которым уже сложились тесные взаимоотношения, контакты и наработки. Зачем нам это? Во-первых, хочется хоть как-то остановить отток творческих людей из Иркутска и посодействовать передовой питерской и не только питерской культуре в активной миграции в регионы. Ведь и Иркутск – общепризнанная культурная столица, только Восточной Сибири. Сам Бог велел эти мостики соединить. Во-вторых, мы хотели, чтобы иркутяне увидели то, что никогда не видели раньше. И для Санкт-Петербурга это актуально, ведь и питерцы в последнее время варятся в собственном соку. Те же «митьки» особо с выставками не разъезжают. Их не пришлось долго уговаривать: они были искренне рады идее фестиваля. А для Иркутска «митьки» – не просто событие, это питерский андеграунд, который стал настоящим брендом современного российского искусства. Таким же абсолютным открытием для иркутян стал знаменитый роговой оркестр. Вы знали, что в Большой советской энциклопедии есть строчка, что это искусство навсегда утеряно? Питерцы возродили сложнейшее, уникальное мастерство, с успехом гастролируют, но в основном по миру. Замечательно, что роговой оркестр нашёл в Губернаторском симфоническом оркестре доброго партнёра, уже есть идеи относительно совместных проектов. И «митьки» также нашли своих сторонников. А потрясающая Светлана Сурганова написала на плакате: «Требую продолжения!» Надеюсь, первый блин отнюдь не оказался комом. 

– К сожалению, мне не удалось увидеть ваше знаменитое печенье с логотипом фестиваля. Оно и вправду съедобное?

Анатолий Борозненко: «Стартовать решили совместно
с Санкт-Петербургом,
с партнёрами из арт-салона «Невский, 24», – именно из этого города
к нам приехали уникальные коллективы
и показали своё мастерство»

Анатолий Борозненко: Конечно! И вкусное! Мы хотели, во-первых, поддержать фестиваль сувенирной продукцией, во-вторых, была цель показать, какими полезными могут быть сувениры. Да, такое печенье выпекается в Питере, но его вполне можно стряпать и у нас. Это проект Алексея Шевелёва, мы с ним учились в Иркутском художественном училище, он уехал в Санкт-Петербург, где открыл фабрику по производству печенья. Он мощно стартанул и сегодня востребован в Москве и Санкт-Петербурге. Вот вам лишний пример того, как мы упускаем творческий потенциал Сибири. 

Андрей Швайкин: Кстати, уникальной творческой площадкой стал и Парк-лэнд. Иркутск впервые увидел то, как можно легко, увлекательно и незатратно украшать пространство вокруг себя. Мы хотели показать, как в принципе можно пре-образить парк, набережную, любой невзрачный участок. И Иркутск стал первым городом, где современное искусство лэнд-арт «вмонтировали» в городскую среду, более традиционным считается размещение объектов в природном ландшафте. И это тоже новаторство, которое на «ура» оценили горожане. Сегодня в инстаграмме и соцсетях полно этих объектов: лампочка из прутьев, обручальные кольца, Ангара и другие.

– Много восторженных отзывов, особенно от иркутян с детьми, можно было услышать о проекте «Картония». Как вы их нашли?

Анатолий Борозненко: База у них в Москве, но уже несколько лет они работают в разных регионах России, а также за рубежом и не без основания считают себя независимым государством. А нашли мы их с помощью питерских коллег, когда выбирали одну из необычных «фишек» фестиваля. Кстати, в следующих проектах «Картонии» будут задействованы уже наши ребята-волонтёры, они хорошо показали себя в Иркутске.

– Где «добывали» картон для осуществления всех идей «Картонии»? 

Анатолий Борозненко: Картон нам предоставил целлюлозно-картонный комбинат, причём картон хорошего качества. Нам передали 600 листов и около тысячи коробок с картоном. 

Также помогла иркутская картонная фабрика, они нам привезли 300 листов. Конечно, мы заранее озаботились тем, чтобы обеспечить приглашённых гостей материалами для осуществления своих идей – строительства картонного города и завода по выработке творческой энергии. Проект потом оценили на карнавале. В «Картонии» работало 16 человек, также мы привлекли 20 местных волонтёров. 

– Точно такие же положительные отзывы заслужил и проект «Ломопортация. Новая магистраль», наглядно демонстрирующий все чудеса ломографии. 

Анатолий Борозненко: Да, и это уникальное направление в современном искусстве. Часть работ делалась в Петербурге, затем плёнки привозились сюда и наслоение осуществлялось уже в Иркутске. Куратор фотографического проекта Светлана Бекасова подчеркнула: «Организаторы фестиваля поставили перед нами задачу – путём фотографии проложить некую дорожку из Санкт-Петербурга в Иркутск, установить связь между двумя городами. Я сразу подумала о ломографии. Мы отсняли в Петербурге особняки, набережные, музеи, выслали плёнки в Иркутск, и на эти, ещё не проявленные, плёнки местные фотографы снимали жителей Иркутска». Поскольку проект во многом строится на импровизации, из десяти плёнок, отправленных в Иркутск, в экспозицию вошло пятнадцать кадров. Но выглядели они волшебно. На той же площадке интересными были проекты видеоарта «Эволюция кадра» и кинопоказ «Короткий метр». В программу вошли лучшие работы фестиваля Erarta Motion Pictures – это авторский проект петербургского музея и галерей современного искусства «Эрарта». У нас уже созрело много интересных задумок на будущее именно по кинопоказам – артхаус, видеоинсталляции дизайнеров.

– Фестиваль был намеренно приурочен ко Дню города?

Андрей Швайкин: Нет, мы совпали, но совпали удачно. Уже позднее в Интернете, после всех организационных нервотрёпок и раздраев, прочитали много хороших отзывов о площадках и о том, как Светлана Сурганова и «Торба-на-Круче» буквально взорвали город на вечернем концерте. 

«Как могут быть «митьки» не чьей-то фишкой?»

– Понятно, что проведение такого масштабного проекта, да ещё в первый раз, невозможно без трудностей, без проблем. С чем вы столкнулись?

Андрей Швайкин: Проблемы были и остаются. И останутся. Культурное развитие – самая трудная задача любого общества. Но нас поддержал большой бизнес, в данном случае энергетики – спасибо им! И от властей города мы получили поддержку. Когда мы пришли с идеей к Виктору Кондрашову, у него сразу загорелись глаза: «Класс!» Мэр понял, что мы не просто везём большую культуру в город, а хотим сам Иркутск сделать центром большой международной культуры. 

Анатолий Борозненко: Не всё из задуманного получилось: например, в проекте программы стоял поэтический слэм, но мы не смогли вывезти поэтов. Также не получилось сработать со стрит-артом. Но мы пошли на затраты, чтобы привезти парней из галереи современного искусства «Эрарта». Они нам за час нарисовали такие уникальные стены, что их хоть отрезай да в дом неси. 

Андрей Швайкин: Очень подвела одна из авиакомпаний, причём дважды за два дня. Сначала не доставила вовремя роговые инструменты, а у рогового оркестра было запланировано выступление на открытии фестиваля. Потом не привезла в полном составе группу «Торба-на-Круче» – ребята выступали вдвоём, перестроив концерт. Они просто поразили публику – все думали, что так и должно быть. Авиакомпания же, насколько мне известно, и по сей день не принесла официальных извинений ни коллективам, ни организаторам. Вот вам и отношение к культуре.

– Понятно, что мероприятие такого масштаба требует серьёзных финансовых вложений. Где брали деньги?

Андрей Швайкин: Искали спонсоров, конечно. К счастью, крупный бизнес сегодня осознаёт роль и ценность культурных традиций, но требует и соответствующей отдачи – не рекламой, нет, оценкой общества, скорее. А вот средний пока не дозрел, приходится уламывать. Поэтому организационные проблемы потащили за собой идеологические. Готов ли Иркутск и впредь принимать такой фестиваль? Или нам думать, какие корректировки вносить? Делать фестиваль более массовым, попсовым, следовательно – с хорошим рекламным выхлопом, привозить что-то более доступное для широкой публики? Не хотелось бы. Заявленная планка – не попса, и отношение к ней должно быть ответственным, в том числе у бизнес-сообщества региона.

Анатолий Борозненко: Мы прекрасно понимаем, что у нас много своих недоработок – как и у любого мероприятия или события, которое происходит в первый раз. Мы рассчитывали и надеялись на массовое участие волонтёров, но оказалось, что люди были не готовы, а то и с недоверием относились к проекту…

– Это странно, потому что волонтёрское движение сегодня сильно развито в Иркутске, касается ли это помощи сиротам, бездомным животным или поиска пропавших без вести.

Серия мероприятий в рамках фестиваля «Культурная столица» оживила Иркутск

 

Андрей Швайкин: Тем не менее это факт – волонтёров не всегда хватало. И это тоже потащило за собой блок идеологических проблем – готовность уже самой публики воспринимать неординарные вещи. Скажем так: готовность есть, но активность пока оставляет желать лучшего. Хотя и погода не помогла. Возникли вопросы и с местными СМИ. Я сильно удивился позиции отдельных медиа, которые вели диалог исключительно через прайс. Могу процитировать слова Виктора Ивановича Тихомирова, одного из основателей «Митьков» (он впервые в Иркутске презентовал фильм «Чапаев. Чапаев», по сути, подарок сделал): «От СМИ сегодня во многом зависит выживаемость культуры». Я многого не увидел. Задаю вопрос одному из наших уважаемых медийщиков: «Неужели вам не интересны «митьки»?» Отвечают: «Не наша «фишка». Перефразирую одного из героев фильма «Залечь на дно в Брюгге»: как могут быть «митьки» не чьей-то «фишкой»? Уникальный роговой оркестр – не «фишка»? Тем более для СМИ? Что тогда «фишка»? Попса, криминал и платные новости? В дни фестиваля, кстати, прессу награждали, догадываюсь, и за достижения в области культуры. Вот этот гадкий снобизм и коммерческая журналистика и мешают популяризации культуры – так мы её на уровень прорыва никогда не поднимем. А ведь нам нужен был не пиар, за спонсоров бы и так заплатили, нам нужна была пропаганда искусства. И при ограниченных ресурсах. И СМИ должны быть в первую очередь заинтересованы в том, чтобы город творчески развивался. Это как с бизнесом – вложенные в нематериальные ценности деньги никогда не приносят сиюминутной выгоды. 

– Скажите честно: зачем вам всё это было нужно? 

Анатолий Борозненко: Хочется что-то оставить после себя. А фестиваль – красивое и полезное явление, от которого люди получили позитив. И сейчас к нам возвращается отдача. В наших планах – сделать проект международным. Есть много задумок дальнейших интересных – в синергии с Питером, с другими городами. С художниками мы уже делаем творческую дачу, задумываемся над совместными проектами с роговым оркестром, с рок-музыкантами. В целом идея фестиваля намного шире, чем эти три июньских дня, он будет проходить нон-стопом весь год – пока в Иркутске и Санкт-Петербурге. Сейчас организуем презентацию иркутян в Санкт-Петербурге, надеемся, в августе это получится.

Андрей Швайкин: Толя сказал высокие слова, пусть и банальные сегодня, но для нас они действительно имеют смысл и значение – оставить что-то после себя. Если удастся из фестиваля сделать большой культурный форум, это будет здорово. И хорошо, что «Культурная столица» – инициатива изначально частная, но мы отнюдь не узурпируем идею – мы зовём в неё всех инициативных и неравнодушных. Нам проще предложить обществу что-то готовое и получить поддержку, нежели ждать инициатив сверху. Их не будет, поверьте. Культура – явление восходящее.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное