издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Утконос» взлетел

«ЭкоАнгарск» с помощью предпринимателей и общественности восстановил редкий боевой самолёт

Долгие годы на окраине сквера у Музея Победы в Ангарске стоял экспонат в ужасающем состоянии: истребитель-бомбардировщик МиГ-23Б, когда-то прибывший с авиабазы Белая. Уникальная машина, коих было выпущено всего несколько десятков, страдала от непогоды и рук вандалов. Самолёт, который в Военно-воздушных силах за характерные обводы фюзеляжа прозвали «утконосом» и «крокодилом Геной», мог бы кануть в Лету, если бы активисты общественного движения «ЭкоАнгарск» не решили его восстановить. Жители города и предприниматели откликнулись на их призыв, так что всего за десять месяцев крылатая машина обрела новую жизнь. Взлетела, как говорят в таких случаях знатоки интернет-сленга.

Солнце, прежде чем скрыться за девятиэтажкой, бросает закатные лучи на выкрашенный в серый цвет МиГ-23Б, стоящий рядом со зданием Музея Победы. Машина, на которую наводят лоск, вызывает любопытство у прохожих. «У, какой самолётик!» – говорит молодая женщина карапузу лет четырёх, пытающемуся внимательно разглядеть боевую машину сквозь прутья забора. «Клёво сделали, для людей!» – ограничивается ёмким комментарием коротко стриженный мужчина лет тридцати, гуляющий с маленьким сыном. 

Один в своём роде

Самолёт-памятник способен вызвать подобную реакцию не только у праздных зрителей, но и у энтузиастов авиации. Пусть остальные модификации «двадцать третьих», или «бичевателей» по классификации НАТО, достаточно распространены (всего их было выпущено около пяти тысяч), МиГ-23Б – птица редкая. Именно в таком варианте был собран четвёртый опытный экземпляр самолёта с крылом изменяемой стреловидности, который должен был заменить крайне удачный, но начинающий устаревать МиГ-21. Особенностью новой машины, как и разработанного несколькими годами ранее американского бомбардировщика General Dynamics F-111, стало крыло, чьи плоскости могли отклоняться от поперечной оси самолёта на угол от 16 до 72 градусов. В первом случае оно создавало большую подъёмную силу, что улучшало управляемость самолёта на небольших скоростях, во втором – уменьшало сопротивление, что позволяло разогнаться до 2500 км/ч. В угоду универсальности новую машину  решили выпустить в нескольких модификациях, одной из которых должен был стать истребитель-бомбардировщик, способный с равным успехом вести манёвренный воздушный бой и наносить удары по наземным целям. Внешне отличить «ударный бомбардировщик», или «изделие 24», как называли эту разновидность самолёта в официальных документах, проще всего по носовой части, сдвинутому назад хвостовому оперению, более мощной передней стойке шасси и более крупным колёсам. Само собой, иным по сравнению с исходным истребителем было вооружение и часть бортового оборудования. 

Серийное производство МиГ-23Б было налажено на Московском машиностроительном заводе «Знамя труда». В 1972-1973 годах он выпустил, по разным данным, то ли 24, то ли 48 истребителей-бомбардировщиков. Среди них был и самолёт под серийным номером 242002516. Машина была произведена в 1972 году и передана в 722-й авиационный полк истребителей-бомбардировщиков (АПИБ), базировавшийся на аэродроме Смуравьёво в Псковской области. Впоследствии самолёт проходил службу в 58-м АПИБ  на аэродроме Степь в Забайкалье, где МиГ-23Б базировались до 1986 года. А в 1990 году он прибыл в Ангарск с авиабазы Белая, расположенной под Усольем-Сибирским. Так город нефтехимиков обрёл уникальную машину: если взглянуть на заботливо подготовленную любителями авиации карту памятников на сайте russianplanes.net, то выяснится, что больше ни одного МиГ-23Б, выставленного на всеобщее обозрение, нет не только в России, но и в мире! Подобным экспонатом не может похвастать ни Центральный музей ВВС в подмосковном Монине, ни Музей техники в немецком Шпайере, ни Музей авиации холодной войны в Техасе. 

Но уникальный самолёт не пощадило ни время, ни местные вандалы. До прошлой осени взглянуть на «мигарь» без слёз было нельзя: стёкла в фонаре пилотской кабины выбиты, рули направления вывернуты под неестественным углом, в обшивке фюзеляжа зияют сквозные дыры, а сама она покрыта граффити, самыми невинными из которых были слово «чебурашка» и подпись некоего Кирилла, пожелавшего таким образом прославить своё имя. Подобное зрелище вызовет досаду у любого, кто хотя бы в малой степени интересуется авиацией, что лишь подтверждает дискуссия вокруг фотографий, опубликованных на портале russianplanes.net в феврале 2013 года. 

– Кошмар… – в первом же комментарии заметил фотограф Сергей Лысенко. 

– Нигде в мире таких «памятников» не встречал, разве что в африканских странах, – присоединился к нему его тёзка Сергей Тарасов.  

– Полностью с вами согласен, – ответил на это пользователь, скрывающийся под псевдонимом aviafil. – Этот так называемый «памятник», по-моему, за гранью добра и зла. 

– А что вы тут недовольство выражаете? – не без ехидства заключил некто Виталий Чернышов. – Авиаторы, объединяйтесь! Ищите друзей и сочувствующих в Ангарске. Займитесь «птичкой». Кто, если не вы?!

Всем миром

Сотрудник ЗАО «Радий» Андрей Россов дорисовывает белую окантовку вокруг опознавательных знаков на борту самолёта. Во-первых, такова традиция советских и российских ВВС, во-вторых, так они становятся заметнее

Риторический вопрос, что нехарактерно, не остался без ответа. «Однажды просто шёл мимо, мороженое ел и подумал: почему бы самолёт не восстановить? – рассказывает руководитель инициативной группы «ЭкоАнгарск» Виктор Обозов. – Идея принадлежит мне, но я бы ничего не сделал без ребят». «Ребята» – это активисты движения «ЭкоАнгарск»: Владимир Болгалиев, Вячеслав Иванец (известный некоторым читателям как адвокат и бывший депутат Думы Ангарского муниципального образования), Денис Казанцев, Александр Ковальков, Сергей Коновалов, Сергей Кочнев, Филипп Красильников, Андрей Кулагин, Андрей Мамонтов, две Ульяны – Маркузе и Мезенцева, Тимур Муллагалиев и Андрей Россов. Это те, кто непосредственно «занимался птичкой», своими руками приводя самолёт в божеский вид или собирая деньги на его восстановление. 

Ремонтировали полуразрушенный МиГ-23 с бортовым номером 31 всем миром. «Средств бюджета здесь нет, деньги вносили предприниматели и жители города, – объясняет Обозов. – Нам удалось заинтересовать бизнесменов, они делали перечисления под честное слово. Так что проект целиком и полностью общественный, не думаю, что в России есть подобные примеры». К слову, решётчатое ограждение вокруг самолёта появилось благодаря генеральному директору ЗАО «Стальконструкция» Андрею Левченко, который также дал денег на материалы и краску для памятника. Мебельная фирма изготовила контейнеры для сбора средств на восстановление истребителя-бомбардировщика, которые установили в Ангарском технопарке, зданиях ОАО «Ангарский завод полимеров» и ОАО «Ангарскцемент», кинотеатре «Мирамакс», клубе-ресторане Beerloga, ресторане японской кухни Daitori и Межотраслевом региональном учебном центре. Их стоимость составила бы 10 тыс. рублей, если бы на предприятии их не изготовили бесплатно, а собрать через них удалось 12 тыс. рублей. 

Заменить дырявые листы обшивки предложили в фирме, занимающейся монтажом систем вентиляции. Сотрудники ООО «ПКФ Стеккер» очистили фюзеляж с помощью пескоструйной установки, установили новый фонарь и подготовили самолёт к покраске. Ремонтировать обшивку помогали работники ЗАО «Радий», один из которых, Андрей Россов, по совместительству является активистом «ЭкоАнгарска». Проект не обошли стороной и простые горожане. Для того чтобы привлечь их, придумали довольно простую, но действенную схему: любой, кто хотел бы поучаствовать в восстановлении самолёта, мог купить магнит с изображением МиГ-23 или силиконовые браслеты цветов российского флага, на одном из которых была изображена левая плоскость крыла, на втором – фюзеляж истребителя, а на третьем – правая плоскость. Точно так же принимались и безвозмездные пожертвования. 

– А этот забор потом уберёте? – прерывает наш разговор с Обозовым водитель подержанной «Тойоты», припаркованной неподалёку.

– Когда обнесут территорию Музея Победы, – отвечает Виктор. – Планируют в следующем году. 

– Вообще здорово сделали! – удовлетворённо констатирует его случайный собеседник. 

«Восстановление завершено!»

Активисты «ЭкоАнгарска» не только привлекли 500 тысяч рублей
на восстановление истребителя-бомбардировщика,
но и выполнили немалую часть работы своими руками

В общей сложности на восстановление самолёта ушло 500 тыс. рублей. При этом фирме, устанавливающей ограждение, активисты остались должны 8,8 тыс. рублей. «Обязательно об этом в газете напиши-

те», – настаивает Обозов. Несмотря на то что ещё не все финансовые проблемы решены, вечером 25 июня работа вокруг Миг-23Б кипела: колёса шасси готовили к покраске в чёрный цвет (после того, как нанесли краску на фюзеляж, на них остались серые пятна), а вокруг опознавательных знаков и бортового номера делали белую окантовку – во-первых, такова традиция советских и российских ВВС, во-вторых, в таком виде они более заметны. Подметали и невысокий поста­мент, который впоследствии выкрасят белым. 

Через четыре дня после нашей беседы в социальных сетях появилось короткое сообщение: «Восстановление завершено!» Таков финал десятимесячной эпопеи, доказывающий, что неравнодушные люди способны на многое. Впрочем, у этой истории может быть продолжение: у «ЭкоАнгарска» есть идея смонтировать подсветку вокруг самолёта, а сам его установить на более высокий пьедестал. Вопрос только в том, где и как найти на это деньги. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное