издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Музыкальная планета Михаила Лаписа

  • Автор: Наталья ИВАНОВА

Известный музыкант, талантливый педагог и композитор, любящий муж, отец, дедушка и просто неравнодушный человек, Михаил Лапис в свои 64 года преподаёт в Иркутском областном музыкальном колледже имени Шопена и детской музыкальной школе № 7, обучая и прививая юным музыкантам особое отношение к своему делу, к своему инструменту, терпение и трудолюбие, тем самым формируя в учениках основные жизненные качества, ведь педагог должен не просто научить, он должен заинтересовать на всю жизнь.

– Михаил Израилевич, а вы помните своего первого педагога?

– Да, конечно! Я учился в детской музыкальной школе имени Чайковского в городе Оренбурге, и преподавателем по виолончели у меня был Николай Иванович Павлов. Кстати, он был племянником знаменитого Семёна Козолупова, которого считают отцом советской виолончельной школы. У Николая Ивановича был удивительный, просто завораживающий звук. Я до сих пор помню случай, когда я мальчишкой ранним утром прибежал к Николаю Ивановичу домой предупредить, что не смогу прийти на занятие. Николай Иванович уже сидел в халате за инструментом и плавно водил смычком по открытым струнам, добиваясь красивого ровного звучания мелодично и завораживающе. И когда я спросил, почему у него такой необыкновенный звук, он ответил мне: «Я «молюсь». Так он называл утреннюю полуторачасовую «распевку» инструмента, только после этого он начинал заниматься. 

– Расскажите о том, как вы выбрали свой музыкальный инструмент – контрабас.

– В 12 лет я начал обучение на виолончели, а потом как-то незаметно для самого себя заинтересовался контрабасом. Уже в 17 лет я работал в оркестре Оренбургского музыкального театра. Ездил с театром на гастроли, был плотно занят в репертуаре.

– А как оказались в Иркутске?

– В то время меня пригласили в Кемерово на должность концертмейстера оркестра, представляющего Кузбасс, но по состоянию здоровья – там была очень сложная экологическая обстановка – я не смог там жить и работать и в 1983 году вместе с семьёй переехал в Иркутск. Успешно прошёл прослушивание, и меня пригласили в Иркутскую областную филармонию. Там я проработал до 1999 года, прошёл путь от солиста до администратора филармонии и директора двух оркестров – Губернаторского симфонического и камерного. Будучи администратором филармонии, я пытался разнообразить её музыкальную палитру, приглашал талантливейших дирижёров, музыкантов. У меня был абонемент «Встречи у белого рояля. Играет и рассказывает Михаил Лапис». Слушатели с удовольствием ходили на эти программы. Но в силу различных обстоятельств я вынужден был уйти из филармонии. В те годы я много сочинял и стал преподавать в школе № 47, позже директор детской музыкальной школы № 7 Евгения Тененбаум пригласила меня к себе преподавателем по классу контрабаса. Сейчас я уже более 15 лет преподаю в детской музыкальной школе № 7 и областном музыкальном колледже имени Шопена. Педагогика – это такое дело: детей в жизни обязательно надо направлять. Даже в самом маленьком человеке должен быть стержень. Поэтому я стараюсь как-то заинтересовывать своих учеников, воспитывать в них любовь не только к музыке, но и к литературе, театру, искусству, стараюсь с ними больше разговаривать, если вижу, что студент отвлёкся или заскучал, стараюсь наиграть какую-нибудь импровизацию. 

– Ваши ученики добиваются больших успехов. Евгений Рыжков стал лауреатом международного конкурса контрабасистов в 2013 году и солистом оркестра Мариинского театра. Сейчас он заканчивает обучение в Санкт-Петербургской консерватории. Расскажите о своих учениках. 

– Да, в Санкт-Петербургской консерватории на сегодняшний день на разных курсах учатся трое моих студентов: Александр Кузнецов, Евгений Рыжков, выпускница колледжа 2014 года и уже студентка первого курса консерватории Мария Корсун. Ребята очень талантливые. В своей педагогической деятельности я придерживаюсь такого убеждения: «Копай, копай и до чего-то докопаешься». Вот так получилось с Женей Рыжковым. Они приехали с мамой (тоже музыкантом) в Иркутск из Бодайбо. Проходя по коридорам музыкальной школы, заглянули в мой кабинет, мы пообщались, я наиграл несколько мелодий, и они ушли, но через десять дней вернулись, и мы начали интенсивно заниматься. Я чувствовал, что Жене интересно. Меня поразили его глаза, пытливый ум и желание вместе что-то делать. Такой маленький человечек, не очень говорливый, но его глаза просто светились на уроках. А на третьем курсе колледжа я написал для Евгения целый концерт, и уже в 2010 году, будучи студентом первого курса Санкт-Петербургской консерватории, нам предложили открыть международный конкурс контрабасистов имени Кусевицкого «Планета Контрабас» произведением, написанным мной для Евгения. Так, будучи студентом-первокурсником, он выступал в малом зале консерватории Санкт-Петербурга, где играли такие выдающиеся музыканты, как Чайковской, Рахманинов и другие. Это очень почётно и ответственно. В 2013 году Евгений стал лауреатом международного конкурса контрабасистов имени Кусевицкого. Весной этого года он дал два концерта в родном городе, мы вместе сыграли уже ставшую знаменитой «Балладу для контрабаса и фортепьяно», подаренную ему мной. 

– Как вы считаете, вы строгий и требовательный преподаватель?

– Я даже не могу ответить на этот вопрос, моим студентам виднее. Уже много лет в одном доме со мной живёт заслуженный тренер России Юрий Рыбин. Он опытный спортсмен и прекрасный наставник, мы с ним как-то беседовали на тему обучения и воспитания своих учеников, так вот я вам скажу, что в наших методиках преподавания есть много общего: большое множество повторений, качественные переходы, диалог со студентом. 

– А вы следите за дальнейшей судьбой своих студентов?

– Конечно. Я стараюсь устроить их дальнейшую судьбу, кому-то помогаю с поступлением в консерваторию, кому-то с устройством на работу. Так, например, мой бывший студент теперь солист Новосибирского академического симфонического оркестра имени Каца.

– Вы много сочиняете разной музыки, от единичных мелодий до целых музыкальных произведений (спектакль, концерт). Расскажите о том, как рождаются эти произведения. 

– Я начал писать музыку с 12 лет. В этом возрасте я уже состоял в Союзе юных композиторов Оренбурга, возглавляемом Валентином Лаптевым. Это был известный композитор, его произведения записывались на пластинки и имели немалый успех. Также большой опыт для меня – это знакомство с Давидом Генделевым, талантливейшим композитором, я брал у него уроки мастерства. Среди его друзей были такие знаменитые композиторы, как Пахмутова, Комановский, Богословский, Баснер. Эти два человека сыграли огромную роль в моей жизни, несмотря на свою известность и уважаемость, они были просты в общении, щедры и отзывчивы. Я очень им благодарен.

Процесс написания музыки для меня и тогда и сейчас – это потребность, я пишу то, о чём думаю. Первый спектакль, музыку к которому я написал вместе со своей сестрой в 19 лет, назывался «20 лет спустя», он шёл несколько лет на сцене Оренбургского театра юного зрителя. Я просто обожаю театр, я бы даже сказал, я болен театром. В детстве хотел стать режиссёром. Балет, опера, оперетта для меня огромное удовольствие, в своей жизни мне посчастливилось играть в оркестре Иркутского театра тогда ещё музыкальной комедии. Там же я и познакомился с талантливейшим артистом, необыкновенным человеком, надёжным другом Виктором Жибиновым. Он показал мне написанное им либретто к спектаклю «Ходжа Насреддин» и предложил написать музыку. Я с удовольствием взялся за работу, и вот когда весь материал к спектаклю был готов и одобрен худсоветом, Виктора не стало. К сожалению, наш спектакль так и не был поставлен. Позднее сибирский поэт Марк Сергеев и Арнольд Беркович предложили мне написать музыку к либретто спектакля «Остап Бендер и Ко», спектакль пока тоже не удалось поставить, но фрагменты из него я с удовольствием исполняю на своих концертах и творческих вечерах. 

Несколько лет назад режиссёр театра кукол «Аистёнок» Людвиг Устинов обратился ко мне с просьбой написать либретто для спектакля «Любовь и три апельсина». Оригинальную пьесу тогда не разрешали ставить, так как в ней цензоры находили много запрещённого подтекста, совместными усилиями мы написали свою версию. Устинову понравилось, спектакль был поставлен и уже много лет идёт в репертуаре театра. 

– А сейчас у вас есть какие-нибудь музыкальные задумки?

– Музыка – это индивидуальное дело. Мелодия постоянно звучит у меня в голове. Сейчас я очень много пишу, задумал серьёзные произведения и для театра, и для симфонического оркестра. Работаю над Вторым концертом для контрабаса с оркестром и сольными произведениями. 

– У вас есть любимый композитор или музыкальное произведение?

– Их у меня очень много, я люблю оперетту, советскую музыку, джаз, умный рок, поэтому и любимые композиторы самые разные: Исаак и Максим Дунаевские, Петров, Милютин, Спадавеккиа, Легар, Кальман, Штраус, Шостакович, Тухманов, Щедрин. Владимиром Спиваковым я восхищаюсь как личностью, профессионалом своего дела. Он очень образованный и культурный человек, поэтому то, что он делает, идёт в самое сердце и находит там отклик. Вот это поистине гениальные люди, те люди, которые смогли обогатить нашу культуру и повести за собой. 

Михаил Израилевич необыкновенно отзывчивый, добрый и разносторонний человек, мы ещё долго разговаривали с ним на разные темы – от недавно прошедшего чемпионата мира по футболу до политической обстановки, сложившейся сейчас в мире. Очень хочется, чтобы простые слова, сказанные этим талантливым музыкантом и просто неравнодушным человеком, были услышаны: «Хочется, чтобы люди были добрее, жили в мире и уважали права друг друга». 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector