издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мария Савкина: «Меня уже было не остановить. Затребовала скрипку»

  • Автор: ЕЛЕНА БАЛКОВА

В июне 2014 года в Приангарье состоялся первый фестиваль «Культурная столица», открывший новые возможности для взаимодействия между Санкт-Петербургом и Иркутском. Такое творческое содружество не случайно, ведь оба города не только имеют богатые исторические традиции и известные имена, прославившие отечественную культуру. И также не случайно родилась идея создания цикла интервью с питерскими деятелями культуры «Петербургские встречи». Одним из участников цикла стала Мария Савкина, удивительный музыкант, чью стилистику называют «новой классикой», сочетающей в себе «пластическую лаконичность и эмоциональную честность музыкальных образов», талантливый аранжировщик, лидер питерской группы «Планета VЭ».

С Марией мы встретились в одном из уютных кафе северной столицы. Разговор был долгим, но совершенно не хотелось его завершения, как всякий раз не хочется, чтобы закончилось то, от чего в душе появляется тепло, от чего сердце становится добрее, а мысли – светлее. Именно такие ощущения постоянно возникали у нас в разговоре с Марией. А ещё не уходила мысль: как жаль, что формат одного газетного материала не позволит вместить всего, о чём сегодня хотелось говорить.

– Мария, наша встреча с вами неслучайна. Идея цикла «Петербургские встречи» – знакомство с культурным сообществом Санкт-Петербурга. А вы коренная петербурженка и к тому же уникальный музыкант.

– Да, я родилась и выросла в Петербурге. С первого по третий класс училась в немецкой гимназии, затем поступила в музыкальный лицей при комитете по культуре. Это было прекрасное время. Я благодарна судьбе, что довелось там учиться. Наш класс состоял всего из пяти девочек. На деле – индивидуальная программа, индивидуальный подход к детям, что очень важно. Мы не боялись выходить к доске, ведь на каждом уроке это происходило не раз, были раскрепощены. Конечно, в меру. Сегодня же, мне кажется, в обычных школах, коих большинство, многое упрощается, выпускные экзамены сводятся к ЕГЭ, заполнению правильной ручкой правильной клеточки, попробуй только ошибиться. Это нехорошо. Дети становятся поверхностными. Хотелось бы это исправить. Я думаю, что в будущем я этим займусь.

– Судя по всему, к выбору общеобразовательного учреждения вы подошли совершенно осознанно. Когда вас увлекла музыка?

– Музыку я начала слушать ещё в колыбели – мама ставила пластинки с классическими произведениями, ведь они хорошо влияют на детскую психику. Дети спят крепко. Вот и я спала всю ночь, не просыпаясь. Кстати, рекомендую молодым мамочкам ставить детям Моцарта и Вивальди.

Моя мама, музыкант по первому образованию, некоторое время работала в музыкальной школе, где вела факультатив и пела с детьми разные песни, а я сидела то под роялем, то на задней парте. Тогда мне было года три. С мамой мы много ходили в театры. В три года я впервые услышала «Кармен», в четыре – «Лебединое озеро», «Щелкунчик».

В пять лет в одной из детских телевизионных программ я увидела, как юный виртуоз играл на скрипке. От его игры я заплакала. И всё… Меня уже было не остановить. Затребовала скрипку. Мне хотелось так же, как тот мальчик, трогать сердца людей (может быть, это было сказано немного по-другому, ведь мне было пять). Я благодарна маме, которая, несмотря на очень непростое время (начало 90-х), сделала всё, чтобы воплотить мое желание в жизнь.

Нужно слушать и слышать своих детей, ведь, если они к чему-то стремятся, то при определённом стечении обстоятельств может выйти толк. Разумеется, если поощрять это желание и направлять детей. На­деюсь, мой пример это доказывает, хотя бы отчасти. Конечно, не всё было просто. К примеру, когда все дети гуляли, я занималась скрипкой. Это происходило при любых обстоятельствах, в любую погоду. Бывало и тяжело, но оно того стоило.

– У вас есть любимое фото из семейного архива?

– Первой вспоминается выцветшая, сделанная на «полароид» фотография, где запечатлена наша большая семья: мама, папа, маленькая сестрёнка, двоюродный братик, тетя, бабушка, прабабушки. К сожалению, сейчас прабабушек уже нет в живых, но это трогательное фото хранит память о них.

– Как начинается ваш обычный день – день музыканта?

– Я сова. Сначала встаю, но просыпаюсь чуть позже, когда завариваю себе любимый кофе в турочке, потом начинаю обдумывать, что мне нужно сделать, что написать. Важно, чтобы день был прожит не зря. Бывают, конечно, и бестолковые дни, наверное, как и у всех, но в последние годы стараюсь всё-таки избавляться от таких дней, потому что жизнь не стоит на месте и хотелось бы набирать темпы роста и, что называется, не просиживать штаны.

– Вы определяете, что день прожит не зря по тому, создано что-то или не создано?

– На самом деле, нет. Можно ничего не создать, но пережить знаковое событие или только предчувствовать его. И это прекрасно. Поэтому и благодаришь за то, что появляются новые возможности, новые шансы. Главное – увидеть их, воспользоваться ими. Конечно, не совсем уместно здесь слово «воспользоваться», но всё-таки оно отражает суть.

– Каковы прошлое и настоящее группы «Планета VЭ»?

– Всё началось с создания песен и музыкальных произведений, ко­гда мне было 13 лет. Была первая любовь, и, конечно же, тогда была написана песня. Дальше сдерживать себя уже не могла – писала каждую ночь. Ни дня без творчества. Но лишь постепенно всё начало пре­вращаться в то, что можно было слушать. В 18 лет начала петь более-менее профессионально. На тот момент создавала разные группы, но это был, что называется, детский сад. Просто первые шаги. Впоследствии через Интернет познакомилась с Алексеем Пяткиным, замечательным аранжировщиком. Я его называю художником по звуку, потому что звуками он рисует картины, причём совершенно космические. Мы вдохновляли друг друга и создавали первые произведения для группы «Планета VЭ».

Изначально «Планета VЭ» – это я и Лёша Пяткин. Дальше мы то «обрастали» живым составом, то снова отказывались от него. За 6 лет с нами поработали совершенно разные петербургские музыканты, и их было немалое количество. Сейчас «Планета VЭ» находится на новом витке. Этой осенью и зимой будем записывать альбом. Уверена, что получится что-то абсолютно новое и неожиданное. Готовим также живую музыкальную шоу-программу с удивительными авторскими видео-инсталляциями. Хотелось бы показать результат деяний талантливых, креативных людей, которые творят со мной, не только в Петербурге и столице, но и организовать гастрольный тур по России. Ещё к выпуску готовятся два клипа: материал одного из них отснят в квартире Наташи Пивоваровой (группа «Колибри»). Прошлой осенью квартира горела, и клип мы снимали уже в обгоревшем помещении. Это дань прошлому и тому месту, где когда-то проводили квартирники, где всё дышало творчеством. Хотелось показать, что даже после пожара, уничтожившего всё, это место живёт.

– Какой музыкальный стиль близок вашей группе?

– Наверное, прогрессивный рок, хотя это слишком общее название. Не думаю, что стоит ограничиваться рамками одного стиля. У нас есть концепция творчества, которая отражает многогранность мира. Это и заложено в названии группы. «Планета VЭ» – целый мир, где есть моря, океаны, горы, пустыни, леса…

Что касается содержания творчества, то мне интересно всё. Если узнаю что-нибудь новое и оно мне открывается, то так или иначе это находит отражение в творчестве. Темы могут быть и социальными, и любовными, и вообще самыми разными. Творчество – жизнь. Во всех её проявлениях.

– Без чего, на ваш взгляд, не состоится настоящий музыкант?

– Без таланта и трудолюбия. Обязательно нужно трудиться, и в тот момент, когда ты уже думаешь, что ничего не можешь написать, обязательно что-то откроется, придут и вдохновение, и новая музыка. Кто-то из великих сказал, что музы не посещают ленивых. Это действительно так. Но если всё-таки посещают, то очень редко. Пассивно ждать вдохновения можно долго. Конечно, должны быть вдохновляющие моменты, например, новые впечатления от путешествий, хотя я не была в отпуске с 2008 года.

Настоящий музыкант – трудоголик, фанат своего дела. Не представляет своей жизни без музыки. Музыка звучит у него в голове постоянно, и он ничего не может с этим сделать. Она всё играет и играет до тех пор, пока он не озвучит её во внешнем мире. Наверное, так. Музыка предполагает усердный труд, и этому нужно посвящать 98% своего времени, но 2% всё-таки надо оставлять на еду и сон. В последнее время я привыкла спать по 4-5 часов, чтобы многое успеть, ведь я занимаюсь не только сочинением музыки, но и монтажом видео, аранжировкой, вокалом, ежедневной игрой на скрипке. Музыке нужно либо полностью отдаваться, без всяких полумер, либо вообще ею не заниматься.

«Меня печалит, когда люди получают образование в сфере, далёкой от своих интересов, а потом идут на работу, которая им не нравится»

– При таком отношении к работе у вас, конечно, не остаётся времени на хобби.

– Если бы было время, то с удовольствием бы путешествовала. Или занималась изучением квантовой физики. Или интересовалась бы химией, которая прошла мимо меня. Очень хотелось бы узнать многое из этой области, ведь весь мир состоит из химических элементов. В школьные годы все силы уходили на сольфеджио, гармонию, музыкальную литературу и тому подобное, но не на таблицу Менделеева.

Мечтаю побывать в Южной Америке, больше узнать о древних цивилизациях. Давно хочу съездить в Италию – поездка откладывается уже больше десяти лет. Вся моя семья там бывала не раз, а у меня по­стоянно что-то происходит, из-за чего срываются планы: экзамены, репетиции, концерты. Очень хотелось бы увидеть океан, а то я о нём пою, но ни разу его не видела. Тем не менее я его чувствую и понимаю. Ещё мне интересны вопросы экологии. Невозможно быть безразличным к экологическим проблемам. Но больше всего меня интересуют вопросы культурного образования детей в нашей стране. И моё стремление к творческому успеху – это не проявление тщеславия. Я понимаю, что известность позволит быть услышанной в той сфере, с которой мечтаю связать своё будущее, – в культурно-просветительской деятельности, модернизации музыкальных школ, школ искусств. Возможно, даже постройка интерактивных студий искусств. Культурное образование должно быть интересным, доступным и бесплатным, чтобы дети из малоимущих семей имели возможность посещать эти места, чтобы приезжали молодые педагоги со своими авторскими программами из разных городов, чтобы дети видели другую жизнь, чтобы расширялся их кругозор. Это очень важно, ведь только страна с повсеместным высоким уровнем культуры может быть сильной страной.

Мне повезло, ведь я родилась в культурной столице, в семье, которой не чужды музыка и вообще творчество, но не всем же так повезло. Я вижу, что происходит, и считаю, что в силах помогать нуждающимся детям. В силах же любого взрос­лого человека – не упускать возможности направлять детей, и не только своих, пока они не обросли «скорлупой», пока не замкнулись и не ушли далеко от самих себя. Мне кажется, что тем детям, которым будет сделана «прививка» искусства, красоты, творчества, не захочется пить во дворе, им будет интересно искать свой истинный жизненный путь. Это моя цель. И цель «Планеты VЭ».

– Давайте вернёмся в детские годы и вспомним одну из школьных традиций – писать сочинение «Как я провел лето». Если бы вам сейчас предложили написать его, о каких ярких событиях вы бы вспомнили?

– Я бы написала о концерте в честь Дня океана, о гастрольном туре «Планеты VЭ» в Калининградскую область. Там были просто потрясающие концерты. Я не ожидала такого приёма, ведь большинство людей, приходивших на концерты, ранее не были знакомы с репертуаром, но они приходили, потому что были небезразличны в целом к творчеству, и уходили одухотворенными. Вспоминаю концерт, организованный в рамках этого тура и посвящённый началу Великой Отечественной войны. Нам доверили это мероприятие, за что я благодарна. Мне хотелось выразить свою гражданскую позицию по отношению к войнам и проявлению всяческого насилия, что и было сделано. Я за мир. Концерт начался с отрывка из «Ленинградской» симфонии Шостаковича. В зале присутствовали люди разных возрастов, вплоть до бабушек 75–80 лет. И что самое удивительное – до конца концерта они были в зале и выслушали наш ленинградский андеграунд в полном объёме. Было видно, как плакали и молодые люди. Этому причинами были и памятный день, и наша музыка. Вообще на концертах группы «Планеты VЭ» зрители часто плачут, словно очищаются и обновляются через музыку. Есть такой правильный момент в искусстве, когда оно выводит на эмоцию и возникает ощущение катарсиса. Мне кажется, это одна из миссий искусства. Написала бы я и о выступлении в Доме культуре города Светлогорска. Из-за неполадок со светом концерт прошел в луче проектора под смену изображений на огромном экране. В итоге оказалось, что больше ничего и не надо. Даже в таких нелёгких условиях нашёлся выход из сложившейся ситуации. На мой взгляд, произошло маленькое чудо. И опять-таки зрители реагировали очень активно. Но самый незабываемый концерт в моей жизни, а мне уже есть с чем сравнить, состоялся в башне Врангеля. Это историческое место, архитектурный памятник, немецкая башня из красного кирпича, немного отреставрированная, но только немного – её не испортили новоделом. Музыканты сообща, на добровольных началах воссоздали перекрытия второго этажа, сделали винтовые лестницы, провели электричество, прочистили дымоходы, сохранили дымовое отопление. А какие потрясающие люди пришли на наш концерт! Было много зрителей, в том числе байкеров, металлистов. Калининград же столица российского металла. К тому же организаторы пригласили лучших калининградских звукорежиссёров, поэтому и по звуку концерт получился удивительный, так что это моё самое яркое летнее впечатление. А после гастрольного тура была работа над струнными аранжировками для нового альбома группы «Сурганова и Оркестр» «Игра в классики». Я благодарна Светлане Сургановой за то, что она открыла во мне, о чём я раньше и не подозревала. Совсем недавно я вынырнула из этой работы, а лето-то закончилось. Но я говорю об этом без капельки сожаления, ведь на данном этапе лето было одним из лучших времён не только года, но и моей жизни.

– Всё-таки вам повезло, ведь вы занимаетесь любимым делом.

– Это точно. Меня печалит, когда люди получают образование в сфере, далёкой от своих интересов, а потом идут на работу, которая им не нравится. В идеале люди должны заниматься тем, что по душе, чтобы не увеличивалось число несчастных людей. Когда человек несчастен в работе, это отражается на личной жизни и всё может пойти под откос. И на близких человек может выплес­нуть негативную энергетику. Этого не должно быть. Хотя даже в любимой работе могут возникать негативные моменты, но это совсем другое. Когда я прихожу с репетиции, где было не всё гладко, могу… Впрочем, нет, не могу… Так что всем советую заниматься любимым делом, хотя бы в качестве хобби, чтобы была отдушина в жизни.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер