издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Первые успехи

Игорь Лернер о результатах внедрения Кодекса корпоративной этики

  • Автор: Елена ПОСТНОВА

Чуть больше года назад совет директоров En+ Group утвердил Кодекс этики и Свод этических стандартов компании. Документы разрабатывались совместно с бизнесами группы. Их цель – создание в компаниях здоровой рабочей атмосферы, предотвращение возможных конфликтных ситуаций, а также внедрение единых стандартов и правил поведения, взаимодействия внутри коллектива, между компаниями и с внешними контрагентами. «За этот год мы проделали большой путь. Но впереди нас ждёт ещё много работы. В следующем году мы планируем обучить корпоративной этике все 40 тысяч сотрудников компании», – отметил главный уполномоченный по этике En+ Group Игорь Лернер.

– Кодекс этики и Свод этических стандартов компании были утверждены в октябре прошлого года. Каких результатов удалось достичь за год работы компаниям группы En+? 

– Тема корпоративной этики в России достаточно сложная. Я знаю лишь одну российскую компанию, в которой она действительно работает. В большинстве случаев если бизнес обращается к теме этических стандартов, то проект зачастую реализуется «для галочки» или затихает в силу личных качеств лидера проекта и вовлечённых сотрудников, а иногда недостатка административного ресурса. 

Мы, а я имею в виду всех уполномоченных по этике на предприятиях, всех вовлечённых руководителей и сотрудников, стремимся создать целую культуру, которая будет восприниматься всеми сотрудниками на уровне менталитета. Спасибо всем, кто помогает!

Мы понимаем: для  того чтобы этические документы заработали, к ним действительно начали обращаться, мало их просто утвердить, их необходимо внедрить и донести до каждого сотрудника, а это процесс небыстрый. У нас изначально не было позиции «спустить документы сверху». Кодекс этики и Свод этических стандартов мы разрабатывали совместно с компаниями группы. Более того, если в бизнесах уже существовали документы, имеющие отношение к корпоративной этике, мы привлекали юристов  к разработке новых документов, чтобы те не шли вразрез с существующими правилами.  Всем предприятиям мы предложили на основе Кодекса этики En+ сделать свои этические документы. Кто-то предпочёл утвердить Кодекс этики без изменений, кто-то внёс несущественные корректировки. Таким образом мы получили «живые» документы, максимально приближенные к жизни предприятий.

–  Как к ним отнеслись руководители предприятий, трудовые коллективы?

– Я организовал обучение, в котором приняли участие 300 руководителей предприятий. Сегодня все руководители в той или иной степени прониклись идеей, но сначала этот проект не получил такой единогласной поддержки. Процесс утверждения этических документов компаниями продлился до весны этого года. Не все коллективы одновременно узнали о новом подходе. 

Бывает, что при встречах с сотрудниками на местах до сих пор встречаются  те, кто не слышал ни о новом Кодексе этике, ни о «неравнодушной линии», ни об институте уполномоченных по этике. Думаю, до конца года ситуацию мы исправим окончательно.

В целом я считаю, что мы достигли неплохих успехов при реализации этого проекта. Как бы это нескромно ни звучало, но я не знаю пока компаний с таким последовательным и системным подходом. Да, есть определённые сложности, но мы однозначно будем их преодолевать. При этом мы не загоняем бизнес в жёсткие рамки, наоборот, подчёркиваем, что необходим индивидуальный подход для каждой компании и каждого коллектива.

– Создан институт уполномоченных по этике. Оправдал ли он своё существование?

– Мы собрали большую команду уполномоченных по этике, которая состоит из более чем 40 человек. Они закреплены не за каждым филиалом или предприятием, а, как правило, их выбирали и назначали по территориальному принципу. Например, в компании «Востсибуголь» семь уполномоченных по этике. Самое большое их количество – в ОАО «Иркутскэнерго» и дочерних обществах: их восемнадцать. Это люди, пользующиеся уважением на предприятиях, или неформальные лидеры, кому сотрудники доверяют и к кому могут обратиться за помощью. Институт уполномоченных по этике неразрывно связан с «неравнодушной линией» – каналом прямой связи по вопросам этики, на который может обратиться каждый сотрудник компании независимо от его должности. 

Я всегда подчёркиваю: важно отработать сообщение, не «спустить его на тормозах», что характерно для нашего менталитета. Моя позиция предельно ясна: по каждому сообщению должно быть принято решение. То-гда сотрудники  увидят «неравнодушную линию» в действии,  смогут доверять уполномоченным по этике, поверить в действенность Кодекса этики. Поэтому все сообщения, каким бы образом они ни поступали – по электронной почте, по звонку, при личной встрече, – контролируются лично мной и должны быть добросовестно отработаны уполномоченным по этике, к которому поступило сообщение. Разумность, деликатность и конфиденциальность – базовые понятия для такой работы.

Важная задача уполномоченных по этике – донести до коллективов, что такое «неравнодушная линия». Для этого необходимы  регулярное и последовательное взаимодействие с коллективами и соответствующая информационная поддержка. 

Пока на предприятиях «неравнодушную линию» воспринимают по-разному. Как-то был на встрече с сотрудниками: везде на предприятии висят оранжевые плакаты, указаны контакты уполномоченного по этике, однако сотрудники мне сказали, что не знают, кто это. Выяснилось: кабинет сотрудника, назначенного выполнять эту миссию, находится не на производстве, а в отдельном административном здании, и его просто не видели, поскольку человек не встречается с коллегами. 

По окончании года я планирую премировать самых активных уполномоченных по этике. Кроме того, я понимаю, что в некоторых бизнесах часть уполномоченных придётся сменить. Это нормальная ситуация. Уполномоченные по этике должны быть активны, инициативны и увлечены эмоционально. Они не могут просто слепо следовать инструкциям: когда речь заходит об этике, необходимо взвешивать каждое решение. Поэтому важны такие качества, как гибкость, заинтересованность, креативность и, ещё раз подчеркну, разумность и деликатность! 

– С какими вопросами чаще всего обращаются на «неравнодушную линию»? Наверняка фиксируются ложные сообщения? Каковы последствия таких «доносов», клеветы?

– Первые сообщения от бизнесов по «неравнодушной линии» начали поступать буквально сразу же после внедрения кодекса. Дело в том, что этические вопросы были всегда, и до создания Кодекса этики. Просто теперь они стали разбираться в правильном русле. Появился удобный инструмент, им стали пользоваться. Иногда, напротив, от компаний подолгу нет сообщений, тогда начинаем разбираться почему. Причины самые разные. В некоторых компаниях есть приёмная генерального директора, общественная приёмная, «горячая линия», куда сотрудники по привычке обращаются со своими вопросами. При этом часть из них напрямую касается этической линии. Я считаю, не нужно разделять сообщения, которые поступают в личные приёмные руководителей, на «горячие линии» и к уполномоченным. Пусть все каналы работают. Важно помочь обратившемуся сотруднику решить его проблему – это главное.

Сотрудники на некоторых предприятиях долго не знали, что есть «неравнодушная линия», на которую можно позвонить по любым вопросам. Теперь сообщения есть, но среди них стали попадаться и ложные. В иркутских компаниях было несколько ложных сообщений. Конечно, мы были готовы к таким неприятным последствиям и обратили внимание на этот момент в Кодексе этики. На этапе согласования документа были сформулированы возможные последствия вплоть до увольнения сотрудника, который использовал «неравнодушную линию» в своих корыстных целях. 

Поступают сообщения от внешних компаний, от посторонних физических лиц. Каждый случай разбираем в индивидуальном порядке. 

– Целый раздел Кодекса этики посвящён конфликту интересов. Но энергетические и угольные компании всегда славились своими династиями работников. Как в такой ситуации избежать конфликта интересов?

– Династии – это хорошо. Они есть и в компании «Востсибуголь», и в «Иркутскэнерго», они всегда есть. Но когда отец руководит сыном, может влиять на его заработную плату, на коммерческую составляющую при взаимодействии с внешним контрагентом – это неправильно. Потенциально личная выгода может повлиять на принятие решения, что скажется на функционировании всей компании. Если всё же так сложилось, сын стал непосредственным подчинённым отца, ситуацию необходимо индивидуально разбирать с руководителем предприятия. У нас было несколько таких ситуаций, все они оказались легко разрешимы. 

Конфликт интересов может быть и совершенно в другой плоскости. Например, когда в службе закупок работает менеджер, у которого жена – сотрудник компании-поставщика. Такой конфликт интересов действительно может стать проблемой. Наша позиция однозначна: подобных ситуаций быть не должно.

– Какие планы по внедрению Кодекса этики компания ставит перед собой на следующий год?

– Первый год был временем информирования и погружения. На следующий год планируется более плотное обучение. Все сотрудники En+ пройдут курс дистанционного обучения, все 40 тысяч человек. 

В ходе обучения можно ознакомиться с основными положениями Кодекса этики и Свода этических стандартов. Курс расскажет о применении правил этики на примере реальных жизненных ситуаций, которые происходят каждый день. В ходе обучения предстоит выполнить задания, полученные от руководителей компаний, пообщаться с виртуальными персонажами, сотрудниками компании, и пройти небольшие тесты. Курс наглядно покажет, как следование правилам этики сделает нашу ежедневную работу более комфортной.

Кроме того, в каждом бизнесе вместе с уполномоченным по этике мы готовим полноценный годовой план мероприятий в развитие процесса внедрения Кодекса этики, очень много интересных идей, и я благодарен всем, кто что-то придумал и погрузился в задачу. И, конечно же, мы планируем ещё одно ­обучение для руководителей и уполномоченных по этике. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер