издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Метр с плюсом

«Призму» регулирования Байкала временно увеличили в связи с маловодьем

Правительство РФ приняло постановление, согласно которому зимой 2014-2015 года минимально допустимый уровень Байкала устанавливается так, чтобы не было нарушено водоснабжения объектов энергетики, предприятий и жилых домов в нижнем бьефе Иркутской ГЭС. Соответствующее постановление было принято 4 февраля. Однако временная мера, принятая под давлением обстоятельств, не решит главную проблему: как регулировать работу Иркутской ГЭС в случае повторения катастрофического маловодья. Или экстремального паводка, вероятность наступления которого гораздо выше.

Технический проект первой ступени Ангарского каскада предусматривал две предельные отметки для её водохранилища. Минимальная – это уровень мёртвого объёма, при котором не допускается эксплуатация гидроузла в нормальных условиях, в 455,54 м ТО. Максимальная – нормальный подпорный уровень ГЭС, составляющий 457 м ТО. Кроме того, на случай обильного половодья допускалась возможность «форсировки» водохранилища на полметра. Но в 2001 году допустимую «призму» регулирования уменьшили почти в два раза: правительство РФ приняло постановление № 234, согласно которому уровень Байкала был ограничен отметками в 456 м и 457 м ТО.

Однако 2014 год оказался экстремально маловодным, так что удержаться в этих рамках нет никакой возможности. Несмотря на то что сбросные расходы Иркутской ГЭС были снижены до минимально возможного уровня, к 9 февраля Байкал опустился до 456,04 м ТО, что лишь на четыре сантиметра выше установленной властями отметки. «При действующем сегодня порядке по достижении этой критической минимальной отметки вводится ограничение на пропуск воды через Ангарскую гидросистему, что может повлечь за собой негативное воздействие на энергообеспечение, водообеспечение, теплообеспечение социальных объектов и промышленных предприятий, находящихся в Ангарском бассейне, – сообщил заместитель председателя правительства РФ Александр Хлопонин, выступая 2 февраля на совещании у премьер-министра Дми­трия Медведева. – Это приблизительно (по Ангарскому бассейну) 329 социальных и 2,5 тысячи других объектов, 230 тысяч жителей, которые могут попасть под эти ограничения». Очевидно, вице-премьер говорит только об Ангарске, тогда как с учётом Усолья-Сибирского, Свирска и Черемхова в зоне риска оказываются 485 тыс. человек. В Республике Бурятия, по обнародованной Хлопониным информации, маловодье затрагивает 68 тыс. человек, живущих на восточном побережье Байкала. «Реальные риски существуют в горизонте 200–500 метров от берега, но в основном они связаны с колодцами и так называемыми частными водозаборами, – пояснил он. – Здесь тоже мы ведём полный мониторинг, и, я думаю, всё это находится под контролем, никаких вопросов не будет».

Кроме того, по словам вице-премьера, в правительстве подготовили «все необходимые документы на подпись для того, чтобы разрешить сброс в объёме 1,2–1,3 тыс. кубов» через Иркутский гидроузел и снизить допустимый уровень Байкала. 

Постановление было принято 4 февраля. Согласно ему в осенне-зимний период 2014-2015 годов допускается использование водных ресурсов Байкала так, чтобы обеспечить «хозяйственную и иную  деятельность  населения и объектов экономики» в нижнем бьефе Иркутской ГЭС. Минимально допустимый уровень озера при этом не оговаривается. 

При всех плюсах подобного решения, подчёркивает главный специалист Института систем энергетики имени Л.А. Мелентьева СО РАН Вячеслав Никитин, это «лишь временное, ограниченное сроком и формулировкой, отступление от действующего постановления, принятого в 2001 году. Вероятность наступления в будущем нового катастрофического маловодья или экстремального паводка оно не учи­тывает». А она (вероятность) не так мала, как кажется. «Современные средства прогнозирования не позволяют учесть все возможные факторы и условия, поэтому пока мы можем пользоваться в первую очередь методом аналогов, – говорит учёный. – И мы, начиная с июня 2014 г., вышли на сценарий 1979 года. Конечно, целиком и полностью мы его не повторяем, но со-впадение – 95%. А январь 2015 г. был даже хуже, чем в 1980 году». Это тревожный знак – тогда на смену году низкого притока пришёл другой, характеризовавшийся ещё более глубоким маловодьем. С другой стороны, история регулирования Байкала знает пример, когда многоводный 1971 год со средним притоком в 2313 кубометров в секунду сменился крайне маловодным 1972 годом (1283 куб. м/с), после чего наступил экстремально многоводный 1973 год, в который среднегодовой приток составил 2848 кубов ежесекундно. Пусть нынешняя ситуация, по всем признакам, на данный момент далека от подобного сценария и гораздо ближе к маловодью на стыке семидесятых и восьмидесятых, предугадать дальнейшее развитие событий непросто. Опасения внушает тот факт, что вероятность прихода «большой воды» в целом гораздо выше, чем резкое сокращение притока в Байкал. В этом случае велика вероятность подтопления объектов на восточном берегу озера, которые, как отмечает и. о. директора Лимнологического института СО РАН Михаил Грачёв, были возведены там, где по техническому проекту Иркутской ГЭС строительство было запрещено. 

«У нас – та же история, что и в Бурятии, – добавляет старший научный сотрудник лаборатории гидрологии и гидрофизики Лимнологического института СО РАН Синюкович. – Берега Ангары в нижнем бьефе Иркутской ГЭС застроили слишком близко к воде, так что теперь вместо 6000 кубометров в секунду [при пропуске половодья] можно без последствий сбрасывать лишь 3000–3200». В прошлом году учёные из ИСЭМ СО РАН с коллегами из Института динамики систем и теории управления СО РАН определили, какие территории попадают под воду при четырёх сценариях: три из них предполагают увеличение сбросных расходов станции до 4300, 5260 и 6000 кубометров в секунду, ещё один – попуски в 6000 куб. м/с одновременно с паводком на Иркуте. В первом случае в зону риска попадают отдельные объекты на правом берегу Ангары, в том числе торговый центр «Комсомолл», в остальных – жилые дома на территории, тянущейся от Нижней Лисихи до границ Ленинского района Иркутска. Поэтому в случае экстремального паводка Енисейскому бассейновому водному управлению, зада­ющему режим работы Ангарского каскада, придётся решать практически неразрешимую задачу: как избежать подтоплений одновременно в верхнем и нижнем бьефах Иркутской ГЭС. Первоначальный проект постановления № 234, подготовленный в 2000 году, предполагал её решение: «В периоды катастрофически повышенной или пониженной водности допускаются отклонения, которые устанавливаются правительством РФ по предложению специально уполномоченного органа, отвечающего за управление, использование и охрану водного фонда». Очевидно, ситуация дошла до того, что необходимо в том или ином виде вернуть эту формулировку.   

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector