издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Заповедные просторы Семёна Устинова

О творчестве учёного и писателя, великолепного знатока сибирской природы, эколога Семёна Устинова мне приходилось писать неоднократно и по разным поводам. И, конечно же, чаще всего взяться за перо двигало желание откликнуться на выход очередной его книги. Всего их на счету Семёна Климовича более десяти – это не считая великого множества публикаций в периодических изданиях, коллективных сборниках, выступлений в различных аудиториях, участия в радиопередачах.

И вот передо мной его новая книга «На заповедных просторах» с подзаголовком «Записки и рассказы эколога». Это полевые наблюдения человека, влюблённого в природу и отдающего много сил её защите и сбережению. Рассказы подобраны по страницам трилогии «Волчья песня», «Вести от Синих гор» и «Визит к Берендею», а также публикаций в газете «Восточно-Сибирская правда» и журнале «Сибирь». И вот что удивительно – листая его книгу, ловлю себя на мысли: «Вот эти краски мне отчего-то знакомы», «А вот этот образ я уже где-то встречал…» и т.д. 

Ларчик открывается просто: целый ряд его замечательных рассказов – «Утро в морозном лесу», «Следы на снегу», «Светлые очи тайги», этот перечень можно продолжать и продолжать – мне уже приходилось читать на моём редакторском столе: так уж получилось, к счастью, конечно, что его статьи и очерки о природе, прибайкальской тайге и её обитателях перед публикацией проходили через мои руки. «В ясные морозные ночи выхожу послушать, полюбоваться небом, звёзд сияющей бесконечностью. На душе хорошо – светло, просторно, рождаются добрые замыслы, картины чистые рисуются. Нигде, никогда не ощущаешь столь ярко бескрайность миров и истинную вечность времени, как в безмолвный ночной час радостного одиночества под ясным, бездонным небом. Ощущение своей невообразимой малости перед этим величием никак не угнетает, наоборот – возвеличивает чувством причастности, естественной к нему принадлежности» («Голос мороза»). 

«Я прошёл пешком, побывал на всех семи хребтах, окружающих священное море, считая и полуостров Святой Нос. Они дали мне знания о животном мире тайги и гор, это составило цель и результат моей жизни» («Эмблема самой жизни»).

Мыслей и строк, подобных вышеприведённым, в книге Устинова рассыпано великое множество. Читаешь – и как воду родниковую, чистую и целебную, пьёшь. «Вечны и генетически благотворны в тайге для нас три голоса: шум ветра в кронах, журчание вод и песня водопадов. Голоса эти убаюкивают душу, она принимает их как исцеление от пороков и искривлений, приносимых одичавшим временем нашим. И потому в леса, на реки, к водопадам всегда будут приходить люди – за телесным и духовным здоровьем» («Рек шумные забавы»).

Читаю книгу и невольно вспоминаю конец мая 1988 года, когда Семён Устинов, только что назначенный заместителем директора по науке Байкало-Ленского заповедника, предложил мне принять участие в завершении его темы по заключённому ранее договору с НИИ охоты и звероводства. Речь шла о выявлении численности популяции медведя и копытных на участке маломорского побережья, расположенном между Онгурёном и Сармой, носящего название Берег бурых медведей. Целый месяц таёжных троп, маршрутов, удивительных наблюдений и счастливых минут у костра – такое не забывается!

Не могу не вспомнить очень непростую ситуацию, когда столкнулись две силы – природоохранная и сугубо потребительская, можно сказать – хищническая. Сколько усилий пришлось приложить Устинову и его коллегам, чтобы спасти, сохранить только что созданный Байкало-Ленский заповедник от разного рода рвачей, претендентов на право хозяйничать на заповедных землях.

Под разными предлогами со стороны отдельных представителей местного населения, подогреваемых пришлыми «любителями природы», которые ещё недавно беспрепятственно промышляли на побережье, предпринимались отчаянные попытки пересмотреть границы заповедника, отторгнуть от него такие лакомые кусочки, как мысы Рытый, Анютха, Шартлай. Положение усугублялось ещё одним обстоятельством: за отторжение заповедных территорий, в том числе жемчужины побережья – мыса Рытого, высказывались некоторые чиновники областного масштаба, к слову, сами заядлые любители порыбачить да поохотиться.

В борьбу Семён Устинов втянул и меня, журналиста. В итоге в «Восточно-Сибирской правде» появилась ещё одна, очередная, острая  наша совместно с Устиновым статья «В осаде… заповедник», которая наконец-то дошла до ушей обитателей Серого дома. Страсти со временем поутихли, попытки отхватить под охотугодья весьма внушительную часть заповедника прекратились. Но чего это стоило, сегодня могут сказать немногие, в том числе он, Семён Устинов. Звучит, конечно, громко, но я бы назвал это гражданским подвигом – несмотря на угрозы, шантаж, Устинов не сломался, не испугался, и в этом он весь – неподкупный, принципиальный, убеждённый в своей правоте. 

И при всём этом удивительно скромный – нигде и никогда он не «якает», не старается быть на виду. 

Он как сама природа, о которой пишет со знанием дела и любовью, – естественный и надёжный. И это не просто слова. Мне не раз доводилось бывать с Устиновым в условиях, приближённым к экстремальным. На таёжной тропе, в походах разное случается, и я свидетельствую: надёжнее друга трудно себе представить. Рядом с ним чувствуешь себя сильнее и увереннее. И добрее. Ты невольно проникаешься его благоговейным отношением к окружающему миру, к лесному населению, ко всему тому, что называется матушкой-природой.

Думаю, что не погрешу против истины, если скажу, что книгу природы дано прочитать не каждому. Устинов же наслаждается её языком, красками, он видит и находит в ней столько поэзии, смысла и глубины, что диву даёшься, когда читаешь его книги, газетные и журнальные очерки. Заметим, к слову, что первая его публикация (а их многие и многие сотни) появилась почти 60 лет назад в газете «Бурят-Монгольская правда». Называлась она «Любите и охраняйте природу» – разве не отражает название материала жизненное кредо Семёна Устинова?!

«Его просветительство сродни миссионерству, – пишет во вступительной статье редактор книги «На заповедных просторах» Ольга Сокольникова, – оно не знает ограничений во времени и душевных затрат. Семён Климович радеет о необходимости изучения и возрождения традиций бережного отношения к озеру Байкал. Учёному больно видеть тайгу, опустошённую лесозаготовителями, горящую и словно замершую в ожидании ещё большей беды. На вопрос, что делать, отвечает просто: «Нужно учить бережному отношению к природе тех, кто сегодня только ещё узнаёт, что такое «окружающий мир», чем я, собственно, и занимаюсь…»

На презентации новой книги, которая проходила в юношеской библиотеке имени Уткина в Иркутске, её автор выразил особую сердечную благодарность своим помощникам, как выразился сам Семён Климович, «соавторам» – составителю книги Ирине Лясота, художнику Елене Хомколовой, чьи иллюстрации украшают многие книги Устинова, авторам ярких, художественных фотографий Сергею и Наталье Шабуровым. Все они – сотрудники заповедника, коллеги Семёна Устинова по природоохранной деятельности, его благодарные ученики и сподвижники. «Настоящий Учитель, – сказала на презентации Ольга Сокольникова, – как известно, не учит. Он вдохновляет и приглашает в Путь. Это «приглашение» струится с самых первых строк всех его книг, в том числе и новой, только что вышедшей из печати, с первых реплик диалога и из каждого выступления, какая бы аудитория перед ним ни была. Он статен, щедр, богат нутром, красив во всех смыслах этого слова и необычайно ярок. Хочется от души поздравить Семёна Климовича с выходом замечательной книги, пожелать ему здоровья, творческого горения, любви и уважения многочисленных почитателей его доброго, поистине солнечного таланта». Ну как не присоединиться к этим идущим от самого сердца словам!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное