издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Поманили в кластер

Минпромторг РФ предлагает объединиться иркутскому лесному бизнесу в кластер. Возможной площадкой для объединения названа «Группа «Илим». Каждый из участников такого «кооператива» сможет рассчитывать на субсидии из федерального бюджета. Суммы пока не называются. Поэтому региональных лесопромышленников интересует более осязаемая мера поддержки – аренда лесосек за небольшие деньги, которая предоставляется с 2008 года. Вот только её эффект непосредственно для экономики Иркутской области под вопросом. Доходы «лесного региона» сегодня только на 3% состоят от отчислений ЛПК. А среди предприятий, получивших льготную аренду, оказались те, кто зарабатывает теперь на субаренде участков или наносит ущерб экологии.

«Иркутская область не должна отставать»

Создать лесной кластер в Иркутской области предлагает Минпром­торг РФ. Инициаторами кластера должны стать сами представители лесного бизнеса, а государство со своей стороны обещает им перечень стандартных для кластерных объ­единений налоговых льгот, а также субсидии. Идею об объединении иркутских лесопромышленников высказали федеральные чиновники во время своего визита в Иркутск на прошлой неделе.

По словам начальника отдела лес­ной промышленности Минпромторга РФ Анатолия Артеева, выступившего 13 сентября на круглом столе в Иркутске, инновационный ЦБК-кластер «ПоморИнноваЛес» уже развивается в Архангельской области. Он объединил 40 организаций и включён в федеральный госреестр Минпромторга, так что претендует теперь на субсидии от государства. Интерес проявляют к этой форме работы также Томская область, где уже около года существует кластер по заготовке дикоросов, и Вологодская область с проектом по домостроительному кластеру. Заявляют о создании лесных кластеров регионы Дальнего Востока и Ханты-Мансийский автономный округ.

– Иркутская область не должна отставать, – призвал Артеев местных участников отрасли. 

– В Иркутской области возможно открытие сразу трёх видов кластеров: лесозаготовка и первичная переработка; строительные материалы и изделия из древесины; целлюлозно-бумажная промышленность, – агитирует и другой федеральный чиновник, Николай Кожемяко, замгендиректора по управлению проектами ФГУП 

«Государственный научный центр ЛПК». Промышленный лесной кластер в Приангарье он предложил создать на базе «Группы компаний «Илим».

В состав кластера ЛПК (регламент предусмотрен в Постановлении правительства РФ № 779 «Правила предоставления субсидий лесным кластерам для реализации проектов») должно войти не менее 10 предприятий (при этом возможно объединение с лесопромышленниками других регионов). В кластере должна быть создана управляющая организация. Заявка от объединившихся предприятий ЛПК направляется в Минпромторг, после её рассмотрения кластер включается в госреестр. Затем, при выполнении определённых условий, объединение может рассчитывать на налоговые льготы и субсидии от государства. Среди условий – как минимум одно из предприятий должно выпускать конечную продукцию. Производительность труда кластера должна быть выше средней по промышленности отрасли в субъекте. Не менее 50% продукции должно использоваться участниками кластера, не менее 50% рабочих мест – высокопроизводительные.

Добавили на добавленную стоимость

Чиновники Минпромторга не называют суммы субсидий, на которые могут рассчитывать лесные кластеры. Зато, как надеются в ведомстве, объявленный курс на кластеризацию позволит увеличить добавленную стоимость продукции ЛПК в России к 2020 году в 2,5 раза. 

Сегодня этот показатель, как отмечает Артеев, остается крайне низким. И если по официальным отчётам Минпромторга во всех деревообрабатывающих отраслях (за исключением мебельной промышленности) в 2016 году наблюдается устойчивый рост, то обольщаться всё же не стоит. Лесная отрасль в России, как и в Иркутской области в частности, экспортоориентированная. Поэтому «устойчивый рост» связан с разницей курса валют – рубля по отношению к доллару, который сложился на рынке. Признают это и сами чиновники:

– Рублёвая выручка тянет отрасль вверх, – комментирует Анатолий Артеев из Минпромторга РФ. – Если же говорить о балансе импорта и экспорта продуктов ЛПК в России, то получается интересная картина. По объёмам продукции мы экспортируем намного больше, чем импортируем. Но в  денежном выражении получается наоборот. Если мы посмотрим на ситуацию в разрезе по видам продукции и примем во внимание высокий «передел» – ЦБК, бумажную продукцию, – и даже если мы уберём из этого анализа круглый лес (принято считать, что он «тянет» вниз эти данные по экспорту), то там картина останется такой же. Мы экспортируем более дешёвые сорта бумаги, целлюлозу, а завозим в страну дорогостоящие сорта – мелованную бумагу, картон и так далее.

Привлекательная аренда 

Но участники отрасли не выразили уверенности в том, что готовы к таким переменам. «Иркутская область слишком большая по площади, мы работаем в разных районах, далеко друг от друга…», «Объединять должны региональные власти – это их задача, а  не наша…» – высказывались из зала участники отрасли.

В «Илиме», которой федеральные чиновники предлагают сделать объединительной площадкой в Приангарье, тоже без особого энтузиазма смотрят на предложение федеральных властей: группа компаний и так представляет собой по сути большой кластер, в котором производится и сырьё, и конечная продукция.

Более осязаемой оказалась, судя по всему, другая мера господдержки – предоставление на льготных условиях лесных участков в аренду (Постановление правительства РФ 

№ 419 от 2007 года «О приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов»). Напомним, компании ЛПК, чьи проекты попадают в перечень приоритетных, получают возможность на аренду лесного участка без проведения аукциона и на льготных условиях.

Виктор Долгов, директор представительства ОАО «Группа «Илим» в Иркутске, прокомментировал изданию: «Кластерный подход – об этом давно уже говорят, начиная с 2006 года, но особого прогресса в этом вопросе я не увидел. На мой взгляд, более актуален механизм развития ЛПК по средствам реализации инвестпроектов». Проект «Илима» по увеличению производства товарной целлюлозы получил такой статус, и, по словам Долгова, за счёт преференций по аренде сэкономил порядка 150 млн рублей.

Заманчивые условия аренды (детально рассказывать о них руководитель компании отказался) в этом году вновь привлекли «Илим». Предприятие готовит пакет документов в Минпромторг на новый проект, рассказал Долгов «Конкуренту»: «Мы сейчас готовим концепцию развития проекта, который предусматривает развитие наших мощностей на 100 тыс. тонн товарной целлюлозы в Усть-Илимске и на 400 тыс. – увеличение мощностей по производству целлюлозы в Братске, где только что реализовали предыдущий инвестпроект. Сформирован перечень лесных участков, который нам готово передать государство для ре­ализации этих планов. Речь идёт о 276 тыс. кубометров расчётной лесосеки».

Как рассказали «Конкуренту» в минлесхозе Иркутской области, сегодня в регионе кроме Илима  имеют статус приоритетных ещё шесть проектов (Приангарье участвует в отборе заявок на реализацию проектов с 2008 года). Среди них – «ЛДК Игирма», которая объявила о строительстве лесопильно-деревообрабатывающего комплекса в посёлке Новая Игирма. Согласно документам проекта, общий объём инвестиций составит 3 млрд рублей, предприятие будет выпускать 434 тыс. кубометров пиломатериалов. На выпуске пиломатериалов специализируются и другие компании, попавшие в список. Так, «Транс-Сибирская лесная компания» (ТСЛК) попала в перечень Минпромторга с проектом создания лесопильно-деревообрабатывающего комплекса в Усть-Куте, общий объём инвестиций – 7 млрд рублей, объём производства – 1 668,9 кубов. «Русфорест Магистральный» заявил о годовом выпуске сухих пиломатериалов – 150 тыс. кубов, затраты на проект – 1,3 млрд рублей. «Евразия-леспром групп»  в посёлке Магистральный должна выпускать 400 тыс. кубов пиломатериалов. О глубокой переработке древесины заявила «ЛП «Ангара», правда, объёмы его не столь велики: мебельный щит – 3,6 тыс. кубометров. Остальное также приходится на выпуск пиломатериалов  – 102,5 тыс. кубометров.  Глубокую переработку обещала запустить и домостроительная «Компания «Госстрой».

О деталях аренды лесных участков с этими компаниями в Минлесхозе не распространяются. Однако отмечают, что в целом в лесной отрасли наблюдаются некоторые положительные тенденции.

– На сегодняшний день в эти проекты инвесторами вложено 52,6 млрд­ рублей. Объём налоговых поступлений от лесной отрасли (включая предприятия, не являющиеся приоритетными. – Прим. авт.) в  бюджет Иркутской области по итогам первого полугодия 2016 года вырос на 22,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Индекс промышленного производства за этот период по обработке древесины и производству изделий из дерева вырос на 4,4%; по производству целлюлозы, древесной массы, бумаги, картона – на 5,7%, – рассказывают в минлесхозе.

Эффект подождёт

Тем не менее, пока говорить о том, что существующие меры господдержки оказались эффективными не только для самих льготополучателей, но и для экономики региона, не приходится. Налоговые отчисления от ЛПК в областной бюджет остаются несопоставимыми с отчислениями по другим приоритетным отраслям экономики. На ЛПК приходится в общей доле годового бюджета в среднем 3%. По данным областного УФНС, с 2013 по 2015 год рост налогов от ЛПК составил 1,4 раза. Средняя налоговая нагрузка на лесопромышленников в Иркутской области – 81 рубль на кубометр заготовленной ими древесины. Если сравнивать показатель с российским – 196 рублей, то «лесной регион», как называют Иркутскую область, выглядит очень скромно.

Кроме того, одно из иркутских предприятий, получивших льготу на лесные участки, оказалось в списке Гринпис России. В дополнение к статусу «приоритетный» оно обзавелось и другим статусом – самой большой современной свалкой древесных отходов  в мире. Речь идёт о «Транс-Сибирской лесной компании», которая под Усть-Кутом складирует отходы лесопиления на площадку временного хранения, используя предоставленный участок не по назначению. В результате на этом полигоне скопилось около 

2 млн кубометров отходов. С 2014 года свалка начала гореть и задымлять Усть-Кут.

На лесных участках другой компании, «Госстрой», проект которой также стал приоритетным, в 2016 году сотрудники территориального отдела Минлесхоза зафиксировали факты незаконной рубки. По официальным данным, которыми Минлесхоз поделился с «Конкурентом», объём обнаруженной вырубки на арендованном по льготным условиям участке составил 220,39 кубометров. Общий ущерб – 1,7 млн рублей.  Виновные лица не установлены, по данному факту ведётся следствие. 

Зарабатывают некоторые из лес­ных инвесторов не только за счёт своих приоритетных проектов, но и за счёт субаренды лесных участков, которые они получили без аукционов. Как рассказал «Конкуренту» один из экспертов лесопромышленной отрасли, пожелавший остаться неизвестным, условия таких сделок субаренды являются очень выгодным и доходным делом: под инвестпроект можно получить лес за 10 рублей кубометр, а продать его субарендатору более чем за 500 рублей. В Минлесхозе «Конкуренту» подтвердить факт субаренды по отдельным компаниям не смогли, но заметили, что по закону арендатор вправе сдавать свой участок с согласия арендодателя. «Но пока к нам не поступало таких заявлений. Информации о сдаче лес­ных  участков в субаренду у нас не имеется».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер