издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Евгений Стекачёв: «Позиция однозначная: ипподром должен быть»

  • Автор: Юрий Алексеев

Судебное разбирательство вокруг десятиэтажки, которую возводят у границы иркутского ипподрома, закончилось компромиссом. Руководство ипподрома и компании-застройщика готовится заключить мировое соглашение. Этому способствовали председатель Думы Иркутска Евгений Стекачёв и депутаты городского парламента, которые вмешались в конфликт летом 2020 года. Осенью они же внесли изменения в правила землепользования и застройки, установив, что на ипподроме возможна только реконструкция спортивных сооружений, а вокруг него нельзя строить ничего выше трёх этажей. С Евгением Стекачёвым беседует наш корреспондент.

– Конфликт вокруг ипподрома начался весной, а в какой момент в него вмешалась Дума Иркутска?

– Я узнал о нём из средств массовой информации где-то в конце июня. До того ни депутаты Думы, ни кто-то из общественности за исключением заинтересованных лиц о ситуации не знал.

– И какую позицию заняли депутаты?

– Сначала, когда впервые прочитали об этом, достаточно осторожную. Я поинтересовался в комитете по градостроительству администрации Иркутска, насколько законно было выдано разрешение на строительство. Получил ответ, что всё абсолютно законно и оснований для отзыва нет. Когда дело дошло до общественного резонанса и пошли запросы во все соответствующие органы власти (только к нам поступило два – от ипподрома и от второй стороны, застройщика «Профитстрой»), мы стали заниматься этой проблемой в силу своих полномочий. С помощью юристов аппарата Думы Иркутска и профильных комитетов подготовили запрос, определили картину: с одной стороны – стройка законна, с другой – санитарные зоны вокруг ипподрома не были определены должным образом. Возникла юридическая казуистика: ипподром имеет основания приостановить стройку, но компания «Профитстрой» абсолютно законно купила земельный участок, получила разрешение и вроде как ничего не нарушила. Началось судебное разбирательство. Встретившись с каждой из сторон по отдельности, я пришёл к выводу, что там практически невозможно договориться – конфликт перешёл на эмоции. Возникло предложение найти выход из сложившейся ситуации на площадке Думы.

– Какое решение вы при этом рассматривали как оптимальное?

– Позиция однозначная: ипподром должен быть. Дума неоднократно вставала на его защиту. И очень бы хотелось, чтобы история с банкротством и конкурсным производством поскорее закончилась в его пользу, а тот, кто поставит в ней точку, начал бы осваивать ипподром в должном виде, устраивать конные соревнования. Городу они интересны, и социальную составляющую никто не отменял: здесь среди прочего занимаются дети, в том числе с проблемами опорно-двигательного аппарата. Тем более что площадка находится достаточно близко к центру города, и мы, конечно, должны её отстаивать. С другой стороны, застройщик, ещё раз повторю, вроде как ничего не нарушит, у него уже стоят десять этажей, есть дольщики. Мы прекрасно знаем, сколько у нас было резонансных вопросов, связанных с незавершённым строительством: достаточно вспомнить ситуацию на Пискунова, 40. Очень бы не хотелось, чтобы в городе появился ещё один такой объект. Поэтому, конечно же, проблему вокруг ипподрома надо было решить на первоначальном этапе. Это явно лучше, чем потом пытаться урегулировать закостеневший конфликт. Так что мы позвали обе стороны за стол переговоров и смогли найти компромиссный вариант, при котором и ипподром остался, и застройщик может выполнить свои обязательства перед дольщиками. Все негативные вещи, которых опасается руководство ипподрома, «Профитстрой» решил устранить за свой счёт. То есть установить звукоизоляционный защитный экран длиной шестьдесят и высотой шесть метров, посадить крупномерные деревья и сделать так, чтобы здание никоим образом не угрожало участникам конных забегов. Это устраивает обе стороны. Сейчас идёт процесс переговоров. Я уверен, что на этом конфликт будет исчерпан.

Из материалов Арбитражного суда Иркутской области, в который 12 августа ОАО «Иркутская заводская конюшня с ипподромом» подало иск к ООО «Профитстрой» и Межрегиональному управлению Росприроднадзора по Иркутской области и Байкальской природной территории, 25 ноября была представлена соответствующая «дорожная карта». На заседании, состоявшемся в тот же день, прозвучал и отказ от исковых требований, которые состояли в признании недействительным заключения государственной экологической экспертизы по проекту жилых домов в районе ипподрома. Судебное производство по делу прекратили 30 ноября.

– Хорошо, один конфликт благополучно разрешили, но как сделать так, чтобы избежать возникновения подобной ситуации в дальнейшем?

– Понимая, что в дальнейшем такого быть не должно, мы на заседаниях депутатской комиссии по вопросам градостроительства, архитектуры и дизайна Думы Иркутска изменили правила землепользования и застройки территории вокруг ипподрома. Сейчас там никто жильё выше трёх этажей построить не сможет. К сожалению, в своё время сразу тяжело было предвидеть подобную ситуацию, но на конкретном примере мы урегулировали ситуацию и разграничили зону ипподрома. Кто бы ни выиграл арбитражный процесс, кто бы в конечном итоге ни стал собственником ипподрома, он не сможет там заниматься ничем другим, кроме развития конного спорта. Если кто-то захочет там построить что-то высокое, это будет отклонение от предельных параметров, которое может произойти только через Думу Иркутска.

Сейчас ни один чиновник не может единолично подписать разрешение на строительство или внести какие-то изменения в градостроительные регламенты, будь то мэр или начальник департамента городской администрации. Нужно решение Думы – мы сделали это зоной коллегиальной ответственности. Отклониться от градостроительных регламентов можно, но для этого нужно по всем инстанциям пройтись и со всеми договориться в хорошем смысле слова, объяснить им, зачем это нужно. С Думой, я полагаю, тут никак не договориться: хотите застраивать – пожалуйста, застраивайте конюшнями. Реконструкция возможна, но не более того. Я готов публично заявить, чтобы потенциальные инвесторы понимали: мы видим там только конный спорт, только ипподром.

– В качестве важного факта вы отметили местоположение ипподрома недалеко от центра Иркутска. Каким вам видится будущее этого объекта?

– Конечно, хотелось бы, чтобы он и внешне соответствовал современным архитектурным требованиям и тенденциям развития спорта. При этом он должен быть достаточно ёмким для всех слоёв населения. Туда должны иметь возможность ходить не только люди, которые делают ставки на тотализаторе, но и те, кто занимается в секциях конного спорта. Расположение в центральной части города крайне важно – это означает пешую доступность, ведь не у всех есть автомобили. Нужно, чтобы и дети, и взрослые имели доступ к этому виду спорта. Ведь это не просто спорт, а общение с одним из умнейших животных, которое испокон веков было рядом с человеком. Теряя связь с ним, мы теряем очень многое. Поэтому для людей ипподром важен.

– Речь о проведении скачек или каких-то массовых спортивных мероприятий?

– Мне кажется, должно быть всё – и спортивные события, и скачки. Это же культурно-массовые мероприятия, а наш город, к сожалению, несколько ущемлён по части массовой общественной деятельности. У нас практически ничего нет, если сравнивать с Новосибирском и Красноярском. А конные виды спорта, на мой взгляд, очень зрелищные. Поэтому очень бы хотелось, чтобы ипподром стал точкой притяжения для людей, которой мы будем гордиться. Я уверен, что это реально: всё зависит от воли и желания того хозяйствующего субъекта, который получит его в собственность и захочет развивать. Мы, со своей стороны, готовы всяческое содействие оказывать, чтобы как можно быстрее это всё было реализовано.

Может, провести скачки на кубок Думы?

– Ради бога, мы согласны. Это самое малое, что мы можем сделать. Дума утвердила правила землепользования и застройки – мне кажется, это неоспоримое доказательство того, что мы полностью готовы развивать ипподром. Помогли решить возникший конфликт, что, я считаю, тоже немало: из-за него мы запросто могли сделать несколько шагов назад. Может быть, мы на большее способны – предлагайте, что сделать, и мы поможем.

– Каким, на ваш взгляд, должен быть инвестор, который может взяться за развитие ипподрома?

– В том, что сейчас им владеет Росимущество, к сожалению, нет ничего хорошего, никакого развития. Ипподром неоднократно выставляли на торги, и мы понимали: человек, купивший его, в первую очередь будет нацелен на то, чтобы заработать деньги. Нам бы очень хотелось, чтобы это был инвестор с социальным уклоном, который знаком с Иркутском и которого знает город. Тот, к кому будет высокий уровень доверия. Конечно, хотелось бы, чтобы ипподром перешёл к такому хозяину. Мы уже видим созидательный подход ООО «Прибайкалье» (входит в En+ Group) в отношении ипподрома. Эта компания, являясь частью социально ответственного холдинга, на протяжении последних лет поддерживает иркутских конников, выступает спонсором соревнований, активно участвует в сохранении ипподрома именно как спортивного объекта. В частности, En+ профинансировало создание эскизного проекта его реконструкции. Будет здорово, если планы по возрождению и развитию ипподрома будут реализованы.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер