издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Короткая дорога к миру

У иркутян появилась возможность покончить с тяжбой с помощью судебного примирителя

О новом «мирном» способе разрешения конфликтов рассказала первый и пока единственный в регионе судебный примиритель по гражданским делам Светлана Бурдукова. На эту должность судью в отставке с 40-летним юридическим стажем Верховный суд РФ утвердил в январе прошлого года. Из-за пандемии «миротворческий» опыт составил всего несколько месяцев. Но, по мнению Светланы Бурдуковой, уже эти первые шаги по альтернативному пути урегулирования судебных споров позволяют сделать вывод: примирительная процедура выгодна как конфликтующим сторонам, так и суду. Истцу и ответчику в большинстве случаев удаётся найти взаимовыгодное решение и сберечь при этом нервы, время и деньги. А у судьи сокращается нагрузка.

Проигравших нет

– В чём смысл новой примирительной процедуры? Ведь решить дело миром можно было и раньше. В досудебном порядке – с помощью претензии, например. А в случае неудачи можно было сделать ещё попытку в суде – заключить мировое соглашение.

– Тема учреждения примирительных процедур с целью снизить конфликтность, нагрузку для судов звучала более десяти лет. На площадках нескольких вузов в Иркутске проходили конференции, где обсуждались возможные варианты примирения сторон. Выступали учёные, судьи как практики вносили свои предложения. Но правовая база альтернативных процедур урегулирования споров была окончательно оформлена лишь блоком федеральных законов, вступивших в силу в октябре 2019 года. В них определены виды и регламент примирительных процедур, допустимых в гражданском, административном и арбитражном процессах. Одновременно внесены изменения в процессуальные кодексы этих видов судопроизводства.

Новую процедуру не следует путать с досудебным урегулированием спора. Допустим, при нарушении прав потребителя требуется для начала написать претензию, а в суд можно идти только в том случае, если ответ не получен или не устраивает заявителя. Или, к примеру, одна из сторон действующего договора желает изменить какие-то условия. Она обязана прежде обратиться к другой стороне с соответствующим предложением, выждать срок и только после этого, убедившись, что достичь соглашения таким путём невозможно, обращаться в суд. Без подтверждения, что этот порядок соблюдён, суд не принимает исковое заявление к рассмотрению.

Процедура судебного примирения проводится по уже возбуждённым делам – по тем, которые находятся в производстве. Закон предписывает судьям на всех стадиях – от принятия заявления, подготовки к рассмотрению, предварительного судебного заседания до разбирательства по существу дела – разъяснять гражданам их право и возможность разрешения спора иным путём: не в публичном судопроизводстве, а с помощью процедуры судебного примирения.

Вы правы, возможность заключить в суде мировое соглашение существовала и раньше. Суд его утверждал, если сами стороны изъявили желание и смогли договориться. Но конфликтующим людям обычно сложно решиться на уступки друг другу – если уж они пришли в суд, то настроены стоять на своём до конца. Хотя по таким категориям, как дела частного обвинения или о защите чести и достоинства, заключение мира всё же случается. Оно удобно тем, что позволяет и по денежной компенсации договориться, и по способам извинения. Так что само по себе мировое соглашение – это не новелла. Новелла в процедуре его заключения.

– В чём главное отличие судебного примирения от публичного производства по делу?

– Новая процедура абсолютно не вписывается в те принципы, которые действуют в публичном производстве. Судебное примирение проходит не по правилам, прописанным в процессуальных кодексах. Порядок его проведения обозначен в регламенте, утверждённом постановлением Пленума Верховного суда РФ. Сейчас для меня этот регламент – как ГПК для судьи гражданской коллегии. Когда стороны приносят ходатайство применить процедуру примирения, суд выносит соответствующее определение и откладывает публичное рассмотрение дела. В чём тут главное отличие?

Примирительная процедура проводится для урегулирования конфликта с учётом интересов обеих сторон. С этой целью судебный примиритель должен оценить позиции каждой стороны и выявить дополнительные возможности для того, чтобы со спором было покончено и при этом ни один из участников конфликта не почувствовал себя проигравшим. Здесь ключевые слова – интересы сторон. В процедуре примирения именно они ставятся во главу угла. А интересы эти, как известно, не всегда совпадают с объёмом прав участника конфликта. По правилам ГПК суд принимает решение исключительно по заявленным требованиям истца. Допустим, идёт раздел имущества между бывшими супругами. Вариант, предложенный ответчиком, в публичном процессе просто не пройдёт. Даже если бывший муж желает получить долю, которая по стоимости меньше, чем ожидает истица. Ответчик, к примеру, претендует только на машину и гараж, а от квартиры и прочей недвижимости полностью отказывается. В таком случае возражения ответчика должны быть облечены в самостоятельный встречный иск, и на каждый новый вариант раздела имущества потребуется оформлять новое исковое заявление. А рассмотрение дела каждый раз будет откладываться и по итогу может сильно затянуться.

– Чем тут поможет судебное примирение?

– Юридический спор будет разрешён, но совершенно другими методами. В публичном процессе, как известно, ГПК запрещает судье давать сторонам какие-либо разъяснения относительно их правовых позиций. Суд лишь создаёт условия для полного и всестороннего рассмотрения дела, ставит вопросы на обсуждение и оценивает представленные каждой стороной доказательства. Но судебному примирителю регламент позволяет проводить со сторонами как общие, так и индивидуальные встречи. На этих встречах я разъясняю участникам конфликта законодательство и практику его применения. Изучив материалы дела, обсуждаю с ними перспективы той или иной правовой позиции. На таких переговорах вырабатываются различные варианты – оптимальный, удовлетворительный и нежелательный. И, как правило, удаётся прийти к соглашению, приемлемому для каждой стороны. Это совершенно не судейская функция! Зато проигравших в таком процессе не бывает.

Вот, например, пришли ко мне наследники по закону. Ответчики не согласны уступить истице объекты, которые она желает получить. Мы шесть вариантов по этому делу рассмотрели. Я подготовила их на бумаге, чтобы каждый глазами прочёл и обдумал. Когда человек все условия примет и головой, и сердцем, и душой – вот тогда есть у него готовность к мировому соглашению.

Над схваткой

– Но для судьи в отставке это, наверное, психологически сложно. В штате примирителей есть представители и других юридических специальностей?

– Нет, по закону примирением сторон может заниматься только судья в отставке, причём имеющий не менее 20 лет судейского стажа. Я, например, отработала в судебной системе 33 года. Поначалу, правда, обсуждалась возможность привлекать в качестве примирителя помощника судьи, не занятого в данном процессе, либо сотрудников аппарата с высшим юридическим образованием. Но эту инициативу не поддержали. Понятно, почему. Именно благодаря профессиональным знаниям и многолетней судейской практике примиритель в состоянии помочь сторонам рационально выйти из затяжного процесса. Представитель судейского корпуса, во-первых, по опыту знает, каким может быть исход дела. Во-вторых, его позиция абсолютно нейтральна, и ему доверяют обе стороны.

Сложно ли быть профессиональным примирителем? Да, это ещё сложнее, чем рассматривать дело в публичном производстве. Работая судьёй, я должна была каждый раз качественно подготовиться к процессу, изучить нормы права и ориентировать стороны на круг юридически значимых обстоятельств. А затем дать сторонам возможность высказаться по этим обстоятельствам и вынести законное решение. И так десятки лет. В новом качестве мне приходится самой много говорить – в отличие от публичного процесса.

Предстояло также привыкнуть к тому, что судебный примиритель не является процессуальным лицом, не выносит никаких решений. Я только помогаю участникам конфликта от их же имени составить документ, который суд утверждает, убедившись, что он соответствует закону. Таким образом, условия мирового соглашения облекаются в судебный акт. По юридической силе он равен любому судебному решению и подлежит обязательному исполнению. Определение суда даёт возможность зарегистрировать право, получить исполнительный лист, взыскать алименты, прекратить право другого лица, установить границы участка и так далее.

– С какими спорами приходят чаще всего к профессиональному примирителю? И насколько востребованна эта миротворческая деятельность в гражданском процессе?

– Она может быть очень востребованной. Причём при рассмотрении гражданских дел любых категорий – семейных, имущественных, земельных, трудовых. Это я как практик говорю. Но больше всего в помощи примирителя нуждаются те, кто судится по имущественным спорам. Тут есть такая проблема. Часто иск заявляется как бы о разделе имущества, но на самом деле речь в нём идёт лишь об определении долей. Итогом публичного рассмотрения такого иска может стать документ, дающий право каждому из бывших супругов на половину квартиры, гаража, машины. Ну, получили они бумагу, а дальше что? А дальше – снова надо идти в суд с исковым требованием. Например, отдать машину в единоличную собственность одному из супругов, чтобы тот расплатился со второй стороной другим имуществом. А почему нельзя все проблемы сразу решить? В рамках примирительной процедуры это можно сделать, предотвратив последующие судебные споры. Вот чем удобна эта процедура.

Поясню на примере. Пришли ко мне бывшие супруги с просьбой помочь им разделить единственную квартиру. У каждого есть право на половину жилого помещения. Но мужчина не претендует на всю долю, он хотел бы отказаться от своих квадратных метров в пользу дочки, однако просит оставить за ним всё же маленькую часть квартиры, чтобы сохранить регистрацию по месту жительства. В этом направлении начинаем работать. Семь встреч пришлось провести, пока не учли все нюансы. По итогу доля мужа была передана в собственность ребёнка с зачётом её стоимости в счёт уплаты алиментов на три года вперёд. При этом разделили заодно и всё остальное имущество, хотя иск на другие объекты даже не заявлялся. Так что и в будущем этой паре спорить уже не придётся. Если бы стороны не решились на примирительную процедуру, им бы ещё долго пришлось по судам ходить, а такого результата они бы всё равно не достигли.

– И вам всегда удавалось примирить спорщиков?

– Регламент допускает, что на стадии судебного примирения положительного результата может и не быть. Не всегда ведь у сторон есть готовность к компромиссам. В моей практике три дела не были окончены миром, они возвращены в публичное производство. Итогом примирительной процедуры может стать признание иска либо отказ от него. Конечно, самый желаемый результат – заключение мирового соглашения. Но примирение может завершиться и подписанием соглашения по фактическим обстоятельствам. Такое обычно происходит, когда у сторон нет доказательств, подтверждающих их позицию, либо эти доказательства противоречивые. Делят, к примеру, истец и ответчик имущество. Документы на него давно утеряны, показания свидетелей расходятся. В ходе примирительной процедуры стороны могут безо всяких доказательств договориться, какое имущество они считают совместно нажитым и сколько оно стоит. Допустим, по этим пунктам они пришли к согласию, а вот по вопросу, какое добро достанется каждому, не смогли. И в этой части спор передаётся на публичное рассмотрение. И суду уже легче, и сторонам.

Секрет миротворца

– Однако на примирение уходит немало времени. Судебный процесс в целом, видимо, затягивается?

– Наоборот, сроки рассмотрения дела сокращаются. Во-первых, в суде благодаря мировым соглашениям удаётся обойти некоторые сложные моменты, затяжные этапы. Вот я работала в рамках судебного примирения по делу о пользовании совместным имуществом. Ситуация такая: дом на четырёх собственников является памятником культуры, а статус земли не определён. Истец поначалу настаивал на выделе доли в натуре. Это невозможно, если имущественный объект признан памятником, но, с другой стороны, в отношении земли-то ведь охранных грамот нет. Сособственники с требованием истца не согласны. Если даже суд и примет решение в пользу истца, оно с большой вероятностью будет обжаловано.

Я, исходя из своего судейского опыта, предложила пойти другим правовым путём – заключить мировое соглашение не о выделе доли в натуре, а об определении порядка пользования. Публичному суду пришлось бы отложить заседание, дождаться предъявления нового иска. Время ушло бы на его вручение, ознакомление сторон, получение возражений – отсюда задержки. Но если заключено мировое соглашение в судебном примирении, то суд его утверждает, не вникая в обстоятельства, проверив только на соответствие закону. Дело прекращено, и не надо писать огромное судебное решение. Как раз одна из целей примирительных процедур – снижение нагрузки на судей. Если стороны пришли к миру – не будет апелляционного и кассационного обжалования, не придётся задействовать следующие инстанции.

Другая цель примирения – помочь гражданам сохранить хорошие отношения. Из своего опыта знаю, что судебное решение обычно не удовлетворяет одну из сторон. Она уходит из суда проигравшей, конфликт остаётся. Но после примирительной процедуры сама почва для конфликта исчезает. Ведь человек понимает, что он сам так решил, не суд его заставил. И я как примиритель должна помочь каждому из спорящих понять свой интерес, пойти на уступки, разделить ответственность.

– Судебный примиритель – новая профессия. Поделитесь секретами примирения воюющих в суде сторон.

– Самый эффективный способ добиться от человека, который находится в затяжном конфликте, чтобы он понял, в чём состоит его собственный интерес, – поговорить с ним с глазу на глаз. Это для судьи невозможно, но судебному примирителю регламент позволяет проводить индивидуальные встречи с каждой из сторон. На таких встречах они обычно рассказывают всё, не утаивают никакие подробности и нюансы. Но, как только сводишь стороны вместе, тут же восстанавливается атмосфера судебного разбирательства: каждый стоит на своём – и никаких уступок. Я обязательно провожу сначала общую встречу, где подробно объясняю участникам процедуры их права, возможности, варианты разрешения дела. На таких встречах мы обсуждаем суть спора, круг юридически значимых обстоятельств и необходимых доказательств. А после этого я встречаюсь с каждой стороной по отдельности.

Человеку бывает психологически сложно признать, что он в чём-то перегибает. Трудно сделать шаг навстречу, когда отношения испорчены и эмоции переполняют. Публично пойти на уступки многие просто не в состоянии. Я это понимаю и беру на себя функцию доверенного лица. Тут, конечно, действует принцип конфиденциальности, предусмотренный регламентом процедуры. Участник спора должен дать мне разрешение от его имени обсуждать с другой стороной какие-то конкретные предложения. При этом он вправе установить границы: о чём можно говорить, а что сохранить в тайне.

– Похоже на работу адвоката. Кстати, на примирение стороны приходят с представителями?

– По-разному, иногда их интересы представляют адвокаты, но многие справляются самостоятельно. Судебный примиритель в отличие от адвоката не заинтересован в исходе спора и стоит как бы над схваткой.

– Судью стороны выбирать в принципе не могут, но выбор примирителя им закон разве не должен гарантировать?

– В регламенте записано, что стороны участвуют в судебном примирении добровольно и по взаимному согласию сами выбирают кандидатуру судебного примирителя из списка, утверждённого Верховным судом РФ. Но пока возможности выбора, к сожалению, нет. В первом утверждённом списке всего 342 фамилии на все регионы страны, от Иркутской области в этот перечень попали пять кандидатур. И три из них – судьи в отставке системы арбитражных судов. По гражданским делам в судах общей юрисдикции региона работает пока лишь один примиритель. За год через стадию примирения прошло 15 гражданских дел. Первое поступило в марте прошлого года, как раз перед тем, как объявили самоизоляцию. Так что плотно работать мы начали только в июне, тогда же получили первый результат. Пока возможностью примирения воспользовались лишь в двух районных судах Иркутска – Октябрьском и Свердловском. Там были предоставлены помещения для моих встреч со сторонами, пожелавшими завершить спор миром.

– А как быть желающим пойти на мировую, если они живут в Братске или Бохане? Командировки у вас предусмотрены?

– Нет, но со временем, думаю, список судебных примирителей будет расширен. В него попадут и те мои коллеги, кто уходил в отставку из судов общей юрисдикции, расположенных в различных муниципалитетах. Сейчас судебное примирение в законе предусмотрено, но нет возможности реализовать это право в широких масштабах. Это вопрос компетенции Верховного суда РФ, вопрос будущего. Следующий список судебных примирителей будет, наверное, гораздо более внушительным.

В сухом остатке

– Но это в случае, если пробный шар, то есть опыт первых миротворцев на судебной ниве, будет воспринят положительно. Давайте подытожим, в чём всё-таки выгода примирения. В деньгах её можно как-то оценить?

– Можно и в деньгах. Прежде всего для сторон эта процедура бесплатна. При этом законом предусмотрен возврат госпошлины в случае примирения. Можно вернуть 70 процентов госпошлины, если спор закончится миром на стадии разбирательства в суде первой инстанции. Половина уплаченной суммы госпошлины вернётся к тем, кто помирился при рассмотрении дела в апелляции. Если же дело дошло до кассации, то можно рассчитывать на возврат только 30 процентов. Но в любом случае материальная выгода обеспечена всем, кто способен идти на уступки и договариваться с помощью судебного примирителя. Государству нововведение тоже выгодно, ведь день работы суда обходится ему в 70–80 тысяч рублей. Я уже говорила о том, что процедура примирения помогает сократить сроки разрешения споров и снизить нагрузку на судей. Да и не всегда результат можно оценить в рублях. Важно, что судебное примирение поможет снизить конфликтность в обществе, а спорящим сторонам – сохранить хорошие отношения.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector