издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Алексей Паевский: «Коронавирус унесёт не менее 5 миллионов жизней»

Научный журналист о «чёрной чуме», бесах в Полоцке и уникальной ситуации с вакцинами

Пандемия коронавируса – далеко не самая страшная в истории человечества. Вирус уже забрал около 3 млн жизней, а пандемия ещё не закончилась… «Чёрная смерть», настоящая чума, пик которой зафиксирован в 1347–1351 годах, лишила жизни от 75 до 200 млн человек. Более близкий нам ВИЧ за 20 лет своего шествия по планете убил 40–50 млн человек. И до сих пор его не победили. О том, какие эпидемии терзали человечество, как люди учились избавляться от них, стоит ли бояться прививок от «короны», на фестивале «КнигаМарт» рассказал научный журналист, автор портала Neuronovosti.ru Алексей Паевский.

В России сейчас две эпидемии

147 лет назад. 1874 год в Иркутской губернии назван летописцами «годом эпидемий». По губернии прошли натуральная оспа, тифозная горячка, сыпной тиф, корь, скарлатина, коклюш, поносы и скорбут (цинга).

137 лет назад. В 1884 году в Макаровской волости Киренского округа была вспышка натуральной оспы, однако местный фельдшер напрасно бился – матери ни за что не соглашались прививать детей. Они боялись, что прививка повредит малышам, и в результате дети массово умирали от оспы… «В нашем селении (в Зиме. – Авт.) появились заразные болезни: круп, скарлатина, дифтерит и натуральная оспа. Крестьяне наши больных стараются скрыть, а за медицинской помощью обращаются к знахарям и знахаркам, ибо у нас нет даже фельдшера…» – писала газета «Сибирь» в 1887 году.

131 год назад. Тунка, Кыренский дацан. Местные ламы усердно бормочут какие-то «книги», которые велел им читать монгольский лама-чудотворец и астролог… Так – молитвами – они борются с вторжением христианских миссионеров, призывая на их головы разные напасти, сообщали «Иркутские епархиальные ведомости» в 1890 году. Осенью в Тунке появляется жестокая инфлюэнца. Ламы рады: болезнь они приписывают своему чудодейственному чтению. Однако грипп поражает всех, не глядя на религию.

Эти события очень далеки от нас. Но нас касаются. Согласитесь, мы сейчас считаем предков «тёмными», а себя продвинутыми. Но не стоит обольщаться: мы сами подвержены тем же суевериям, просто более модным. И среди нас становится всё больше странных персонажей – «антипрививочников». Сейчас мы вооружены не магическим «покажи дулю чёрту», а сотнями псевдонаучных статей. А научные толкуем так, как позволяет нам наш весьма слабый разум. И вот прививки становятся страшнее смерти, а болезни можно победить «природным иммунитетом» и «позитивными мыслями», выпив водки с содой и закусив имбирём.

О том, какой тяжёлый путь прошло человечество – от массовых смертей, выкосивших почти 60% населения Европы, до маленькой склянки с вакциной, которая способна остановить шествие смерти, Алексей Паевский рассказал на фестивале «КнигаМарт». В прошлом году он был в Иркутске очно, сейчас, спустя год после начала эпидемии коронавируса, он может общаться с иркутянами только онлайн.

– Самыми массовыми, самыми убийственными пандемиями за всю историю были чумные, – рассказывает Паевский. – От 75 до 200 миллионов человек, по разным оценкам, унесла «чёрная смерть» – чума 14 века (1347–1351 годы), которая прошлась по всей Европе. Погибло до половины населения Европы. 56 миллионов человек забрала натуральная оспа, захватившая в 16 веке Европу, а потом Америку, где выкосила чуть ли не 90% всех индейцев. 40–50 миллионов человек на счету «испанки» (1918-1919 годы), примерно такое же количество унесла Юстинианова чума в 6 веке (541-542 гг.), приближается к этому числу современная пандемия ВИЧ/СПИД, о которой почему-то все молчат, не говорят. Это не очень правильно, потому что мы живём в условиях пандемии ВИЧ уже 20 с лишним лет. И ничего пока с ней сделать не можем, а она унесла уже под 40 миллионов жизней. У нас были две пандемии гриппа, одна из которых случилась до «испанки», другая – после, обе они унесли не меньше миллиона человек. Я так подозреваю, что коронавирус у нас будет не слабее Антониевой чумы, то есть унесёт не менее 5 миллионов жизней.

В России, если брать недавний период, в 1918-1919 годах была всё та же «испанка». Одновременно с «испанкой» во время гражданской войны, в 1918–1920 годах, свирепствовал сыпной тиф, который унёс жизни около 3 миллионов человек. В 1960 году в Москве была вспышка оспы, хотя смертей там было сравнительно немного. В 1970-е годы нашу страну зацепила седьмая пандемия холеры. Сейчас в России буйствуют две эпидемии – ВИЧ и COVID-19. Последняя, по счастью, вроде бы идёт на спад в связи с вакцинацией. Только вышла новость, что в нашей стране пророчат окончание этой эпидемии к августу. Посмотрим.

Английский пот и судьба Англии

«Гонконг. По настоящее время умерло от чумы до 19 000 человек, из города выселилось 80 000, заражённые чумой кварталы окружены кордоном…» – сообщала газета «Иркутские губернские ведомости» в 1894 году… Сейчас бактерия чумы уже является персонажем детских научных комиксов, и малыши смеются над её похождениями. Более того – она уже исследуется, чтобы в безопасном виде служить науке. А когда-то эта бактерия принесла очень много горя.

– Название этой болезни происходит от турецкого çuma – «прыщ, нары́в», на латинском pestis – «зараза», – рассказывает Алексей Паевский. – На самом деле чумой могли называть самые разные заболевания. Сейчас, когда у нас появились генетические исследования, мы понимаем, что не всё, что называлось в летописях и хрониках чумой, было собственно чумой. Например, Афинская чума 430 года до нашей эры – это был тиф. Юстинианова чума – 1–3 волны «чёрной смерти» были как раз теми самыми болезнями, вызванными бактерией чумы, палочкой Yersinia pestis. Чума дала нам многое. Кроме того, что полностью обновила население Европы, она дала нам чумных докторов, людей, которые в специальных костюмах пытались бороться с этой болезнью. В комедии дель арте появились персонаж – доктор – и его классическая маска «с носом». Чума дала нам понятие «карантин», понятие первых противоэпидемических мер. Бактерия была открыта в 1894 году французом Александром Йерсеном и японцем Китасато Сибасабуро одновременно во время эпидемии в Гонконге. Эти люди работали абсолютно без защиты, рискуя заболеть сами. Причем Йерсен уехал во второй половине жизни во Вьетнам, посвятил себя развитию вьетнамской медицины и там считается чуть ли не бодхисатвой.

Если мы говорим о чуме и холере, нельзя не назвать ещё одного замечательного человека – Владимира Хавкина. Его из России выдавила профессура, потому что он был потрясающе талантливым микробиологом и специалистом в области борьбы с болезнями. Проблема была в том, что он был иудеем, а с иудеями был разговор короткий – либо ты крестишься в православие, либо шансов нет. Он уехал во Францию к Мечникову, но и там всех достал, поскольку был хвастливым, говорливым, но безумно талантливым. Именно он создал как первую вакцину от чумы, так и первую вакцину от холеры. Обе вакцины испытал на себе, получил согласие английского правительства и поехал лечить от чумы и холеры колонии, обосновался в Индии.

И сейчас мы в недоумении, чем болеем. Вроде бы ковид, а вроде и нет. Без ПЦР-теста не скажешь. А что говорить о людях, которые жили сотни лет назад. В 16 веке в Англию пришло страшное заболевание, которое называлось «Английский пот». Оно очень быстро распространялось, люди заболевали, страдали жестокой лихорадкой, очень часто умирали, при этом не получали иммунитета, могли снова переболеть. Болезнь не щадила никого. Например, именно благодаря английскому поту стал королём Генрих VIII. Его старшего брата убил английский пот, и закрутилась вся та цепь событий, которая была бы невозможна без этой болезни. Английский пот в каком-то смысле способствовал и появлению англиканской церкви. èèè

Смена курса Англии связана с болезнью, которая неожиданно пришла и неизвестно куда делась. Она была в 16 веке, и всё. Мы до сих пор не знаем, что это такое. Есть подозрение, что это вирус Sin Nombre из семейства Hantaviridae. Но это только предположение.

В Полоцке в 1092 году тоже вспыхнула какая-то странная болезнь. Летопись описывает её так: «…Бывше в нощи тутьн (туман), стонаше полунощи, яко человеци рищюще беси; а ще, кто вылезяше из хоромины, хотя видети, абье уязвен будяше невидимо от бесов язвою, и с того умираху, и не смяху излазити из хором…. » Город накрыл туман, люди слышали какие-то звуки, те, кто выходил на улицу, видели бесов на конях и умирали. Есть сведения, что тогда погибло около 7 тысяч человек. По одной из версий, это было отравление спорыньёй. В ней содержится вещество ЛСД-125, которое в теории могло вызвать видения. Но доподлинно неизвестно, что это было.

«Патенты здравия»

1745 год, Иркутск. Время, когда город посещали отважные путешественники, учёные… Гмелин, Миллер… 16 лет остаётся до прибытия в наш город знаменитой экспедиции профессора Никиты Попова для наблюдений за транзитом Венеры по диску Солнца, посланной из Петербурга самим Михайло Ломоносовым. В мае 1745 года встречал Иркутск полковника Гаврилу Резанова, деда знаменитого Николая Петровича Резанова, судьба которого будет воспета Андреем Вознесенским в поэме «Юнона» и «Авось»…

А в Иркутске и Иркутском уезде очень много людей с рытвинами на лицах. Здесь вовсю свирепствует оспа, как в России в целом и в Европе. Эпидемия повторилась в 1752-м, и от неё, как говорят летописи, «померло много всех возрастов людей». С 1772-го по 1776 год в Иркутском округе от оспы были привиты 6450 бурятских детей, в результате только 28 из них умерли. Но люди долгое время сильно противились прививанию. Власти вынуждены были выдумывать разные способы воздействия. В 1864 году появилось предложение доверить оспопрививание женщинам, так как дети лучше идут в женские руки. В деревнях устраивались особые «оспяные избы», куда помещали больных до выздоровления. Власти выпускали «патенты здравия», свидетельствовавшие, что человек отсидел в карантине. А, например, при поступлении в Иркутскую гимназию и другие престижные заведения в конце 19 века свидетельство «о привитии оспы» было обязательным. Через газеты врачебное отделение Иркутского губернского управления даже взывало к чувствам родителей: если не хотите, чтобы у вашего чада было изуродованное лицо, не бойтесь прививки. «Свежий детрит для привития оспы, в каждой аптеке по 12 коп. цилиндр», – писали газеты. Оспа косила бурят, русских, тунгусов. Последние, как свидетельствуют газеты 1877 года, к оспе ещё и присовокупили «водку и сифилис».

– Оспа, по одной из версий, упоминается ещё в Библии, есть предположение, что это одна из египетских казней, – говорит Алексей Паевский. – В Коране есть упоминание о том, что эфиопы, осаждавшие Мекку, погибли от оспы. В Европе она была настолько распространённой, что, когда мы впервые видим трёх мушкетёров, пришедших к Де Тревилю, Портос объясняет отсутствие Атоса, раненого на очередной дуэли, оспой: «Знаете, он болеет, у него, скорее всего, оспа». Была немецкая поговорка: «Von Pocken und Liebe bleiben nur Wenige frei». Она переводится так: «Можно миновать всего в этой жизни, кроме оспы и любви».

Достаточно почитать иркутскую криминальную хронику 19 века, чтобы понять, насколько была распространена оспа. Среди примет, которые указываются при поиске преступников или опознании тел умерших, очень часто фигурируют «оспяные отметины». Сам губернатор обращался в 1899 году к жителям губернии, предлагая ничего не бояться и делать «наиболее могучую» прививку коровьей оспой. Поднимался вопрос о создании в Иркутске оспопрививательного института, глава города Владимир Сукачёв даже предоставил флигель собственного дома для прививания от оспы.

– Оспа – болезнь страшная. Она вызывается двумя типами вируса – Variola major и Variola minor, – рассказывает Алексей Паевский. – Первый вирус вызывает опасное заболевание со смертностью около 3%, второй – приводит к смерти в 20–30% случаев, а иногда и в 90%. Именно оспа стала первой болезнью, от которой люди получили возможность привиться. Сначала её прививали, просто втирая в разрез кожи прыщики переболевших людей. Фактически так вводили антитела и ослабленный вирус. Потом поняли, что люди, которые переболели бессимптомно коровьей оспой, не болеют обычной. Стали прививать коровьей оспой, мы помним, что Екатерина II сама привилась и привила своих внуков. Оспа, в отличие от чумы, без человека не живёт. Когда все были вакцинированы, оспа исчезла. В мире сейчас существует два места, где хранится оспа, – в Новосибирске и США. Массовая вакцинация привела к тому, что последний случай заражения был зарегистрирован 26 октября 1977 года в сомалийском городе Марка. А 11 сентября 1978 года скончалась медицинский фотограф Джанет Паркер, которая заразилась внутри больницы. Это была последняя жертва оспы, больше такой болезни в мире нет. Сейчас от оспы даже не прививают, потому что в этом нет никакого смысла.

Посредством раскалённых булыжников

Но если явление бесов в Полоцке или «Английский пот» – это очень далёкие от нас времена, то есть болезни, которые весьма «молоды», однако успели испортить жизнь человечеству не по одному разу.

– Мир уже пережил 7 пандемий известной нам всем холеры, причём это недавнее заболевание, – рассказывает Алексей Паевский. – В начале 19 века возбудитель холеры смог перескочить при помощи мутаций от животного к человеку. И началось. Первая пандемия 1816–1824 годов, строго говоря, не может считаться пандемией, потому что она не вышла за пределы Азии, но вторая, 1829–1851 годов, уже пронеслась по Европе. Принесла, например, «Болдинскую осень», когда Пушкина заперли в Болдино из-за угрозы заражения… Пятая пандемия (1881–1893) унесла Петра Ильича Чайковского, который не смог себе отказать в такой вещи, как стакан сырой воды, несмотря на то что буйствовала холера. Во время 4-й и 5-й пандемий были поняты очень многие принципы распространения заболеваний, и холера привела к появлению современной эпидемиологии. Холера стала первой болезнью, против которой была очень серьёзная пропаганда.

В «Иркутских губернских ведомостях» за 1884 год есть любопытная инструкция по дезинфекции тюремных помещений во время холеры. По-видимому, это была одна из первых инструкций, которые распространили газеты. Любопытно, что она появилась за 9 лет до смерти Чайковского. Если в комнате побывал больной холерой, то после него следовало провести очень сложную обработку. Полосками бумаги на клейстере оклеивались все стены в заражённом помещении. В комнату вносили ушаты с водой, в которые предварительно клали раскалённые докрасна булыжники. Крепко затворяли двери и входили лишь для того, чтобы подбросить ещё раскалённых камней. Камни кидали до тех пор, пока вся комната не наполнялась паром и он не стекал со стен в виде струй воды. Тогда в глиняных тазах и горшках в комнату вносили хлорную известь и соляную кислоту. По команде люди разом вливали в известь соляную кислоту и быстро убегали, плотно закрыв дверь…

Между тем и самые привычные нам болезни – вовсе не такие безобидные. Например, грипп, пандемии которого известны с 16 века. Сведения об эпидемиях этого «нестрашного» заболевания восходят к 1173 году.

– Мы привыкли к слову «грипп», – говорит Алексей Паевский. – Мы ругаем людей, которые год назад говорили: «Да коронавирус – это то же самое, что грипп, ничего страшного». А во-первых, грипп сам по себе – тоже страшно. Особенно когда приходит штамм с тяжёлыми осложнениями. Начинается вот такая «испанка», которая уносит, по разным оценкам, 50–100 миллионов человек, или «русский грипп» 1889-1890 годов, который убил миллион с лишним, как и «гонконгский грипп». В принципе, обычный грипп в год уносит от 300 до 700 тысяч человек по причине осложнений. Убивает не сам грипп, а его осложнения, например воспаление лёгких. Коронавирус убивает сам. Грипп может привести к бактериальному воспалению лёгких, коронавирус приводит к вирусному воспалению. Природа совершенно другая. Оба заболевания страшные, потому что последствия и гриппа, и «короны» можно лечить очень долго.

«Ну и здрасьте, наш коронавирус»

Что мы знаем о шипастом COVID-19? Многие думают, что своё название он получил в связи с «королевскими» качествами. На самом деле на экранах микроскопов он напомнил учёным солнечную корону. Он опасен, и это ясно. Опасен ещё и тем, что бьёт людей по-разному, кому-то удаётся отделаться лёгким насморком, а кто-то уезжает в реанимацию.

– «Коронавирус» – это термин рамочный, общий. Это название группы вирусов. И я абсолютно уверен, что даже те из вас, у кого нет антител к COVID-19, коронавирусом болели в течение своей жизни, – говорит Алексей Паевский. – Большая часть того, что называется ОРВИ, – это коронавирусы. Был в нашей жизни и SARS-CoV – тяжёлый вирусный респираторный синдром, был MERS-CoV – ближневосточный респираторный синдром. Всё это было до нынешнего SARS-CoV-2, и всё это коронавирусные инфекции. Сейчас в мире почти 130 миллионов подтверждённых случаев заболевания коронавирусом (с положительными ПЦР-тестами). И почти 3 миллиона смертей от этого вируса. Будет, скорее всего, к сожалению, пять миллионов, не меньше. Из этих трёх миллионов шестая часть, даже больше – в США. США и Бразилия вместе дают треть всех умерших от коронавируса. Там просто очень много людей, как и в Индии. Россия сейчас на пятом месте по количеству выявленных заболевших и на седьмом – по количеству смертей. Ниже нас Англия, Италия, Турция. Видимо, у нас вакцинация даёт о себе знать. То, что мы носим маски, – это правильно, это снижает риск заболеть, их нужно носить по-прежнему.

В мессенджерах нам приходят сообщения о том, что вакцинация от коронавируса вызовет небывалые «отдалённые последствия», в троллейбусах повсюду наклейки: «Вакцина убивает!». Чем мы в этом случае отличаемся от деревенских баб 19 века, которые при виде доктора за околицей, спешно запихивали детей в погреб? Только тем, что тогда думали, что доктор – специальный «убивец детей», а теперь что вакцина – это козни Билла Гейтса. Алексей Паевский попытался развеять мифы о современных вакцинах.

– С вакцинами у нас сейчас уникальная ситуация, впервые в истории человечество столкнулось с новой болезнью и сумело в очень короткие сроки оперативно и адекватно отреагировать, подготовив огромное количество вакцин разными путями, – говорит Паевский. – На февраль у нас было 66 кандидатов в вакцины в разных фазах испытаний. Сейчас нет ни одной вакцины, прошедшей третью фазу, однако уже зарегистрировано 11, прошедших вторую фазу с условием, что испытания третьей фазы будут завершены. По итогам третьей фазы испытаний будет пересмотрено решение – или регистрация вакцины будет продолжена, или отозвана. Сейчас вторую стадию прошли 2 РНК-вакцины (Pfizer-BioNTech и «Модерна»), 4 инактивированные (BBIBP-CorV, «Коваксин», «КоронаВак» и «КовиВак»), 4 векторные («Спутник-V», AstraZeneca/Oxford, «Конвидицея», Johnson & Johnson), 1 пептидная («ЭпиВакКорона»). У нас есть пять разных типов вакцин, это очень важно, потому что до этого такого разнообразия не было. Что важно знать? Все эти вакцины относительно безопасны. Если мы говорим про тромбоз после AstraZeneca, он возникает, но крайней редок. Гораздо реже, чем возникают тромбозы у больных коронавирусом. И гораздо реже, чем возникают тромбозы у пьющих противозачаточные средства. Ни от одной из вакцин невозможно заразиться коронавирусом, в этих вакцинах коронавируса нет в принципе. Я бы советовал вам всем вакцинироваться, чем больше нас будет, тем быстрее закончится эпидемия. Важно понимать, что, когда люди говорят: «Я подожду, я боюсь отдалённых побочных эффектов вакцины», они рискуют.

… В конце 19 века в Иркутске практически ежегодно в декабре-январе среди детей вспыхивала очагами оспа. Родители считали, что в «самый холод» лучше не прививать ребёнка. Из-за этого «пусть другие рискуют и прививаются, а мы подождём» дети массово заражались, и к весне в Иркутске уже были не отдельные случаи оспы, а полноценная эпидемия. Для многих детей это «подождём» означало смерть, а для выживших – побочные болезни на всю жизнь.

– Конечно, мы не можем знать, есть ли отдалённые побочные эффекты у прививок от коронавируса, слишком мало времени прошло, – говорит Алексей Паевский. – Но не стоит забывать, что точно есть отдалённые эффекты коронавируса. И они страшные. Многие люди страдают от так называемой «ломки ковида», или «постковидного синдрома», когда месяцами не проходят усталость и тяжесть, человек месяцами не может ничего делать. У многих людей с коронавирусом пропадают обоняние и вкус, у трети обоняние и вкус не восстановились через полгода после болезни. Мы говорим о тяжёлых побочных эффектах от болезни, которые намного перевешивают возможную «побочку» от вакцины. Прививайтесь, и давайте уже забудем про коронавирус.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер