издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сергей Балахонов: «Вирус активно мутирует»

Россия столкнулась с третьей волной коронавируса. В Москве 15–19 июня объявлены нерабочими днями, в Бурятии закончились места в больницах для лечения пациентов с ковидом, в Забайкальском крае вводят новые койки для пациентов. О том, насколько третья волна реальна для Иркутской области, является ли коронавирус сезонным заболеванием и что лучше всего предпринять в сложившейся ситуации, нашему изданию рассказал директор Иркутского научно-исследовательского противочумного института Сибири и Дальнего Востока – доктор медицинских наук, профессор Сергей Балахонов.

– Сергей Владимирович, как бы вы охарактеризовали сегодняшнюю ситуацию с коронавирусом в Иркутской области?

– Долгое время в Иркутской области фиксировались стабилизация и даже относительное снижение основных параметров, характеризующих динамику эпидемического процесса по коронавирусной инфекции, но сейчас ситуация изменилась. В регионе в настоящее время складывается нестабильная эпидемиологическая ситуация. Основные показатели, к сожалению, имеют тенденцию к ухудшению прогностических значений. Так, среднесуточные показатели темпов прироста заболеваемости Covid-19 растут примерно с 19-й календарной недели (10–16 мая 2021 года. – Прим. авт.). Вырос фактический коэффициент распространения инфекции: в последние недели он превысил единицу, что свидетельствует о неблагоприятных тенденциях в динамике заболеваемости.

– Власти Республики Бурятия ещё в конце мая заявили о третьей волне коронавируса: там опять вводятся ограничения, продлён режим самоизоляции для лиц старшего возраста. По вашему мнению, будет ли третья волна в Иркутской области? Каковы ваши прогнозы на этот счёт?

– Прогнозы – дело неблагодарное, особенно в такой ситуации. Многие особенности эпидемического процесса по ковиду не совсем укладываются в прогнозы, которые были сделаны ранее. В Бурятии и Забайкалье сейчас действительно очень сложная ситуация. Значительно вырос среднесуточный прирост заболеваемости почти по всем возрастным группам, всё чаще болеют люди 30–49 лет, старше 65 лет, а также дети. Причём в Республике Бурятия рост отмечен не только в Улан-Улэ, но и в других населённых пунктах. Регистрируется рост числа тяжёлых и среднетяжёлых форм заболевания. Поэтому принятые там ограничительные меры являются вполне оправданными.

– Вы упомянули, что ковид не вписывается в модели, которые были спрогнозированы ранее. Значит ли это, что он не является сезонным заболеванием?

– Мы живём с ковидом год и шесть месяцев, но многие особенности, связанные в том числе с сезонностью этого заболевания, пока обсуждать, на мой взгляд, преждевременно. Пока у нас недостаточно информации по влиянию природных и социально-демографических факторов на развитие эпидпроцесса. Гораздо большую значимость в данном случае имеют факторы, связанные с ограничительными мероприятиями карантинного характера, формированием коллективного иммунитета, соблюдением мер личной профилактики населением. К сожалению, далеко не все ответственно к этому относятся. Многие пренебрегают масками в общественных местах, хотя сейчас нет никаких сомнений в том, что они значительно снижают риск как распространения, так и заражения коронавирусной инфекцией. Однако пока последовательной позиции по контролю за использованием этого простого профилактического средства, к сожалению, нет.

Если говорить о вакцинации, то она тоже осуществляется недостаточно быстрыми темпами (на 13 июня в России двумя компонентами вакцины привиты 20,76% от плана, или 9,8% населения. – При. авт.). Чем быстрее мы проведём иммунизацию и чем больший процент населения будет в ней участвовать, тем меньше шансов мы дадим вирусу приспособиться к человеческой популяции.

Вирус активно мутирует. По нашим данным, в сибирских регионах циркулируют более 19 филогенетических линий, в том числе британский, южно-африканский и индийские штаммы. Российские вакцины и лекарственные препараты работают против этих вариантов, но чем больше вирус циркулирует, тем у него больше возможностей, чтобы адаптироваться к используемым препаратам. Поэтому вакцинация должна охватить максимально большие слои населения, тогда мы быстрее получим коллективный иммунитет, который будет препятствовать дальнейшему распространению и изменчивости вируса.

– Сергей Владимирович, за полтора года работы лабораторий, которые проводят анализы на коронавирус, наверняка появились новые подходы к реактивам, срокам изготовления анализов и так далее?

– В регионе работает система лабораторий, которая позволяет очень быстро и с высоким охватом населения проводить точную диагностику. У нас сейчас целая линейка тест-систем, обладающих уникальной чувствительностью. Определённые шаги в России и других странах сделаны в плане создания противовирусных препаратов, есть положительные результаты. Хотя, как я уже упоминал, вирус мутирует, и всё время приходится индивидуально подбирать схемы лечения. Они прописаны в соответствующих методических документах Минздрава РФ, которые периодически обновляются и берутся за основу при лечении.

Сейчас наш институт ведёт мониторинг изменчивости циркулирующих штаммов. Мы контролируем изменения в геноме вируса, которые происходят из-за заноса к нам новых мутантных линий, что позволяет быстро выявлять и контролировать их распространение.

– Как лучше всего вести себя в сложившейся ситуации жителям области: носить маски, соблюдать социальную дистанцию, вакцинироваться?

– Всё, что вы перечислили. Инфекция очень серьёзная, и для того, чтобы с ней справиться, необходимо соблюдение всех противоэпидемических мер. Страны, которые последовательно и очень строго следили за их исполнением, добились больших успехов: инфекция там стала контролируемой.

Прежде всего свою роль сыграло создание коллективного иммунитета с помощью вакцинации. В Израиле привито более 60% населения. Если в январе там ежесуточно заболевали до 9 тысяч человек, то сейчас – всего несколько человек в день. Причём они быстро выявляются, а инфекционные очаги оперативно локализуются. Практически все ограничения внутри страны сняты.

Китаю с коронавирусом удалось справиться ещё в апреле прошлого года. В основном благодаря беспрецедентно жёстким ограничительным мерам: заболеваемости там практически нет, почти все случаи инфекции выявляются на внешних границах страны. В стране вакцинировано уже более 800 миллионов человек при том, что там уже давно почти нет заболеваемости. Это результат последовательной, чётко скоординированной политики властей, охотно и правильно воспринимаемой населением, которое строго соблюдает все меры предосторожности.

– В Иркутской области уже проведены четыре этапа исследования на иммунитет к коронавирусу. Когда планируется очередной этап?

– В федеральном проекте, в котором участвует наш регион, сейчас сделан небольшой перерыв. Он связан с проведением вакцинации: сначала необходимо выполнить плановые показатели по массовой иммунизации населения, после чего будет запланирован очередной этап по оценке коллективного иммунитета.

Хочу отметить, что по темпам вакцинации Иркутская область выглядит лучше, чем многие регионы Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. К 1 июля в регионе необходимо вакцинировать 400 тысяч человек, конечный показатель – чуть больше 1 миллиона человек. Его планируется достичь к сентябрю. Крайне желательно идти с опережением этого графика. Поэтому я призываю жителей региона участвовать в формировании коллективного иммунитета, вакцинироваться. И хочу подчеркнуть: среди вакцинированных тяжёлых форм заболевания и летальных исходов не зарегистрировано.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер