издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Игорь Кобзев: «Реализация наших инициатив даст региону развитие по нескольким направлениям»

В минувший четверг в редакции газеты «Восточно-Сибирская правда» побывал губернатор Иркутской области Игорь Кобзев. Речь на встрече шла про новый аэропорт, тарифы на электроэнергию, майнеров, судьбу северных территорий, а также про семью и чувство дома. Игорю Кобзеву и его семье здесь очень комфортно и всё нравится.

Александр Гимельштейн, главный редактор:

– Игорь Иванович у нас в гостях уже не в первый раз. Мы благодарны, что в таких условиях, довольно форс-мажорных, он нашёл на это время. Игорь Иванович, структура разговора определяется вами, но я подозреваю, что вы сначала захотите рассказать об итогах года.

– Год был непростой. По многим вопросам мы вышли вперёд, многие проблемы требуют дополнительного изучения. Начну с финансов, а именно – с госдолга Иркутской области. Его объём в «зелёной зоне» составляет 30 миллиардов рублей. До этой суммы можно брать кредиты, и это не будет вызывать тревогу у минфина. Устойчивость объёма долговой нагрузки – одно из условий получения государственных и инвестиционных бюджетных кредитов.

По состоянию на 1 января 2022 года государственный долг Иркутской области составил 14,3 миллиарда рублей, или 7,6% от собственных доходов бюджета.

Благодаря взвешенной финансовой политике, оптимизации расходов, а также в результате восстановления экономики от последствий пандемии коронавируса быстрыми темпами и роста цен на мировых сырьевых рынках в 2021 году удалось снизить уровень государственного долга более чем в 2 раза.

На 1 января 2021 года государственный долг составлял 29,7 миллиарда рублей (21,3%), увеличившись за 2020 год на 12,7 миллиарда рублей, или в 1,7 раза (на 1 января 2020 года государственный долг составлял 17 миллиардов рублей, или 11,8%).

Рост долговой нагрузки в 2020 году обусловлен необходимостью обеспечения мероприятий по предупреждению распространения коронавирусной инфекции, ликвидации чрезвычайной ситуации 2019 года, а также сложной экономической ситуацией в результате негативного влияния пандемии и падения цен на нефть. Таким образом, в результате принятых мер уровень государственного долга по состоянию на 1 января 2022 года является минимальным за последние восемь лет.

В прошлом году мы наращивали госдолг, чтобы иметь возможность участвовать в федеральных инфраструктурных проектах. Один из них – тепловой луч от ТЭЦ-10 в Ангарске до котельной Северного промышленного узла в Иркутске, который планируется построить в 2022–2025 годах.

Тепловой луч позволит областному центру более активно развиваться в сторону Малой Еланки, где планируется сделать упор на малоэтажное строительство. Такой подход будет способствовать в том числе снижению стоимости квадратного метра жилья. Важная составляющая этой инициативы – экологическая. А именно – возможность отказаться от котельных.

Ещё один тепловой луч на средства инфраструктурного кредита мы намерены в ближайшие два года построить в предместье Рабочем в рамках комплексного развития этой территории. Несколько кредитов мы также брали на развитие инфраструктуры в Ангарске, Усть-Куте, Тайшете.

До 15 февраля планируется подать заявку на второй этап конкурса. Нам бы хотелось получить средства на продолжение уже существующих проектов, что позволит привести инфраструктуру в законченный вид. Мы не оставляем идею развития «Иркутских кварталов», а также благоустройства территории Центрального рынка, строительства дополнительных социальных объектов в Тайшете и Братске на базе миниполисов. В целом реализация всех инициатив даст региону развитие по нескольким направлениям – высшее образование, строительная отрасль, ЖКХ.

Вторая важная тема, о которой мне бы хотелось сказать, – это предоставление жилья детям-сиротам. В 2021 году впервые за несколько лет выпускникам детских домов было предоставлено свыше 1000 жилых помещений, это в два раза больше, чем ранее. Мы готовы дать пояснение по этому вопросу в рамках правовой оценки. (Напомним, СК возбудил уголовное дело по статье «Халатность» в отношении должностных лиц минимущества региона. По данным прокуратуры, в 2021 году выделенные на обеспечение детей-сирот жильём деньги не были освоены в полном объёме, из-за чего в бюджет вернулось больше 279 млн рублей. – Прим. автора) Часть аукционов не состоялись из-за отсутствия участников, неправильного заполнения заявок на участие в закупках.

Нужно строить жильё самим, иных вариантов я не вижу, потому что у других потенциальных участников высокая стоимость квадратного метра. Кроме того, до конца года необходимо разобраться со всеми судебными решениями. В течение 2021 года на исполнении было 310 судебных решений, 200 исполнили.

В нынешнем году детям-сиротам также планируется предоставить порядка 1000 жилых помещений. Всего в очереди около 10 тысяч человек, более 14 тысяч – те, кто не достиг 18-летнего возраста. Нам удалось сформировать положительное сальдо, то есть помещений предоставляется больше, чем сирот, которые встают в очередь. Раньше была обратная история. Конечно, большинство намерены получить жильё в Иркутске, но законодательство требует обеспечения жильём сирот по месту проживания.

В прошлом году мы впервые провели инвентаризации домов, где проживают дети-сироты. Я сам был на местах, выезжал в Шелехов. Надзорные и следственные органы очень внимательно смотрят за тем, как реализуется данный федеральный закон. Хотелось бы, чтобы в этой сфере работали люди с чистым сердцем и душой, чтобы не было злоупотреблений, свидетелями которых мы стали в конце прошлого года.

Ольга Мутовина, обозреватель по социальным вопросам:

– Игорь Иванович, в январе стало известно, что Иркутская область вышла на первое место по ценам на топливо в России, обогнав Тыву. На севере региона дизельное топливо стоит свыше 60 рублей, бензин – более 52 рублей. Как нам, журналистам, объяснять жителям области, почему у нас такие цены, если у нас есть месторождения, переработка нефти? Какие у областной власти есть инструменты воздействия на цены?

– Топливо стало биржевым товаром, и государственное регулирование в данном случае исключено. Я обратился к вице-премьеру, курирующему данный блок в Правительстве РФ, чтобы Иркутскую область включили в число регионов, где предусмотрены дотации из федерального бюджета в случае повышения цен на топливо. Ждём решения председателя Правительства по этому вопросу. В Иркутской области разработана карта развития конкуренции, и, конечно, топливному рынку в ней уделено отдельное внимание. Правительство будет способствовать развитию конкуренции в регионе и приходу новых игроков.

Кроме того, мы находимся в диалоге с компанией «Роснефть». Стоимость бензина на её заправках ниже, чем у частников. Пока для строительства заправок они рассматривают федеральные трассы, мы предлагаем им ещё и региональные.

Егор Щербаков, обозреватель по вопросам экономики:

– Вопрос по иркутскому аэропорту. Есть ли какие-то новости с тех пор, как вы встречались с представителями Минобороны и получили от них некоторое, скажем так, согласие? Второй момент: учитывая то, что это мероприятие (перенос аэропорта за пределы города. – Прим. автора) крайне затратное, какие есть возможности у региона, в какие федеральные программы мы можем войти?

– Мнения жителей областного центра разделились. Некоторые за то, чтобы аэропорт оставался в городе, потому что это удобно, не нужно тратить много времени, чтобы до него добраться. Другие говорят, что в приоритете безопасность.

Если говорить по участкам, то кроме Позднякова (деревня в Иркутском районе в 25 км от областного центра. – Прим. автора) других вариантов нет. Хотя мне самому он не очень нравится. Но выбрать участок ближе к Иркутску возможности нет. Мешают жилищное строительство, защитные зоны, которые определяют Роспотребнадзор и Росавиация.

За последнее время мы отсмотрели 12 участков, которые предлагались под аэропорт начиная с 1996 года. Лично мне очень нравится вариант в пади Ключевой. Он и ближе к областному центру, и менее затратный, и более удобный по транспортной составляющей, инфраструктуре. Но то, что там находятся объекты Иркутского авиазавода и Минобороны (полигон для испытания самолётов и стрельбища. – Прим. автора), делает его неприемлемым. Особенно в свете того, что на Иркутском авиазаводе будет идти строительство МС-21, а корпорация «Ростехнологии» намерена развивать предприятие.

Сейчас участок для будущего аэропорта на согласовании в Минобороны РФ. Запланирована встреча с министром обороны РФ Сергеем Шойгу, в ходе которой планируется обсудить, как будет проводиться обустройство войск в Иркутской области, как будет организовано их соседство с аэропортом. Подчеркну, что мы говорим о войсках стратегического назначения. Да, этот вопрос идёт тяжело, как и с Суворовским училищем. Но указ президента о переносе аэропорта никто не отменял. Мы для себя эту цель поставили и будем идти к ней. Да, пусть будет непросто и тернисто.

В любом случае аэропорт в Позднякова даст развитие Иркутску. Будет транспортная развязка, которая пройдёт через город, она оживит в хорошем смысле периферийные микрорайоны, даст возможность не заезжать в город тем, кто движется по федеральной трассе.

Елена Лисовская, редактор отдела по взаимодействию с органами госвласти:

– Игорь Иванович, у меня вопрос по тарифам на электричество. В конце прошлого года часто доводилось слышать о том, что побит очередной рекорд по потреблению электроэнергии. Часто без света оставались садоводства и так далее. Когда вы участвовали в выборах губернатора, говорили о том, что тарифы должны оставаться низкими. Изменилась ли ваша позиция по данному вопросу? Как быть с майнерами, которых сейчас довольно много в регионе?

– Моя позиция по этому вопросу осталась неизменной. На днях Служба по тарифам Иркутской области утвердила тарифы на 2022 год. Для городского населения на первое полугодие они составляют 1,23 рубля/кВт-ч, на второе полугодие – 1,30 рубля/кВт-ч. Рост – 5,7% – в пределах инфляции. Напомню, что стоимость электроэнергии в Приангарье остаётся самой низкой в России.

Если говорить о майнинге, то я за промышленный майнинг. У нас в регионе есть возможность развивать этот проект в качестве приоритетного инвестиционного. И мы готовы поддерживать тех, кто будет этим заниматься официально. Пока же мы сталкиваемся с огромной нагрузкой на сети, в результате которой без света остаются СНТ, посёлки. Когда эта проблема обострилась в конце 2021 года, я предвидел, что она перейдёт на 2022-й год. Так и происходит. Причём пострадать может не только один Иркутский район, а половина области. Некоторое время назад я доложил об этой проблеме президенту. Ещё один повод для беспокойства – ветхие и безхозяйные сети. В Приангарье более 200 километров таких сетей, чтобы взять их на баланс, необходимо соблюсти процедуру. Но проблему постепенно будем решать.

Ольга Мутовина:

– Игорь Иванович, у меня ещё есть вопрос по северным территориям, а конкретно – по Мамско-Чуйскому району. Около года назад мы были там в командировке. Проблем очень много. Мы написали серию материалов, ещё можно писать и писать. Призывников в военкомат и школьников на ЕГЭ возят на лодке, лавируя между льдинами…

– Я был там прошлой зимой. Жители меня спросили: «Игорь Иванович, вы нас не будете переселять?» Я ответил: «Нет». Они вздохнули с облегчением. Многие не хотят уезжать, но есть те, кто придерживается другой точки зрения, и государство должно обеспечить им это право. Но, чтобы переселить всех желающих, нужно 22-23 миллиарда рублей, а в год на эти цели нам выделяют не более 200 миллионов рублей. В очереди на получение субсидии порядка 8 тысяч человек. Но, даже если один человек решит остаться, мы должны обеспечить его всем необходимым для жизни – светом, водой, отоплением.

Мы хотели закрыть посёлок Маракан в Бодайбинском районе, но два человека не хотят выезжать оттуда. Каждый год они просят всё больше денег за свои дома: в прошлом году 4 миллиона рублей, в нынешнем уже 6 миллионов. Что касается Мамы, то нужно ещё раз отдельно встречаться, собираться с жителями. Если они не хотят уезжать, то будем формировать другую повестку. Сейчас стараемся обеспечить жителей всем необходимым – есть вода, свет, отопление в домах и социальных объектах, ведётся северный завоз.

Альберт Батутис, первый заместитель главного редактора:

– Игорь Иванович, когда у нас появится министр спорта?

– Понимаю, что в решении этого вопроса много заинтересованных лиц. Отношусь к этому нормально. Дело в том, что министр спорта должен пройти согласование по допуску к государственной тайне по второй форме, который может оформляться до полугода. Без этого мы его по закону назначить не можем.

Сейчас поставлена задача – назначить министра спорта до Послания губернатора Иркутской области Законодательному Собранию. Скажу больше, все министры будут назначены до Послания.

Людмила Бегагоина, заместитель главного редактора:

– Игорь Иванович, вопрос по лесной теме. Полиция считает, что вопрос с незаконными рубками леса в регионе практически закрыт. Так ли это?

– Нельзя сказать, что вопрос закрыт. Да, незаконные рубки в 2021 году по сравнению с 2020 годом уменьшились на 46%. Именно полиция определяет объём оставшихся незаконных рубок. Больше ни у кого такой компетенции нет.

– А как же информация со спутников?

– Вести учёт может только эта государственная структура. Не так давно я был на коллегии, лесопроизводители обижаются на то, что работать приходится «в белую», увеличивается налогооблагаемая база. Сейчас на долю лесного комплекса приходится порядка 5% ВРП, ранее было 2%. Хотя представители КПРФ говорили мне, что в 2018 году было 10%. Я сказал, что проверю эти цифры. В ходе Послания губернатора Иркутской области Законодательному Собранию обязательно сделаем аналитику, сравним период 2016–2019 годов и 2020-2021 годов. Наша задача – увеличить долю лесного комплекса в ВРП до 7%. Для меня определённым показателем состояния отрасли является количество пожаров. Если их почти нет – значит, всё хорошо, а если есть пожары на лесосеках – значит, идёт борьба, есть конкуренция.

Александр Гимельштейн:

– Наш регион – один из немногих в стране, где у «Единой России» нет большинства в парламенте. Вы на данный момент приближены к тому, чтобы возглавить региональное отделение партии (на следующий день после встречи в редакции Игоря Кобзева большинством голосов избрали секретарём регионального отделения «Единой России». – Прим. автора). Я не задаю вопрос, намерены ли вы биться за большинство в Законодательном Собрании Иркутской области на следующих выборах, потому что, конечно, намерены. Есть ли шанс в оставшийся период действия этого созыва областного парламента сформировать там «единороссовское» большинство?

– Я не вижу оснований для этого. В этом парламенте все взаимоотношения уже выстроены – плохо ли, хорошо ли, но они есть. И бюджет, и Стратегия социально-экономического развития региона приняты. Одобрен законопроект об увеличении зелёного пояса Иркутска, хотя было много тех, кто заинтересован в том, чтобы этот вопрос не решился. Депутаты Законодательного Собрания организовались, нашли точки соприкосновения, зачем сейчас что-то менять?! Если бы ничего не получилось, не было диалога, взаимопонимания, тогда можно было бы.

Елена Трифонова, шеф-редактор:

– Игорь Иванович, острым остаётся вопрос в Ангарске, связанный с объединением медицинских учреждений – первой городской больницы, БСМП и перинатального центра.

– Сейчас процесс объединения приостановлен. Обращаю ваше внимание, что министр, который подписал «дорожную карту», сделал это 30 декабря 2021 года, а 31 декабря ушёл в отставку. Этого министра уже нет. Всё, что он сделал, аннулировано. Вся реорганизация идёт через заседание правительства Иркутской области. Возможно, мы вернёмся к этому вопросу, но не сейчас, когда в медицине непростая ситуация, связанная с пандемией и распространением штамма омикрон. На мой взгляд, детское и взрослое здравоохранение – это два параллельных процесса со своими особенностями, они не должны пересекаться. Любое решение о реорганизации должно быть обосновано аналитически. Надо встретиться с коллективом, понять, что они думают по этому вопросу.

Александра Федосеева, ответственный секретарь областного Союза журналистов:

– Игорь Иванович, в конце прошлого года телефоны в нашей редакции просто разрывались. Нам звонили жители заморских посёлков Братского района. Там есть проблема с лицензированием паромных переправ: жители могли остаться без связи с большой землёй из-за отсутствия лицензии на перевозку пассажиров водным транспортом у перевозчика.

– Есть несколько вариантов решения этого вопроса. Один из них – приобретение новых паромов по договору лизинга. Мы сейчас находимся в диалоге по этому вопросу с мэром Братского района Александром Дубровиным. Для покупки необходимо 6 миллионов рублей, эту сумму планируется обсудить в ходе корректировки бюджета на 2022-2023 годы.

Елена Лисовская:

– Насколько комфортно в Иркутской области вам и вашей семье? Ощущаете ли вы себя здесь дома? Из чего лично для вас это чувство дома складывается?

– Нам с семьёй очень нравятся регион, природа, всё здесь хорошо. Когда были слухи о перемещении (несколько месяцев назад неофициальные источники сообщали, что губернатор Иркутской области может занять пост главы МЧС. – Прим. автора), семья больше всего волновалась, потому что у нас всё здесь обустроено.

Ольга Мутовина:

– Как дела у вашего сына, который в 2020 году пошёл в Иркутске в первый класс?

– Всё хорошо, но скажем так: дополнительные консультации по отдельным предметам мы получаем. Особенно по английскому языку, потому что мы все в семье изучали немецкий язык. Сын даже недавно мне сказал: «Папа, я уже иркутянин!» Конечно, есть нюансы, связанные с графиком работы: домой приходишь, когда все уже засыпают, а уходишь, когда только проснулись. Полноценное общение получается только в воскресенье, потому что по субботам мы выезжаем в территории. Другого времени для этого просто нет. А если не ездить, то и не будешь знать, как обстоят дела в регионе. Но семья офицера к такому графику уже привыкла. Я очень благодарен моим близким за то, что они меня поддерживают и понимают!

 

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное