издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Евгений Рапацевич: «Алюминщик – означает «надёжный»

  • Фото: Пресс-служба Иркутского алюминиевого завода

«Ещё в детстве я понял, что не надо бояться, надо просто идти и делать», – говорит Евгений Рапацевич. Генеральный директор Иркутского алюминиевого завода с первых минут общения заряжает своей энергией. Пройдя путь от рабочего-электролизника до руководителя крупного предприятия, он остался таким, каким был в юности, – открытым, простым. «Люблю людей, люблю движение, люблю работать», – говорит он. В своё время команда Рапацевича построила и ввела в эксплуатацию Богучанский алюминиевый завод. Сейчас стоит не менее сложная задача – модернизировать ИркАЗ. «Я ощущаю себя здесь как дома, мне досталась отличная команда – гибкая, грамотная, готовая к переменам», – уверен генеральный директор.

«Должна быть мотивация»

Евгений Рапацевич стал генеральным директором ИркАЗа 1 марта 2021 года, тогда он оставил аналогичную должность на Богучанском алюминиевом заводе и принялся за новую работу – теперь в Иркутской области. Движение, перемена мест – это, видимо, у него в крови. Родился Евгений Рапацевич​ в селе Абан Красноярского края. В своё время мама Евгения с сыновьями приехала на строительство Саяногорского алюминиевого завода. Дети выросли и стали металлургами. «Сын сегодня живёт в Богучанах, – рассказывает Евгений Рапацевич. – Когда я езжу к нему, мимо Абана никак не проедешь. Соответственно, я бываю в родном посёлке, конечно. Там у меня друзья детства, там же похоронены мои тёти, бабушка и отец». Однако потом были и Саяногорск, и Красноярск, и Богучаны. И вот теперь – Шелехов.

​ – Вашу судьбу можно назвать классической, даже немного кинематографичной: начинал с рабочей профессии и дошёл до генерального директора. Но ведь далеко не каждый такого добивается.

​ – Моя судьба обычна для РУСАЛа. Генеральные директора на наших заводах практически все поднялись снизу. Например, Евгений Никитин, глава РУСАЛа, начинал именно так. Евгений Курьянов, управляющий директор КрАЗа, тоже стартовал с электролиза. И я начал свою деятельность в 1993 году электролизником второго разряда. Тут нет никакого особого секрета. Первое, что нужно, – желание быть генеральным директором. Это самое главное. Должна быть мотивация. Второе – знать, как это сделать. Я понял, что мне нужно учиться, стараться. Я помню разговор, который меня подтолкнул. Меня спросили: «Вы борец?» Я ответил: «Да, я борец». Тогда я и понял, что надо сделать усилие, и не одно, чтобы двигаться выше. Когда у твоих друзей что-то получается, тебе не хочется быть хуже. Это была основная движущая сила, и я учился довольно неплохо.

Тогда, в 1993-м, Евгений Рапацевич принял решение уехать с семьёй в Красноярск. Родился сын. «Нам тогда очень не хватало денег, чтобы жить по-настоящему, как хотелось молодым людям, – рассказывает он. – Я решил поступить в техникум. Выучился. Время было сложное, большая инфляция. Я понял, что, даже если состоюсь по работе, в Красноярске не смогу обеспечить семью, дать ей нормальное существование и жильё». Поэтому я вернулся на Саяногорский алюминиевый завод. Тогда же было принято решение получать высшее образование. Вместе с Андреем Картавцевым, который сейчас управляет Богучанским алюминиевым заводом, я поступил в Красноярский институт цветных металлов и золота.

​ – Даже у людей амбициозных бывает свой потолок. Кто-то решает, что ему достаточно техникума, а вуз – это уже новая, недоступная ступень.​

​ – Это как раз просто и понятно. Я же видел, что мои товарищи, наставники двигаются дальше. Одно из условий в нашей компании – подниматься по карьерной лестнице есть возможность​ только при наличии необходимых компетенций и опыта. А их можно получить в институте или университете вместе с необходимыми теоретическими знаниями и практическими навыками. Компания видела моё рвение и то, что у меня действительно получалось руководить людьми.

Мы вдвоём с Андреем Картавцевым тянулись изо всех сил, потому что хотели, чтобы наши семьи жили как можно лучше. А когда сдали выпускные экзамены, у нас появились другие возможности. Меня практически сразу назначили старшим мастером, поскольку было понятно, что я интересуюсь электролизом. Виктор Николаевич Тихомиров, директор по электролизному производству САЗа, каким-то образом меня приметил. Наверное, увидел, что я старался изо всех сил. Сейчас Андрей Картавцев – генеральный директор Богучанского алюминиевого завода, а я – Иркутского алюминиевого завода.​

«Я борец»

В 2011 году Евгению Рапацевичу снова пришлось учиться. На этот раз – в условиях реальной стройки. Его назначили техническим директором строящегося Богучанского алюминиевого завода – БоАЗа. Опыт приходилось получать прямо на месте, времени на раскачку и рефлексию не было.

​ – С Богучанским алюминиевым заводом всё оказалось просто, я бы даже сказал – жёстко, – рассказывает он. – Для того, чтобы поднять завод с нуля, были необходимы люди примерно моего характера. Любознательные, способные быстро ориентироваться в незнакомой ситуации. Важно хотеть и уметь учиться. Должность такая, что не стрессоустойчивый человек не подойдёт. Поэтому выбор пал на меня.

Большая стройка, ввод предприятия в эксплуатацию, создание инфраструктуры для сотрудников – задачи были непростые и очень амбициозные. Но это само по себе стало для меня мощнейшей мотивацией. Можно сказать, вызовом.

​ – Не было опасений, что опыта не хватит?

​ – Глаза боятся, а руки делают. Ещё в детстве я понял, что не надо бояться, надо просто идти и делать. Ну и то, что, может быть, будет больно. Но я этого не боялся, потому что с детства занимался боксом и вольной борьбой и знал, какой ценой даются победы.

Вообще, спорт, что называется, строит мужика по-настоящему, строит человека. Настоящий спорт – с возможностью победить – убирает, во-первых, порог боли, потому что все победы приходят через боль. В результате само понятие «страх» исчезает. Представьте: перед каждым выходом на ковёр ты переживаешь, боишься противника, боишься своего результата. А потом, когда выходишь с ковра либо с победой, либо с проигрышем, ты понимаешь: бояться-то особо нечего. И вот этот опыт ты начинаешь применять в жизни для решения любого вопроса. В таком настроении я и поехал на БоАЗ.

«Глобальная работа уже проведена»

​ – Когда мы говорим про Богучанский алюминиевый завод, помимо строительства самого завода там была очень мощная социальная составляющая. Создавалась инфраструктура для рабочих. Это приоритет для РУСАЛа?

​ – Нельзя сказать, что для бизнеса является приоритетом раздача денег. Это будет неправдой. Бизнес в силу своей природы обязан заниматься тем, что приносит деньги. Я бы сказал иначе:​ такая компания, как РУСАЛ, интегрирована в социальную сферу. Она уже не может быть вне страны, вне её социальных проблем, поскольку это огромная, сильнейшая компания.

Построили мы завод. А где людей взять?​ Из деревни позвать? А люди спросят: «А где жить? А ребёнка куда я поведу? Вы же на пустом месте завод-то возвели». Поэтому строятся жильё, детские сады. Невозможно сейчас вести бизнес, не задумываясь об устройстве инфраструктуры для работников. Сейчас людей не хватает, и за каждого человека приходится бороться. РУСАЛ в этом деле, я считаю, очень сильно преуспевает. В Богучанах построены школа, два современных детских сада, девять многоэтажных домов. Всех обеспечили в той или иной мере, чтобы им было максимально удобно трудиться на новом месте. Там ещё много работы – дороги надо строить, парк заканчивать. Но всё основное уже сделано, глобальная работа уже проведена.

«Мне хотелось новых задач»

– Что заставило вас оставить в марте 2021 года Богучаны и переехать в Иркутскую область, чтобы возглавить ИркАЗ?

​ – Мне запомнились слова, которые сказал заслуженный металлург Российской Федерации Алексей Георгиевич Баранцев при запуске Богучанского завода. Я не помню их дословно, но основную мысль уловил хорошо: «Если вас спросить, как вы жили, вы можете сказать, что вы жили не зря». Я провёл 10 лет в Богучанах, и этот завод – это не моё личное детище, это детище большой команды РУСАЛа и Русгидро.

Были построены и Богучанская ГЭС, и наш завод, который я считаю родным, поскольку мы действительно его практически с нуля начали. Я его особо люблю, люблю коллектив, который мы создали, и наши традиции.

Однако я человек амбициозный, мне хотелось новых задач. Я понимал, что много сделал для региона, для коллектива Богучанского алюминиевого завода. И тогда возникло чувство, что правильнее уйти именно сейчас, ощущая себя на взлёте, чем плыть по течению. Евгений Викторович Никитин меня направил в Иркутск, за что я ему благодарен.

​ – Вы уже отработали на новом месте больше года. Какие ощущения, есть с чем сравнить?

​ – Ощущения замечательные. Завод по сравнению с Богучанами, конечно, не молодой. Главная проблема – устаревшие технологии. Но здесь отличный коллектив, он готов к переменам, гибкий, грамотный. Это добрые, прекрасные люди, которые многому меня научат, которых и я в той или иной мере чему-то полезному научу. У меня полное ощущение, что я дома. У нас есть планы по модернизации ИркАЗа, это планы РУСАЛа в целом, планы Иркутской области, потому что завод – один из крупнейших налогоплательщиков, его модернизация важна в масштабах страны. Я считаю, что это абсолютно правильно – начать модернизацию, поскольку на производстве используются технологии начала 1940-х годов. И мы сделаем завод лучше! Это будет современное и экологичное производство.

«Точно не меланхолик»

Евгений Рапацевич говорит, что не может представить свою жизнь без металлургии. Это уже судьба нескольких поколений его семьи. Старший брат Виталий работает электролизником, именно он после армии позвал младшего на завод. Средний брат Алексей трудится диспетчером на заводе в Богучанах. Сын Евгения Анатольевича тоже стал металлургом, как и старшая дочь и зять. Младшая дочка собирается поступать в СФУ – и тоже на специальность «Металлургия». Даже с женой они познакомились когда-то на поезде-мотане, который возит рабочих из Саяногорска на завод.

​ – Если бы вам предложили определить характер типичного металлурга, алюминщика, какое слово вы бы назвали?

​ – Настоящий. Это слово самое подходящее. И системщик. Системщики – это кто такие?​ Это те, кто создаёт систему, которая успешно работает. Это трудяги, по-настоящему выносливые, пахари. Среди них нет меланхоликов, которые находятся в постоянном упадке сил. Это те люди, которые способны преодолевать трудности. Если говорить обо мне, я точно не меланхолик. Я гибкий: где надо – сангвиник, где надо – холерик. Я мотор, двигатель.

У каждого человека бывают моменты, когда что-то не получается. Но я лучше тысячу раз скажу, что буду драться, чем откажусь от борьбы. В компании я уже 29 лет. Мы все рабочими поднимались вместе, сейчас я и мои коллеги на руководящих постах. Нас таких тысячи. Интегрированы в государство, являемся частью экономической политики России. Я патриот. В своё время я думал, что могу уехать из России, работать за рубежом. Но нет, понял, что моё место – именно здесь.

​ – Человек не может формироваться сам по себе, в вакууме. Наверняка были люди, пример которых позволил вам изменить себя?

​ – Самым главным учителем своим, трудовым и духовным наставником я считаю того, с кем когда-то начинал, – генерального директора Богучанского алюминиевого завода Алексея Картавцева. Это очень порядочный человек, обладающий высоким профессионализмом.

Если говорить о других, это Юрий Никифорович Повстяный – мой первый старший мастер, Бронислав Леонтьевич​ Ясинский – второй старший мастер. Вот они меня и учили с самых азов, за что я им очень благодарен, это настоящие металлурги. Были люди, с которых я снимал так или иначе копию отношения к работе. Гендиректор АГК Евгений Жуков – у него​ я в той или иной мере учился правильным компетенциям в политических вопросах, которые важны в работе управленца, а именно – грамотно и настойчиво отстаивать свою позицию.

Мы очень много отработали с Евгением Викторовичем Никитиным, это человек слова, конструктивный и порядочный. Меня всегда удивляло, насколько он может полностью отдаваться работе от и до. Это, конечно, в той или иной мере позволяет мне считать его своим наставником. Хороших людей было очень много – и в школе, и в техникуме, и в институте, и на производстве. Всех невозможно назвать, большое спасибо, что все эти люди были в моей жизни.

«Люблю творческую атмосферу вокруг себя»

– Генеральный директор ИркАЗа вне работы – какой он?

​ – Я люблю творческую атмосферу вокруг себя. Когда всё движется, горит, меняется. Это моё счастье, моя жизнь. В своё время в Богучанах вместе с коллегами мы создали свой творческий коллектив: делали театральные постановки, был свой ансамбль. Сейчас я играю на соло-гитаре в заводской группе «Искра» и могу назвать её лучшей музыкальной группой Шелеховского района.

Я очень люблю лес и охоту, но не люблю добычу «ради интереса». Если я охочусь, то только для того, чтобы потом съесть добытое или чтобы добыча принесла другим пользу. Один из любимых видов отдыха – прогулки на мотоцикле. Очень люблю путешествовать и на автомобилях, но не сидеть на месте, а всё время перемещаться, мне нравится быть в движении. Очень хочется посмотреть интересные места, познакомиться с самыми разными людьми.

Гендиректор Иркутского алюминиевого завода не оставляет своего давнего увлечения спортом – до сих пор время от времени выходит на ковёр, любит боксировать. Регулярно занимается силовыми упражнениями, поэтому, несмотря на то что перешагнул 50-летний рубеж, остаётся в хорошей спортивной форме. Его можно увидеть и с теннисной ракеткой, и на футбольном поле.

– Как вы думаете, надолго судьба связала вас с Шелеховом, с Иркутском?

​ – Я вижу себя здесь, на этом месте, вижу другой завод, уже модернизированный, современный, где люди с удовольствием трудятся. Вот когда эта задача будет выполнена и я стану не нужен, тогда можно будет подумать, куда направить свои усилия дальше. А сил у меня хватает.​

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное