издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Жизнь в кредит

Жизнь в
кредит

От
редакции.
Разумеется,
публикуя это интервью с
заместителем председателя
комитета по фармацевтической
деятельности и производству
лекарств Иваном Дмитриевичем
Стефаненко, мы отдаем себе отчет: с
тематической полосой,
озаглавленной добрым пожеланием —
"Будьте здоровы", оно
гармонирует мало. Но, во-первых, и
здоровому, и хворающему всегда
лучше знать правду, соотнося свой
завтрашний день с общей для страны
перспективой; ну а, во-вторых, еще
вчера мы жили, в прямом смысле
слова, в кредит у иностранной
фармацевтической промышленности,
опустив свою, отечественную, на
самую низшую ступень, какая только
может быть в индустриальной стране.
И только сегодня, когда очередной
экономический и социальный кризис
больно ударил по России, нынешнее
правительство наконец-то
спохватилось. И в своем недавнем
выступлении на ТЦ премьер Евгений
Примаков обозначил приоритеты, на
которые будет опираться власть,
заботясь о нашем здоровье, — это
федеральные программы
профилактики и лечения
туберкулеза, сахарного диабета и
рака. Ну что ж, спасибо и на том. Но
даже если столь серьезные недуги не
подмяли под себя всех россиян (хотя
правды ради заметим: в России
сегодня ситуация с туберкулезом
вышла из-под контроля), все равно
без аптек, полки которых опустели с
17 августа мгновенно, нам всем никак
не обойтись. Вот почему, публикуя
предлагаемое интервью на нашей
тематической полосе, мы
рассчитываем привлечь внимание к
серьезнейшей проблеме не только
наших рядовых читателей, но и
местную, региональную власть — как
законодательную, так и
исполнительную. Именно поэтому нам
разговор с Иваном Дмитриевичем
Стефаненко начался с вопроса:
каковы гарантии того, что мы сможем
найти в местных аптеках жизненно
необходимые любому из нас
лекарства?

И.
Стефаненко:
Конечно, кризис
тут же сказался на лекарственном
обеспечении. Мы ведь к концу лета
текущего года вообще забыли о
дефиците препаратов. Любое
лекарство всегда могли достать.
Если его не было, как говорится, под
рукою, могли заказать, и оно через
несколько дней появлялось. Такая
система была отработана;
иностранные фирмы, поставляющие
лекарства, не требовали
сиюминутной предоплаты. Они давали
под реализацию аптекам свои
препараты, соглашаясь ждать деньги
в течение трех, а то и более месяцев.
Но рубль упал резко — ни одна фирма,
ни один официальный дистрибьютер
без предоплаты теперь ничего нам не
дает. Даже отечественные заводы,
которых осталось так мало в России,
на слово теперь не верят никому.

Корр.
"ВСП":
Значит, нашим
аптекам ничего не остается, как
повесить на дверях замок и ждать у
моря погоды?

И.
Стефаненко:
К сожалению,
оборотных средств в аптеках почти
нет. Грубо говоря, рассчитываться
за лекарства им нечем. Сколько было
в России правительств, каждое
включало в свой план несколько
федеральных программ: тут и охрана
материнства и детства, и
туберкулез, и диабет, и онкология…

Корр.
"ВСП":
И ни одно
правительство в полной мере не
финансировало ни одну из этих
программ. Я сужу по Приангарью.

И.
Стефаненко:
Да, вы правы. Все
эти так называмые приоритетные
программы финансировались на
три-пять процентов. Об этом и
говорить стыдно.

Корр.
"ВСП":
Но сегодня
именно об этом мы должны говорить в
полный голос. Ведь государство,
пустив аптеки, как муниципальные,
так и частные, в свободное плавание,
не поддерживало и не поддерживает
их даже минимально.

И.
Стефаненко:
Все аптеки — на
хозрасчете. Всем трудно. Но пусть в
утешение, хотя и слабое, люди знают:
существует специальный приказ
Минздрава, который определил
минимум обязательных препаратов,
которые все равно в аптеках будут.
И, естественно, все аптеки закупают
лекарства, в первую очередь
согласуясь с этим минимумом. В
обязательном порядке сюда входят
лекарства для туберкулезных,
онкологических больных, для
диабетиков. Новое правительство
планирует финансировать закупку
этих лекарственных препаратов
централизованно для всей России. И
централизованно поставлять эти
препараты во все регионы. Минздрав
запросил и у нас заявки на эти
группы препаратов уже на 1999 год.

Корр.
"ВСП":
Но в аптеках
лекарства, если они и есть, очень
дороги.

И.
Стефаненко:
Сейчас готовится
новый порядок ценообразования.
Составлен перечень жизненно
необходимых лекарств, на которые
государство установит предельно
допустимую цену. За увеличение цены
на жизненно необходимые
лекарственные препараты аптеки
будут лишаться лицензий. Рисковать
никто не захочет.

Корр.
"ВСП":
И насколько
щедрым для нас будет такой
лекарственный перечень?

И.
Стефаненко:
В приказе
Минздрава значатся 394 названия. Мы
же у себя в регионе расширили этот
минимум до 434-х наименований
препаратов. Причем средства для
финансирования, поступают из
местных и региональных бюджетов.

От
редакции.
Мы созвонились
с финансовым отделом комитета по
здравоохранению Иркутской области,
стремясь узнать, как финансируется
так называемая десятая статья
(обеспечение лекарствами лечебных
учреждений). Приведем несколько
цифр, что называется, без
комментариев. Итак: на 1 октября
текущего года выделено по десятой
статье 50 миллионов 425 тысяч новых
рублей при годовом плане в 114891000
рублей. По идее, на осень этого года
должно было быть отпущено 85
миллионов. Что касается будущего
года, то очень трудно сказать о
финансировании лекарственных
закупок — бюджет еще не сверстан. Но
можно уверенно говорить, что это
будут жалкие крохи от необходимых
денежных сумм.

Корр.
"ВСП":
Это ясно: чем
меньше отпускается денег на
лекарства из бюджета, тем дороже
они для нашего кармана…

И.
Стефаненко:
Ну, для
перечисленных мною групп больных
необходимые препараты как были, так
и останутся бесплатными. Кроме
того, никто не отменял привилегий
для ветеранов, для инвалидов; для
малышей, не достигших четырех лет…
Но, к сожалению, больше бюджет не
сможет поддерживать никого. Значит,
импортные лекарства подорожали в
два с половиной раза, а
отечественные — процентов на 70-80.
Потому что сегодня и отечественная
фармацевтическая индустрия своими
технологиями тоже "завязана"
на импорт. Но хочу заметить, если
ваши читатели не знают: местная
администрация определяет
специфический характер аптек. В
областном центре таких аптек
восемнадцать — в них лекарства для
тех, кто хворает туберкулезом, для
онкологических больных, кто
страдает психоневрологическими
недугами. В каждом микрорайоне
обязательно есть такая
"узкоспециализированная"
аптека.

Корр.
"ВСП":
Но если все
аптеки сегодня зависят от своего
оборота да еще от государственного
финансирования, то в чем
заключается роль комитета по
фармацевтической деятельности и
производству лекарств?

И.
Стефаненко:
Мы контролируем
аптеки — насколько точно они
придерживаются всех требований,
которые оговорены в выданных им
лицензиях.

Корр.
"ВСП":
Думается,
если дефицит лекарств останется
прежним, нам не избежать всех
"прелестей" черного рынка.
Хочу узнать, какова судьба
областного аптечного склада? В июне
я разговаривала с его директором,
он был настроен оптимистично,
намекал даже на открытие у себя
промышленных линий…

И.
Стефаненко:
Точнее говорить о
судьбе областной аптечной базы. Она
по-прежнему жива. Через нее и только
через нее идет завоз и снабжение
аптек психотропными препаратами,
наркотиками, если, конечно, аптеки
имеют лицензию на реализацию таких
препаратов. Но в области помимо
этой базы есть еще дополнительные
оптовые звенья, где-то около сорока.
Областная же база осталась
монополистом по части закупки и
снабжения именно психотропных
препаратов. Однако выживает база
трудно. Аптечная сеть должна ей
около двух миллионов новых рублей;
лечебные учреждения — четыре
миллиона. Если бы этот долг был
погашен, дышать стало бы легче и
аптекам, и больницам. Вообще же могу
сказать: с отечественной
фарминдустрией мы попали впросак.
Между тем как лекарственное
обеспечение…

Корр.
"ВСП":
Разрешите, я
закончу вашу мысль. Между тем как
проблемы лекарственного
обеспечения — это вопросы
национальной безопасности.

И.
Стефаненко:
Вы правы. На
сегодняшний день 70% всех лекарств —
это импорт и лишь 30% —
отечественные.

Корр.
"ВСП":
А нужно было
бы наоборот. Да что говорить, разве
судьба Усольского
химфармкомбината — не символ нашей
беспечности, верхоглядства,
полного равнодушия к нуждам столь
важного звена в промышленности
страны!

И.
Стефаненко:
Да, но сейчас
областной администрацией
выделяется 20 миллионов рублей…

От
редакции.
О, эти
несчастные 20 миллионов! На глазах
"Восточно-Сибирской правды"
разворачивалась в последние
несколько лет настоящая трагедия
этого комбината. И бывшего его
директора Юрия Коньшина. Мы
несколько раз возвращались на
страницах своей газеты к положению
на химфарме". Рассказывали как
буквально на коленях вымаливал
Юрий Коньшин именно эти 20 миллионов
у областной администрации — и все
напрасно! Не выдержал — уехал.
Сегодня Усольский химфарм работает
на 2 процента своей мощности. А мог
бы снабжать пол-России готовыми
таблетированными лекарствами. 20
миллионов рублей позарез были
нужны именно в позапрошлом, ну, в
прошлом году. Сейчас этих миллионов
на что хватит?!

И.
Стефаненко:
Я понимаю,
разговор наш оптимистичным не
назовешь. Но закончить его мне бы
хотелось на более светлой ноте. Вы
спрашивали о том, что же ждет всех
нас, стоит ли заходить в наши
полупустые аптеки. Стоит! Я думаю, к
концу года ситуация с иностранными
фирмами нормализуется и они начнут
работать с нами, как и работали,
правда, сократив срок оплаты
медикаментов под реализацию с трех
и более месяцев, как было раньше, до
двух-трех недель. Уже есть аптеки,
погасившие свой долг перед этими
фирмами, и, естественно, ассортмент
там богаче.

Но вот
истина, которую, я надеюсь, усвоят и
федеральная, и региональная власти:
пока не поднимем свою
отечественную фармацевтическую
промышленность, до тех пор не
изживем зависимость от импорта. На
это уйдут годы. Но урок мы получили
суровый. Надеюсь, он пойдет впрок и
всему обществу, и в конечном итоге
здоровью россиян…

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector