издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Поле, как и мать, не бросишь

Поле,
как и мать, не бросишь

С первым
заместителем мэра Нижнеудинского
района Александром ГАРВАРТОМ
беседует наш корреспондент Николай
САВЕЛЬЕВ.


Александр Александрович, я не помню
такого года, чтобы хлеборобы района
убирали по три центнера пшеницы с
гектара. В областной сводке
намолотов район занимает последнее
место. Кажется, летняя засуха
иссушила не только урожай, но и
надежду…

— Каждый
крестьянин выходит весной в поле и
надеется на лучшее. Надеялись и мы.
Под зерно урожая будущего года
заняли у объединения
"Белореченское" почти миллион
рублей на ГСМ, потом заняли у
объединения
"Иркутскхлебопродукт" и еще у
нескольких кредитоспособных
предприятий. Все сделали как надо и
отсеялись в установленные сроки.
Двухмесячная засуха, когда не
выпало ни капли дождя, свела на нет
все усилия. Приезжал к нам
начальник областного управления
сельского хозяйства Эльгерт,
проехал по полям района и убедился
в размерах опустошительной беды,
которая обрушилась на сельчан. 18
тысяч гектаров посевных площадей
погибли у нас полностью. Чуть лучше
обстояли дела в хозяйствах,
расположенных в восточной зоне, а
земли ближе к Присаянью выгорели
подчистую. В прошлые годы валовый
сбор зерна достигал у нас 40 тысяч
тонн, из них 7600 тонн мы имели
семенного материала. Нынче
наскребли на посев будущего урожая
2766 тонн, что составляет 38 процентов.
Остальные семена нужно умудриться
купить, выпросить, занять.

— Время
сейчас такое, люди все измеряют
экономической выгодой. Помогут ли
району? Район дотационный,
хозяйства убыточные, а значит, нет
кредитов.

— Мир не без
добрых людей. Приезд Эльгерта
значительно облегчил положение
дел. Все что мог он сделал для
помощи району. Около 2 миллионов 700
тысяч рублей было выделено на
закупку ГСМ по страховым субсидиям.
300 тысяч выделил наш мэр. 100 тысяч
безвозмездно выделил директор
Усольского свинокомплекса
Сумароков. Когда-то он работал в
нашем районе, в совхозе
"Уковский". В трудную для нас
пору он протянул сельчанам руку. На
просьбу о помощи откликнулась
Тулунская селекционная станция. 20
тонн семян выделяют тулунчане
нашим хлеборобам. Балаганский
район гарантирует поставку ста
тонн. Люди не остались в стороне,
большое им за это спасибо. Общие
потери от стихийного бедствия
составляют 35 миллионов. Москва по
страховым обязательствам
подтвердила нам оплату в 10
миллионов. Но теперь нужно еще
дождаться решения правительства.

— Вот еще
такой закономерный вопрос: а не
проще было бы вообще не убирать
такой неурожай?

— Мы думали
над этим, взвешивали все "за" и
"против". Только, знаете, есть
такая поговорка в народе:
"Умирай, но сей". Это закон
жизни сельчанина, если хотите. Я с
детства в сельском труде и знаю, что
такое бросить поле, наплевать на
труд. Это как мать больную бросить.
По два-три центнера, но комбайнеры
убирали хлеб. Зимой, когда скажется
нехватка кормов, люди бы
справедливо упрекнули, что не
убрали пшеницу. Но я знаю, что
упреков не будет. Что касается
экономической выгоды, поверьте,
считать я умею, но в данном случае
нужно думать еще и о нравственных
потерях.

— Вот
ситуация, люди год фактически
проработали бесплатно. Урожая нет,
а значит, новые долги. Как
психологически ощущают себя люди?
Нет ли стремления разбежаться по
своим хатам и вести только свое
хозяйство или, как в том анекдоте
про "ероплан из люминия", взять
да и улететь?

— Бежать,
говорите?.. А куда? Кому сейчас
легко? В одиночку скорее сейчас
пропадешь. И нынешнее стихийное
бедствие высветило это достаточно
ярко. Случилась беда, и людей не
оставили одних. Одиночка на селе
становится банкротом скорее, как
правило, и идет ко дну. Плоха или
хороша власть, но на нее все-таки
надеются. Смотрите, пока мы тут
разговариваем, сколько людей
побывало в кабинете. У всех какие-то
боли, тревоги, а "каждый за
себя" — западный принцип, сюда, в
глубинку, к счастью, еще пока не
добрался. Люди в деревнях не спешат
оттолкнуть свою лодку.

— И еще
вопрос. Как бы вы сформулировали
основные задачи районной власти на
ближайшее время?

— Основная
задача — выжить всем сельчанам. А
так задачи определены достаточно
выпукло и зримо. Их три. Двух мы уже
коснулись. Первая — закупка семян.
Добавлю лишь, что в ближайшее время
гонцы из района разъедутся по всей
области. Будем просить и
договариваться, насколько удастся.
Разбогатеем — отдадим. Вторая
задача — возврат долгов, чтобы не
потерять доброе имя и кредит
доверия. А вот третьей задачи нужно
коснуться отдельно. Предстоит
зимовка скота, и нужно провести ее с
минимальными потерями. Из
требуемой 21 условной кормовой
единицы есть лишь 7. Во всех
хозяйствах пройдут собрания, и
акционеры сами определят, сколько
нужно оставить скота, сколько
сдать, исходя из разумных
потребностей. У нас уже есть опыт
голодных зимовок. В 1979 году тоже
была засуха и неурожай. Тогда в
колхозе "Рассвет", где, кстати,
председателем был герой публикации
в "Восточке" Илья Сергеевич
Якубов, сумели сохранить весь скот.
Но сколько сосновых лапок было
скормлено скоту, представить
трудно. Рацион хвои превышал все
допустимые требования, но ведь
выстояли. Правда, тогда, двадцать
лет назад, нам из Казахстана были
направлены тысячи тонн соломы,
незамедлительно выплачены
страховки. Время поменялось, но
должны выстоять и сейчас.

— Так уж
устроена жизнь, что время от
времени она берет на излом, словно
проверяет, выдержишь или нет. Будем
надеяться, что земляки справятся с
бедой.

— Будем.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector