издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Запрограммировали на деньги

Питерские стратеги научили иркутян приманивать инвесторов

930,5 млрд. рублей – таков заявленный объём пятилетней программы социально-экономического развития Иркутской области, разработанной фондом «Центр стратегических разработок «Северо-Запад». Более 80% из этой суммы должны прийтись на частные инвестиции, областной бюджет возьмёт на себя только 8%, федеральный – 7%. Авторы не гарантируют, что инвестиции таки придут в регион, однако уже разделили все проекты по категориям и настаивают на том, чтобы Иркутская область начала подготовку площадок в рамках «индустриального парка».

Конкурс на разработку пятилетней программы «Северо-Запад» выиграл в июле 2010 года, сообщил директор фонда Владимир Княгинин в минувшую пятницу на презентации проекта в Торгово-промышленной палате Восточной Сибири. Участников очень интересовало, кого фонд «Северо-Запад» обошёл в тендере. Но Владимир Княгинин ответил коротко: «Я не знаю». Как пояснила представитель минэкономики области, тендер на разработку проводился среди восьми участников. Только один представлял Иркутск (конкретный участник не был назван), остальные – Тюмень, Новосибирск, Санкт-Петербург. Сам документ довольно любопытен. На 114 страницах идёт оценка существующего социально-экономического положения региона с короткими рекомендациями, и на 18 – собственно программа, рассчитанная с 2011 по 2015 год и входящая в региональную  концепцию до 2020 года.

Общий объём финансирования по программе составляет 930,5 млрд. рублей на пять лет, сообщил руководитель проектного направления Дмитрий Санатов. Доля областного бюджета в его программной части – 7,9%, федерального – 6,7%, муниципалитетов – 1%. Всё остальное, а это 84,5%, – частные инвестиции. В 2011 году это сумма в 181,6 млрд. рублей, в 2012 – 203 млрд. рублей, в 2013 – 230,8 млрд. рублей. И далее по убывающей. Как пояснил Дмитрий Санатов, основной объём финансирования приходится на экономику и крупные инвестпроекты. В программу последние попали из реестра «Серого дома» и собственных разработок частных компаний. Авторы разделили их на несколько групп. В первой, наиболее значимой, – 30 проектов на общую сумму более 620 млрд. рублей. Сюда, к примеру, вошли инвестпрограмма Группы «Илим» в 5 млрд. рублей, проект лесопромышленного комплекса в Усть-Куте, оценённый в 5,3 млрд. рублей, и ещё несколько «лесных» проектов от ООО «Осетровский ЛДК», ООО «Транссибирская лесная компания». В первую же группу авторы вписали проект постройки Тайшетского ЛПК в 45,6 млрд. рублей, известную разработку по производству бутилированной воды и поликристаллического кремния в Усолье-Сибирском, а также несколько «долгостроев» в виде туристско-рекреационной зоны в Слюдянском районе, проекта производства биобутанола Восточно-Сибирским комбинатом биотехнологий и строительства аэропорта «Иркутск-Новый» в 110 млрд. рублей.

Во вторую группу вошли 27 проектов на сумму 227,3 млрд. рублей, в третью – 13, с общей оценкой 

12,5 млрд. рублей. Всего 73 проекта на сумму около 900 млрд. рублей плюс ещё 87 проектов от муниципалитетов. Забавно, что, к примеру, освоение месторождения «Сухой Лог» включено в программу как инициатива от муниципалитета – Бодайбо. Степень приоритетности у него вторая, а не первая, и оценки стоимости проекта, естественно, нет. Ставка авторами, очевидно, делалась на уже существующие и официально заявленные инвестпрограммы таких предприятий, как «Иркутскэнерго», РЖД, Иркутский авиазавод, «Усольмаш», «Иркутсккабель».

«На мой взгляд, тут в кучку всё собрано», – резюмировал глава ТПП Константин Шаврин. Не все были согласны, что эта «кучка» хороша. Участники «круглого стола» обратили внимание как раз на то, что в списке есть довольно крупные проекты, но они локальны и подчиняются интересам отдельных игроков. А реальные комплексные проекты в магистральных направлениях развития области просматриваются плохо. Председатель Агропромышленного союза Иркутской области Павел Соболев напомнил, что сельское хозяйство даёт 8% ВРП региона и область может рассчитывать, что в программе появится некий аналог федерального проекта продовольственной безопасности. «В рамках отдельной области обсуждать продовольственную безопасность сложно, – парировал Владимир Княгинин. – По области гораздо важнее занятость, сохранение системы расселения и поддержания эффективности базовых секторов экономики». Княгинин считает, что на-

гружать бюджет ещё и обеспечением жизнеспособности АПК, когда до 64% консолидированной казны уходит на социалку, неразумно. А Дмитрий Санатов напомнил, что в программе заложены несколько крупных проектов, в том числе и аграрный парк в УОБО, где селянам дадут возможность развиваться. «То есть это означает, Владимир Николаевич, если мы вас правильно понимаем, что экономическая безопасность России нам побоку?» – спросили из зала. «Нет, это России побоку наша безопасность», – ответили тоже из зала. Претензии были не только у аграриев. Так, оказалось, что по дорожной инфраструктуре программа не коррелирует с профильными ФЦП, к примеру, с федеральной программой развития Дальнего Востока и Забайкалья. Нет увязки и с транспортными намерениями крупных корпораций. При этом авторы сами заметили, что обеспеченность автодорогами в среднем по области составляет 42% от расчёта, в северных территориях – 33%. «Надо посмотреть ещё и с учётом заявления премьера: он сказал, что через полтора года дороги везде будут», – заметили язвительно участники.

Имея средний рост ВРП до 8% в год, 2% в промпроизводстве РФ, делая 34% российского алюминия и 30% целлюлозы, область практически не имеет своих центров переработки. Вина, по мнению участников, в нежелании вертикально интегрированных компаний делать переработку тут.

Но питерские разработчики напомнили иркутянам, что это в последние годы на 94% произошло снижение объёмов производства в обрабатывающих отраслях, по лесу – до 80–90%. А ранее лесная отрасль давала до 38% собственных доходов бюджета. И виноваты не только инвесторы. Пока регион, к примеру, в проекте солнечного кремния только декларировал свою поддержку «Нитолу», не сделав даже специальной «солнечной» программы. Внешнеторговый оборот Иркутской области в 2009 году упал по сравнению с 2008-м на 17,3%, причём снижение цен по продукции ТЭК – более 57%, по химии – 46%. По расчётам питерцев, до конца 2014 года все, включая крупные, корпорации, работающие на территории региона, будут жить в ситуации жёстких бюджетных ограничений. «Инвестора беречь и привлекать», – сказал Владимир Княгинин и заметил, что инфраструктурный блок программы – второй по объёмам и тянет на 346,5 млрд. рублей.

Но питерцы не сказали, что делать с произволом инвесторов. К примеру, кто будет компенсировать потери региона по «замороженному» проекту РУСАЛа в Тайшете. Сам Санатов заявил, что в ближайшее время стоит ждать серии оптимизаций на крупных производствах, подобно БрАЗу, когда тысячи людей выйдут на улицу. Участники обсуждения отнесли эти вопросы к слабости проработки программы. В ответ Владимир Княгинин заявил, что можно «потребовать вырезать Иркутскую область с карты Российской Федерации», обеспечив ей внерыночные условия существования. Однако это уже политика. «Либо мы свою часть работы выполняем, либо ждём, что частный инвестор её выполнит с начала до конца самостоятельно, – сказал Владимир Княгинин. – Честно скажу, у меня нет сомнений, что в Иркутскую область придут инвестиции. И они будут достаточно существенные. Вопрос: в какой перспективе?». К примеру, строительство «хаба второго порядка для АТР» обсуждается в Иркутской области уже почти десяток лет. Владимир Княгинин заявил, что хорошо бы было, говоря о магистральных направлениях, хотя бы подготовить площадки для прихода инвесторов, как это сделано в Калужской или Липецкой областях: создать в Иркутской области сетевой индустриальный парк с управляющей компанией, составить реестр потенциальных промплощадок с паспортами, довести их до стадии готовности, заняться оформлением земель и инфраструктурой. В противном случае за этой программой последует другая пятилетняя, а за ней – ещё одна. Можно, конечно, сказать, что «Сухой Лог» стоит в списке приоритетов как мелкий муниципальный проект потому, что у региона нет рычагов в МПР. Но вот о туристической зоне такого не скажешь. В Бурятии она уже есть. У нас прошла программная пятилетка, а зона всё в стадии проекта.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector