издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Бегемот на «ангельской» тяге

Константин Фокин о региональных рынках инвестиций ранних стадий

На прошлой неделе в Иркутске побывал президент Национальной ассоциации бизнес-ангелов Константин Фокин. Он участвовал в девятой сессии Байкальского сообщества бизнес-ангелов. Фокин сразу же предупредил: транспортное плечо от Москвы до Иркутска – более пяти тысяч километров, так что инвесторов из столиц под инновационные стартапы тут ждать не стоит. Своего «бегемота из болота» придётся вытягивать своим же «ангелам». Их пока не более десятка.

Сейчас в России не менее 20 сообществ бизнес-ангелов. Объёмы их инвестиций оценить трудно – многие из них, успешно вкладываясь в проекты, вовсе не называют себя «ангелами». Вместе с тем, по прогнозам, к 2015 году «ангельские» инвестиции в проекты start-up должны составлять не менее 500 млн. долларов США в год. В США, где институту бизнес-ангельства уже около 70 – 80 лет,  работают не менее 300 тысяч «ангелов» с годовыми инвестициями до 14 млрд. долларов. За три года своего существования  иркутское сообщество, в котором не более дюжины инвесторов, вложило в региональные проекты около 6 млн. рублей. По прогнозам заместителя председателя комитета по экономике администрации Иркутска Евгения Семёнова, через пять лет количество «ангелов» увеличится в 3-5 раз, а инвестиции составят до 150 – 250 млн. рублей в год. 

– Слово «бизнес-ангел» и сейчас, по крайней мере в провинции, звучит диковато. С 2003 года, когда вы начали заниматься этим в России, чувствуете, что-то изменилось? 

– Многое. В первое время сам термин «бизнес-ангел» был чужд. Инвесторы были, они работали где-то в тени, а сейчас само слово уже звучит. Президент говорит о нём с какой-то регулярностью, а руководитель экономического блока правительства – ещё чаще. Естественно, становится больше бизнес-ангелов. Если в 2003 году в России были единичные сети, то сейчас 20 более-менее заметных сообществ, устойчиво работающих – около десятка. Я думаю, что мы через несколько лет по количеству бизнес-ангелов догоним основные страны Европы. Дело в том, что европейские государства отстают по такому виду инвестирования от США, поскольку Европа всегда была ориентирована на банки, иногда госинвестиции. Частные инвестиции – это скорее англо-саксонская культура. В последние 5-7 лет во Франции государство начало поддерживать частных инвесторов, оказав помощь в создании около 70 сетей и фондов соинвестирования. В России мы через 4-5 лет ожидаем такую же ситуацию по количеству сетей. Иркутск – пример того, как активно идёт создание таких организаций в России. 

– Объёмы инвестиций известны?

Мы Через несколько лет по колиЧеству бизнес-ангелов догоним основные страны Европы

– Информации по рынку мало. Те сведения, которые мы собираем от своих членов, умноженные или делённые на ощущения, говорят, что в России несколько тысяч бизнес-ангелов, которые без дополнительной агитации и убеждения могут инвестировать. Человек может инвестировать и не знать, что он – бизнес-ангел. В организациях какого-либо рода, не обязательно формальных, – всего несколько процентов. Большинство этих людей – это друзья, одноклассники предпринимателя. Дружеские вливания в стартапы – не единственный, но самый простой, самый комфортный способ инвестиций. Это очень близко к категории правила 3F: friends, family and fools –  семья, друзья и дураки. 

– То есть дураков пока мало? 

– Почему, всего хватает. Когда ты проинвестировал и всё провалилось, ты считаешься дураком. А получилось – ты уже ангел…

– Вы тоже занимались инвестициями. Как часто вы оказывались дураком?

– В небольших проектах пока всё время. Но дураками ни меня, ни других инвесторов, теряющих деньги, считать нельзя. Такова природа этого рынка. Большинство проектов просто уходят в никуда. В этом и опасность для инвестора. Человек встречает проект, инвестирует один раз, два, теряет деньги. Один говорит: «Всё, больше не буду инвестировать». А другой задумается: «Наверное, здесь можно заработать, но как?» Вот для этого и нужны сообщества, клубы, ассоциации. Достаточно соблюдать три простых правила. Первое: у тебя должен быть поток проектов – достойный, качественный. Каждый отдельно взятый человек этого потока себе обеспечить не может. Второе: нужно разложить деньги по большому количеству проектов. А для этого у отдельного инвестора просто может не быть средств. Нужны партнёры. Третье: обмен компетенциями. Это информация о пустых или тупиковых проектах, которую ты можешь получить только от партнёров по ассоциации. 

– Вы часто говорите о том, что рынок венчурного инвестирования требует господдержки. Как вы её себе представляете?

– Я никогда не говорил о поддержке. Это рынок, требующий компетенций и в большей степени частных денег. Он рискованный. С деньгами налогоплательщиков всегда надо обращаться аккуратно. При этом на ранней стадии даже не отдельного проекта, а рынка вообще, когда бизнес не готов открыться, государство может помочь. Как минимум, признать и уважать этих людей. Как это сделать? Как сделали мои иркутские коллеги на прошлой неделе – они провели заседание Байкальского сообщества бизнес-ангелов в мэрии Иркутска. Для людей это знак. Можно об инвестициях в инновационные проекты говорить из телевизора, а можно пригласить их в мэрию. Сделать реальный шаг.

– А финансовая поддержка?

– Государство может поддержать только на стадии становления. У вас в Иркутске это уже не первое заседание бизнес-ангелов, скоро они станут самостоятельными, возникнет критическая масса, когда люди поймут – их уважают. И процесс пойдёт. Инвесторы сами соберутся, наймут человека, который будет заниматься отбором проектов с рынка. Нужно чётко понимать: кроме себя, вам надеяться не на кого. Московские инвесторы поедут сюда только вторым-третьим шагом. Шесть часов перелёта – это слишком далеко, чтобы интересоваться стартапами. Этого бегемота из болота вам нужно тащить самим. У властей могут быть инструменты, которые помогут ангелам сделать крупный портфель. Прежде всего, это соинвестиции, когда власти говорят бизнесмену: «Клади рубль, мы даём второй». Например, в виде гранта предпринимателю. На чуть более поздней стадии бизнес-ангел и государство могут вместе вкладываться в уставный капитал. Но эту процедуру надо делать аккуратно, особенно в России. Государству не надо вмешиваться в управление старт-апом, как слону в посудной лавке. У бизнес-ангела должно быть полное  управление инвестициями. При этом государство может ограничить доходность на свой пакет. Тогда у ангелов возникает эффект финансового рычага. В мире есть очень хорошая практика такого сотрудничества. В следующем году, я думаю, Минэкономразвития будет готово финансировать такую программу, запустить в регионах процесс – взять часть средств у них и добавить свою часть. 

– Некоторое время назад в Иркутской области шли разговоры о создании закрытого паевого инвестиционного фонда в поддержку инноваций.

– Тема уже немного перезрела, в Москве, к примеру, очень много частных фондов такого сорта. В Иркутске, на мой взгляд, тоже поздно к этому приходить. Ограниченной группе лиц в управляющей компании можно дать 50 миллионов рублей или долларов, а можно и 100. А проектов она найдёт ровно столько, сколько ей позволит компетенция и понимание ситуации в регионе. Не больше. Я думаю, что вам нужно раскачивать историю посевных фондов соинвестирования с ангелами, которые финансируют стартапы. В проекты в порядке софинансирования могут войти десятки частных лиц-инвесторов, которые хорошо знают, где в Иркутске «сидят» предприниматели – в институтах, в гаражах. Количество проектов будет в разы больше. Создадите вы фонд соинвестирования, сделаете, к примеру, две сделки с людьми, которые имеют авторитет в Иркутске. И бизнес поверит, они на эту полянку будут приходить. Но главное – историю эту не испортить в самом начале. 

– А как её можно испортить? 

– Как показывает практика, легко. Ты нанял на управление фондом чиновника, а тот дал деньги своему дяде Васе, которого все знают, и все понимают, что деньги пойдут на строительство очередной дачи, а не на стартап. И все сразу скажут: «Очередная замечательная инициатива власти». 

– Если бы сейчас к вам обратился губернатор Иркутской области с предложением разработать инновационную программу для региона, что бы вы включили в неё в первую очередь? 

– Начинать, наверное, надо не с инноваций. Весь региональный бизнес, а не только инновационный, нужно вести правильно. То есть так, чтобы, к примеру, разрешение на строительство бизнесмен получал не пять лет, а в течение месяца, чтобы были налоговые льготы. Вот на создание этого климата нужно потратить 90% времени и усилий. А не на организацию, к примеру, фонда соинвестирования стартапов. Но если говорить о рынке ранней стадии – надо активно приглашать туда частников, не заливая этот рынок государственными деньгами. Раскачать инвесторов – работа более тонкая. 

– В ряде регионов компании ранней стадии  действительно залили деньгами. А у нас ситуация наоборот – сухо, как в пустыне. Что делать?

– Не мне вам давать советы, я в третий раз в Иркутске. Могу только сказать: ни заливать деньгами, ни обескровливать эту сферу нельзя. Должно быть некое промежуточное состояние, когда государственные деньги присутствуют, но являются катализатором частного движения. Они его не подменяют. 

– Байкальская венчурная ярмарка в этом году не вошла в программу БЭФа. Правительство региона на этот счёт молчит, но, по неофициальной информации, связано это с тем, что прошлогодняя ярмарка не дала эффекта – пока не заключено ни одной сделки. 

– И не будет заключено ещё несколько лет точно! Это очень долгий процесс. У этого мероприятия совсем другой эффект должен быть. Я вам больше скажу: сделки будут появляться за рамками этой ярмарки, поскольку деньги всё же любят тишину. Ярмарка – это прежде всего привлечение внимания к тому, что есть проекты и под них нужны деньги. Тема настолько важна, что под неё в Татарстане, к примеру, дают центральную площадку в городе. Такие события, поддержанные губернатором и мэром, меняют мировоззрение в регионе. 

– Вы же понимаете, что анонимного инвестора, который совершил сделку за рамками ярмарки, в красивый отчёт правительства не впишешь. Значит, рассуждает чиновник, ярмарка не работает. 

– А это зависит от качества людей. Если люди вот так рассуждают, того они и стоят. Задача специалистов, которые занимаются вопросами обеспечения развития рынка стартапов в Иркутске, – убедить всех, кто принимает решения на уровне региона, что это нужно. Если убеждения не действуют, регион просто теряет шанс. Специалисты, знакомые с венчурным рынком, вскоре перекочуют в другой регион, где власти способны видеть завтрашний день. 

Константин Фокин поставил Ир-кутскую область на инновационной шкале регионов России на отметку «немного выше среднего». Он заметил, что приход в регион замгубернатора Виктора Нечаева может быть толчком для развития инноваций. «Возможно, вас ждёт активизация, поскольку в Мордовии Нечаев довольно активно работал с технопарками, инкубаторами, наноцентрами, инвестфондами. Сделано реально многое», – сказал Константин Фокин.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector