издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«У нас в любом случае резиденты работают»

В октябре проект создания индустриального парка на территории бывшего военного городка Чистые Ключи выйдет на «активную фазу реализации», уверяют в Корпорации развития Иркутской области. В сентябре 2013 года она была создана для привлечения инвестиций в экономику региона, и сразу же взялась за организацию двух площадок с подготовленной инфраструктурой для развития бизнеса в депрессивных территориях области. В уставный капитал стопроцентно контролируемой компании областное правительство обещало внести огромную для регионального предприятия сумму – 1,9 млрд рублей. Возглавил ОАО «Корпорация развития Иркутской области» Олег Матюшенко, в прошлом топ-менеджер ГК «Мечел». В беседе с корреспондентом «Конкурента» он рассказал о проектах корпорации и о том, что сдерживает её развитие.

– На какой стадии сейчас находится процесс формирования корпорации, как идёт наполнение уставного капитала?

– Формирование корпорации закончено. Создана команда опытных менеджеров. Существуют два офиса – в Москве и Иркутске. Что касается наполнения уставного капитала, это процесс, связанный с бюджетом, денежная составляющая в сумме чуть меньше двух миллиардов рублей оплачена. Увеличение уставного каптитала в дальнейшем будет происходить за счёт размещения региональным министерством имущественных отношений соответствующих земельных участков по индустриальным паркам в Байкальске и в Чистых Ключах. 

– Минобороны очень медленно расстаётся с земельными участками в бывших военных городках. В случае с Чистыми Ключами какое движение идёт сейчас?

– Минобороны взаимодействует с министерством имущественных отношений Иркутской области, а мы уже реципиент. Соответственно все формальности происходят между двумя этими ведомствами. А мы уже дальнейший получатель земельного участка и имущественного комплекса.

– Когда, полагаете, эти процессы завершатся и можете ли вы вести переговоры с потенциальными партнёрами по парку относительно размещения их производств?

– В связи с тем что корпорация на 100 процентов принадлежит министерству имущественных отношений (а минимущество фактически является собственником земли), у нас с ним заключено соглашение относительно этих участков, уже с начала года мы занимаемся их охраной и приступили к поиску резидентов. У нас несколько потенциальных резидентов, которые не только выбрали себе земельные участки, но и уже начали разрешённые работы по выяснению несущих способностей грунтов, потенциальному межеванию, определению возможности подключения электрической энергии.  

– Как в таком случае юридически выстраиваются ваши отношения с резидентами?

– Всё очень просто: соглашение под условием.

– Насколько мне известно, ситуация по байкальской площадке тоже пока не очень прозрачна. Вы можете прокомментировать, на какой стадии там сейчас находятся работы?

– Индустриальный парк «Байкальский» состоит из двух земельных участков – один в посёлке Култук, второй примыкает к БЦБК. Согласно распоряжению губернатора, в прошлом году эти земельные участки, находящиеся в собственности муниципалитета, включены в границы нашего индустриального парка. Корпорация развития Иркутской области определена как управляющая компания. Было некоторое недопонимание со стороны структур «ВЭБ-инжиниринга», но, насколько я знаю, сейчас они устранены и земли в Байкальске будут включены в надлежащем порядке в состав парка. 

– В Култуке, по крайней мере по одному участку, шли судебные заседания, муниципалитет оспаривал договор аренды. Надо ли понимать, что вам передали в управление уже чистую, не отя­гощённую проблемами площадку?

– Помните, как в рекламе: если бы зубки у младенца появлялись по расписанию, это был бы не ребёнок, а скорый поезд. Не бывает такого, чтобы не имелось проблем. Есть проблемы, есть трения. Да, земельные участки в Култуке были предметом судебных разбирательств, часть из них закончилась. Но судебные разбирательства тем и примечательны, что всегда можно по вновь открывшимся обстоятельствам подавать какие-то жалобы – апелляционнные, кассационные. У нас в любом случае резиденты работают. По факту произ­водят строительные работы, делают вертикальную планировку и планируют развитие своего бизнеса. Я это только приветствую. 

– Вы можете назвать компании, которые уже юридически являются резидентами и потенциальными участниками индустриальных парков на Байкале и в Чистых Ключах?

– О потенциальных участниках я рассказывать не буду, потому что это в значительной мере является коммерческой тайной. Зарегистрирована и пользуется благами, которые организованы на территории индустриальных парков, например, компания по производству бутилированной воды «Аквасиб». Она вкладывает средства в продвижение бизнеса на этой территории, надеюсь, дело у них пойдёт. 

– Если говорить о Чистых Ключах, не называя конкретные компании, какой бизнес вам бы хотелось видеть на площадке?

– Бизнес заинтересованный. А готовы застолбиться на этой земле представители бизнеса, связанного с производством теплоизоляционных материалов, фармацевтикой, пищевой промышленностью, лёгкой промышленностью.

– Вблизи принадлежащей Мин-обороны земли ведётся активная работа по выделению земельных участков, в том числе под приусадебные хозяйства. Вы не опасаетесь возможных захватов? Не могут ли здесь оказаться ущемлёнными интересы индустриального парка?

– Границы индустриального парка очень чётко определены. Все остальные земли принадлежат федералам или муниципалитету. Я знаю, что нашими соседями являются муниципалы, которые часть этих земель планируют использовать по программе «Доступное жильё». 

– Как будут корпорацией расходоваться средства уставного капитала? Область уже инвестировала в развитие култукской площадки средства. Будут ли там производиться, условно говоря, взаимозачёты – предполагается ли возвращение в областной бюджет средств, уже потраченных на обсутройство территории парка?

– Серьёзные бюджетные средства потрачены на инфраструктуру в Култуке – около 80 миллионов рублей. На эти деньги построена дорога и канализация, которая ещё достраивается. Корпорация развития Иркутской области не собирается возвращать деньги ни области, ни федерации. Эти средства были привлечены по определённым федеральным программам, а они как раз ориентированы на развитие бизнеса и появление рабочих мест. 

– Будут ли эти объекты включены в уставный капитал корпорации?

– Нет. В уставном капитале корпорации настоящие, живые деньги, которые сейчас в большинстве своём никуда не потрачены. Лишь незначительная часть этих средств пошла на развитие угольного бизнеса для обеспечения энергетической безопасности котельных, которыми управляет «Облжилкомхоз». В числе ближайших проектов, которые мы рассматриваем для инвестирования средств уставного капитала, свинокомплекс на шесть тысяч голов в Тайшетском районе. Есть ещё три проекта по развитию строительной индустрии, строительных материалов, которые находятся на завершающей стадии. Они ждут одобрения совета директоров.

– На каких услових корпорация инвестирует?

– Условия предоставления нами займов чуть более комфортные, чем у банков. Мы не банковская структура, и у нас нет необходимости следовать закону о банковской деятельности, работать по системе резервирования вкладов, у нас нет такой необходимости хеджировать риски. Это с одной стороны. С другой – мы как корпорация входим на миноритарные доли для того, чтобы понимать, каким образом тратятся деньги, чтобы исключить возможность нецелевого расходования средств на уровне оперативного управления предприятием.

Под строительство свинокомплекса мы планируем выдавать деньги по эффективной ставке около 11% годовых. Есть инициатор проекта, который пытается более двух лет его запустить. У него не получается в банке обеспечить необходимый уровень ликвидности залоговой массы. Мы просмотрели, оценили риски, увидели перспективы развития проекта в части строительства газопровода «Сила Сибири» и реконструкции БАМа и считаем, что этот проект нами будет сдвинут с мёртвой точки.

– Почему вы не выступаете в качестве стратегического партнёра с контрольным пакетом акций?

– К сожалению, история показывает, что государственные структуры редко являются эффективными управленцами бизнеса. Бе­зусловно, на месте должен быть мотивированный человек, который переживает за то, как развивается его бизнес. В тайшетском проекте у нас будут залоговые обязательства по акциям, превышающим контрольный пакет. Но это лишь наш залог с определённым опционом. В том случае, если всё пойдёт, как хочет и планирует инициатор, он сохранит контроль над своим бизнесом и корпорация выйдет из состава учредителей после того, как получит свои деньги. Ну а если что-то пойдёт не так, допустим, ошибся инициатор или наши допущения были ошибочны, соответственно, мы будем управлять бизнесом. Эта модель фактически заимствована у Внешэкономбанка. 

– Что всё-таки подразумевает работа корпорации? Насколько чётко определён набор опций для резидентов?

– По култукской площадке остаётся очень много проблем по обеспечению инфраструктурой, в первую очередь связанных с электронергией. Вопрос по электроснабжению резидентов парка остаётся открытым. Мы активно этим занимаемся. 

– Вы планируете строить ЛЭП или собственную генерацию?

– Первое.

– С кем сейчас ведёте перговоры об этом?

– С РЖД. Нам необходимо решить все вопросы, связанные со строительством подстанции. 

– Чем объясняется острая потребность открывать офис в Москве? Наверняка это дорого. Чем занимаются сотрудники московского офиса?

– Работа корпорации связана не только с поддержкой и поиском резидентов, но и с представлением наших возможностей в стране и за её пределами. Москва является пересечением всех экономических путей. В данный момент в столичном представительстве работают технические специалисты, зарекомендовавшие себя в реализации крупных проектов, они знают, где, как и по какой схеме их реализовывать. Пока речь идёт о трёх сотрудниках, которые занимают одно помещение в офисе класса Б-. Это технические специалисты, которые взаимодействуют с фирмами-поставщиками технологического оборудования, ведут переговоры и готовят рабочую документацию. Они контактируют с институтами и специализированными организациями, которые заняты разработкой материалов, в том числе для привлечения федеральных средств, по программам для всей Иркутской области. 

– Насколько сейчас укомплектован штат корпорации? Как по мере урегулирования вопросов по Чистым Ключам этот штат может измениться?

– У меня есть заместитель, который занимается индустриальными парками. А вопрос количества людей оставлю без ответа, и вот почему. Мы гибки, и по мере того, как у нас возникает конкретная работа, мы привлекаем людей. Часть работает не штатно, а по трудовым соглашениям. И по мере необходимости – у нас есть такие договорённости, – когда работа приобретёт системный характер, люди будут входить как штатные единицы. 

Если в октябре-ноябре мы придём к активной фазе реализации проекта в Чистых Ключах, то наверняка будем привлекать дополнительных менеджеров, которые как раз станут более предметно заниматься вопросами управляющей компании индустриального парка.

– В числе ваших партнёров фигурирует Ангарский индустриальный парк. На каких условиях вы взаимодействуете? 

– Интересный объект, который имеет площади, электроэнергию, инфраструктуру. Это частный индустриальный парк, не связанный с нами ни по собственности, ни бизнесом. Но часть резидентов ищет совершенно готовые условия, которые мы сейчас ни в Байкальске, ни в Чистых Ключах не можем предложить. Почему бы не привлекать бизнесы со всей страны, показывая, что у нас есть частники, которые развили из бывших производственных площадей индустриальный парк, неплохо функционирующий? Часть площадей сейчас пустует, я очень даже «за», если эти производственные мощности будут основой для развития бизнеса и налогооблагаемой базы Иркутской области. 

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector