издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Все были равны: никто не был гастарбайтером»

Отправляясь в новый город, кинорежиссёр Лариса Садилова всегда надеется найти там идею для сценария. От начала до конца она работает над фильмами самостоятельно: пишет сценарий, снимает – в общем, делает авторское кино. 5 ноября в рамках фестиваля «Сталкер» Лариса Игоревна приехала в Иркутск с картиной «Она». Сюжет фильма рассказывает о девушке Майе, которая вслед за женихом переезжает в Москву из Таджикистана и оказывается брошенной. Перед показом фильма Лариса Садилова встретилась с «Иркутским репортёром», рассказала о картине и тонкостях режиссёрской профессии.

– Правда, что вы были свидетелем истории, которая легла в основу фильма «Она»?

– Да, это правда. Эта история произошла в нашем дачном посёлке. Приехал парень из Таджикистана, вызвал оттуда девушку. Он обещал на ней жениться, и она приехала вслед за ним. Но в итоге он бросил её, отправился назад в Таджикистан, чтобы жениться на другой. История из жизни закончилась неплохо. Сначала эта девушка, скажем так, «пошла по рукам» своих соплеменников. Потом она смогла сесть в поезд, который идёт на родину. В нём познакомилась с парнем, за которого вышла замуж. Сейчас они спокойно, счастливо живут. Но подобных историй с хорошим концом не так уж много. Недавно мне рассказали о похожей ситуации. Только в этом случае парень бросил девушку с ребёнком. Он исчез непонятно куда, а она сидит в квартире, за которую нечем платить. Случаи, когда женихи вызывают в Россию девушек и обманывают их, очень частые. В предыдущем своём фильме «Требуется няня» я затронула тему мигрантов. Они появились, их стало много. Каждый четвёртый человек на планете – мигрант. Меня на самом деле эта тема волнует, потому что я училась во ВГИКе, а он был интернациональным институтом, где учились и казахи, и киргизы, и таджики, и армяне. Мы все были равны: никто не был гастарбайтером. Меня очень возмущает появление отношения к людям, как к рабам. То есть мы «белые», а они «чёрные» – они должны мести улицы, а мы – пользоваться плодами цивилизации. Это раздражает, потому что я стою на принципах равенства и братства. Несмотря на то что основные персонажи моей картины – таджики, когда её смотрят украинцы или молдаване, они воспринимают судьбу таджикской девушки как свою. История не имеет отношения к национальности, она относится к проблеме в целом.

– Можно ли назвать ваш фильм предупреждением для тех, кто думает, что в чужой стране они найдут лучшую жизнь?

– Когда я снимала эту картину, я думала, что её посмотрят в Таджикистане, в Киргизии, в Казахстане. Её на самом деле там посмотрели, и реакция была та, которая и ожидалась. Я хотела, чтобы родители таджикских мальчиков и девочек, увидев этот фильм, поняли, что здесь их детей не ждёт просто прекрасная райская жизнь, про которую им рассказывают. Когда мигранты возвращаются назад, они врут, говоря, как здесь хорошо. Во время просмотра люди в зале плакали. Была гробовая тишина. Фильм раскрывает не только историю главной героини – таджикской девочки. Это также история Нади, русской женщины. Она 7 лет живет в гражданском браке с мужчиной, у которого на родине есть жена. Порой мигранты живут на две семьи, а некоторые бросают своих таджикских жён с детьми, переезжают сюда и не посылают домой никаких денег. На самом деле это целый клубок проблем.

– Почему съёмочный процесс занял три года?

– Мы полтора года писали сценарий. Изначально в основе была другая, более драматичная история, которую я упростила, потому что во время написания сценария слишком поддалась влиянию публикаций в СМИ. Я читала очень много страшных, ужасающих историй о том, что происходит с мигрантами. Но чем больше я работала над сценарием, тем лучше понимала, что не такие уж они и бедные. Не надо их слишком жалеть, делать из них жертв, а из нас – фашистов. Сложно было не переборщить, не перегнуть палку. Я понимала, что эту картину будут смотреть как там, так и здесь. Я должна была «пройти по лезвию ножа», чтобы никого не оскорбить и не стать циником, снобом. Финал картины таков, что мигранты не уезжают, а остаются. Мне говорят: «Какой добрый финал, мальчик вернулся». На самом деле я говорю о том, что надо учиться с этим жить и ассимилироваться. Причём это ложится на плечи женщин. Эта картина не о них – эта картина о нас. Поскольку в фильме снималось много непрофессионалов, у нас было очень много съёмочных дней за летний период. Мы не успели снять всё, и поэтому на следующий год у нас были досъёмки, без которых мы не могли приступить к монтажу. 

– Какова прокатная судьба у картины?

– К сожалению, прокатная судьба у неё есть только благодаря фестивалю «Сталкер», потому что на телевидении её не покупают. Её приобрёл Первый канал, мы даже записали программу «Закрытый показ», но эту программу закрыли. Недавно я встретилась с заместителем генерального директора и спросила: «Вы не собираетесь открывать программу «Закрытый показ»?» Мне ответили, что собираются. Я говорю: «Как хорошо, слава Богу!», потому что это единственная возможность для кинематографистов показать своё кино на телевидении. Но пока спасибо «Сталкеру». Фильм видели в Вологде, Нижнем Новгороде, Курске. Эту картину смотрели в Дагестане, Таджикистане, Киргизии, Белоруссии. Она была показана на фестивалях и завоевала много призов. Реакция везде очень живая. Люди принимают картину близко к сердцу. Я благодарна нашему зрителю, который, смотря кино, сочувствует, переживает, несмотря на то что проблема стоит остро.

– Чаще всего вы пишете сценарии для своих фильмов сами. Вы не доверяете другим авторам?

– Можно сказать и так. Но прежде всего я снимаю авторское кино. Я придумываю идею, перевожу её в сценарий, а потом воплощаю в фильм. Мне интересно именно это. Мне не попадался сценарий, который задел бы меня за живое. Сценарии я пишу сама, хотя это уже надоело, и хочется взять готовый. После работы над сценарием я устаю. Получается, что год ты пишешь, выматываешься, а потом начинаются съёмки. Это тяжело. 

– Многие ваши фильмы основаны на событиях, происходящих с вами или касающихся ваших близких?

– Получается, что все фильмы касаются меня и моих близких. Например, фильм «С любовью, Лиля» я писала про свою подругу. Она вечно придумывает себе каких-то женихов, которых у неё в реальности нет. Моя героиня Лиля совершенно не моя подруга, другой человек, но её образ я черпаю из жизни. Однажды я встретила свою подружку-одноклассницу, которая работает завучем в школе. При встрече она сказала мне: «Как я ненавижу этих детей. Ты не могла бы мне найти работу няней в Москве?» Разговор с этой подружкой стал толчком для работы над сценарием к фильму «Требуется няня», где я написала образ страшной няни, которая издевается над ребёнком. Также я очень люблю ездить. Лечу я, например, в Иркутск и думаю: «Вдруг я увижу что-нибудь такое, что потом войдёт в сценарий». 

Обычно идея возникает внезапно, а потом она долго лежит в укромном уголке сердца, мозга, души. Через какое-то время она всплывает, ты начинаешь о ней думать, обсуждать её. Обычно это всё долго вынашивается.

– Почему свои картины вы чаще всего снимате за пределами Москвы?

– Я не то чтобы не люблю Москву. В столице очень неудобно снимать: пробки и так далее. Сама я родом из Брянска. Мне провинциальные города нравятся больше, потому что там больше настоящих людей, лиц, чем в Москве. При подборе актёра я в первую очередь ищу человека. Если внутри актёрской оболочки есть человек, то я снимаю его в своём фильме. Если человека нет, то такой актёр ко мне не попадает. И даже если попадёт, то я его уберу. Было такое: я утвердила артиста, снимала 10 дней, а в итоге заменила другим. В фильме «Она» снимались в основном непрофессиональные актёры. Профессионалы там были не нужны. Мы ездили в Душанбе, где проводили пробы. Там нашли главную героиню. И в Таджикистане, и в Москве было много желающих на эту роль. Мы остановились на девочке, которая закончила школу – Нилуфар Файзиевой. Её молодость делает историю более интересной.

– Вы окончили актёрский факультет ВГИКа. Почему вы решили посвятить себя режиссёрской профессии?

– Я училась на актёрском факультете ВГИКа на курсе у Сергея Аполлинариевича Герасимова, чьим именем сейчас называется институт. Курс у нас был режиссёрско-актёрский, и мастерство было общим. Хоть я тогда была маленькая и понимала не всё, что Герасимов говорил режиссёрам, видимо, в меня это каким-то образом входило. Когда закончила ВГИК, я боялась даже думать о режиссёрской профессии. Прошло 10 лет после окончания ВГИКа, прежде чем я приступила к съёмкам первой картины. Когда появилась идея, написала заявку, отдала её в Госкино, и мне дали небольшие деньги. Сняла картину, а дальше не смогла не снимать.

Биографическая справка

Лариса Садилова: «Все мои фильмы касаются меня и моих близких»

Лариса Садилова родилась 21 октября 1963 года в Брянске. В 1986 году окончила ВГИК, режиссёрско-актёрское отделение мастерской Сергея Герасимова и Тамары Макаровой. В кино дебютировала в 1984 году в роле гимназистки в фильме Сергея Герасимова «Лев Толстой». В 1998 году Лариса Садилова сняла свою первую картину «С днём рождения!». Фильм получил призы международных и отечественных кинофестивалей: «Сталкера» в Москве, «Кинотавра» в Сочи, МКФ в Мангейме, Котбусе, Братиславе и Премию Жоржа Садуля. Следующий фильм режиссёра, «С любовью, Лиля», был отмечен на фестивалях: «Киношок» в Анапе, «Тигр» в Роттердаме,  МКФ в Варшаве. Картина «Требуется няня» принесла режиссёру  приз Канадского фонда гендерного равенства на МКФ «Сталкер», Гран-при за режиссуру на кинофестивале в Севастополе. Сценаристская работа Ларисы Садиловой не осталась без внимания – фильм «Сынок» получил приз имени Александра Твардовского (за лучший сценарий) на II кинофестивале «Золотой Феникс».

Последняя киноработа – картина «Она» (2013) – принесла режиссёру множество новых наград: приз «Сарматский лев» (лучшему режиссёру) на VI кинофестивале «Восток & Запад. Классика и авангард» в Оренбурге, специальный приз жюри «За яркое художественное высказывание на остросоциальную тему» на XXII кинофестивале «Виват кино России!» в Санкт-Петербурге, специальный приз Гильдии кинорежиссёров России за продолжение традиций кинорежиссёра Сергея Герасимова и интерес к современным темам на VII Всероссийском кинофестивале актёров-режиссёров «Золотой Феникс» в Смоленске и вторую премию «За лучшее игровое полнометражное кино» на XI Международном благо­творительном кинофестивале «Лучезарный ангел» в Москве. 

Сейчас Лариса Садилова трудится над сценарием комедийного сериала для «Первого канала». Рабочее название – «Эскорт», съёмки планируются летом.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер