издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Борис Каратаев: «Потребители хотят попасть к нам»

За десять лет существования ОАО «Иркутская электросетевая компания», созданное в ходе реформы электроэнергетики на базе сетевых филиалов «Иркутскэнерго», построило 2736 км ЛЭП и запустило 3133 подстанции. Результат впечатляющий, но главным итогом генеральный директор ИЭСК Борис Каратаев считает то, что удалось сохранить и приумножить традиции, заложенные 50–60 лет назад при формировании региональной энергосистемы. При этом компания, несмотря на постоянные смены законодательного курса и нестабильную экономическую обстановку, закрепилась в числе лидеров отрасли по надёжности и качеству электроснабжения потребителей.

– Иркутская электросетевая компания 1 июня отметила десятый день рождения. Каким было это десятилетие?

– Те 50 лет до нашего появления, в течение которых развивались электрические сети Иркутской энергосистемы, не пропали даром: они до сих пор надёжно работают, а их потенциал по-прежнему остаётся высоким. Мы, в свою очередь, сохранили заложенные в те времена традиции и приумножили их. В частности, на совещании в Москве 26 апреля министр энергетики России [Александр Новак] отметил, что в 2015 году аварийность на сетях ИЭСК резко снизилась. Будем продолжать в том же духе. 

– За прошедшие годы предприятие построило 2736 км новых ЛЭП и 3133 подстанции. Звучит прилично, но насколько это много, если сравнивать с другими предприятиями отрасли, которые сопоставимы с вами по размерам активов?

– Это очень большая цифра. Пожалуй, я не сумею назвать ни одной другой энергосистемы с такими темпами роста, кроме Краснодарской, где была подготовка к Олимпиаде в Сочи. Мы построили часть схемы выдачи мощности Богучанской ГЭС, подстанции 500/220 кВ «Ключи», 220/110/10 кВ «Восточная» вместе с линией 220 кВ от подстанции 500/220/110/35/6 кВ «Иркутская», 110/10/10 кВ «Покровская». В Ангарске шесть лет назад запустили подстанцию 110/35/6 кВ «Прибрежная». Не так давно сдали подстанцию 110/10/10 кВ «Еловка» для энергоснабжения нефтеперерабатывающего завода ЗАО ПК «Дитэко» и прилегающей территории. В 2016 году должны закончить двухцепную линию Усть-Кут – Киренск напряжением 110 кВ. Я уже не говорю о небольших населённых пунктах, где мы поставили мелкие подстанции. 

– Законодательство, регламентирующее работу отрасли, за прошедшие годы неоднократно менялось. Сложной ли была правовая среда, в которой работала компания?

– Действительно, у прошедших десяти лет были и отрицательные стороны. Формирование тарифов в Иркутской области построено по иному принципу, чем на остальной территории России. Работает метод «котёл сверху» – мы обязаны платить за передачу электроэнергии всем остальным сетевым организациям региона. Конечно, в связи с ужесточением требований к ним десять предприятий, у которых фактически ничего не было за душой и которые только получали свою часть котлового тарифа, приказали долго жить. Тем не менее сегодня распределительные сети требуют огромных вложений. За счёт крупнейшей сетевой компании региона содержится инфраструктура всех остальных организаций, но того котлового тарифа, который нам устанавливают, на это не хватает. В результате мы третий год вынуждены брать кредиты и демонстрируем убытки. Однако в части показателей надёжности ИЭСК на фоне остальных сетевых организаций смотрится очень прилично. Потребители в большинстве своём хотят попасть к нам, а к другим идут не­охотно. Но, к сожалению, нужно отдавать себе отчёт в том, что мы всех обогреть не можем. 

– Но ведь в последние годы были и такие решения, которые должны были положительно сказаться на сетевом комплексе в целом по России и в отдельной Иркутской области? К примеру, разве на федеральном уровне не отказались от идеи «заморозки» тарифов, реализованной в 2011 и 2013 годах, а для нашего региона не установили более высокий, чем для остальной страны, предельный индекс роста цены услуг по передаче электроэнергии? 

– Действительно, «заморозка» осталась в прошлом. Предельный индекс на второе полугодие 2016 года составляет 7,5%, однако мы смогли убедить Федеральную службу по тарифам в том, чтобы Иркутской области с её самыми низкими ценами на услуги по передаче электроэнергии добавили ещё 2,5 процент­ного пункта. С учётом финансовых потерь от предыдущей «заморозки» это не так много, но, тем не менее, в ФСТ согласились с нашими доводами. Другое дело, что на тарифе для ИЭСК это особо не сказалось – почти все деньги ушли в ОГУЭП «Обл­коммунэнерго». Нам же вполовину срезали «губернаторскую» программу. Если говорить о положительных изменениях в правовой среде, то правительство России решило навести порядок в сфере технологического присоединения к сетям. Подключение по льготному тарифу сделали однократным. Тем самым отсекли тех, кто покупал земельные участки, платил 550 рублей за технологическое присоединение и потом продавал их существенно дороже. Льготная цена действует один раз, потом приходится оплачивать фактические расходы сетевой компании. Одновременно сделали послабление для мелкомоторного сектора, потребляющего не более 150 киловатт мощности: им предоставили рассрочку на срок до трёх лет. Но такого рода потребителей и без того было не так много, как «льготников», а сейчас стало ещё меньше. 

– Какими были экономические условия? Если не ошибаюсь, на итогах работы ИЭСК в минувшее десятилетие сказались не только противоречивые тарифные решения, но и две волны кризиса?

– К сожалению, снижение полезного отпуска в последние годы имеет место быть – промышленность и мелкомоторный сектор сокращают потребление. Если говорить о поступлении энергии в сеть, то в 2015 году оно оказалось на 14% ниже нашего бизнес-плана. Даже с учётом перетоков: из-за маловодья в бассейне Байкала сальдо-переток по линиям Федеральной сетевой компании из Красноярского края и Республики Бурятия увечился на 273%. Мы предполагали, что поставим им 2,369 миллиарда киловатт-часов, а по факту получили 4,8 миллиарда с их стороны. Полезный отпуск, в свою очередь, снизился на 0,14% с учётом Мамско-Чуйского и Бодайбинского районов, которые, в принципе, особо не участвуют в балансе электроэнергии.  

– В прошлом году, если не ошибаюсь, ситуация была несколько хуже?

– Нет, картина та же самая: полезный отпуск в 2014 году сократился на 1,36% по сравнению с 2013 годом и составил 45,314 миллиарда киловатт-часов. В 2015 году он уменьшился до 45,227 миллиарда киловатт-часов. Если брать наших потребителей, то «РУСАЛ Братск» сократил объём передачи на 0,47%, а «Иркутскэнергосбыт», который питает весь мелкомоторный сектор и население, – на 7,3%. Иркутский алюминиевый завод несколько – на 1,2% – увеличил потребление, ООО «Русэнергосбыт», то есть железная дорога, тоже прибавило 0,66%. В то же время передача в сторону ООО «Мечел-Энерго», снабжающего электроэнергией Коршуновский ГОК и Братский завод ферросплавов, снизилась на 3,28%. Существенно, на 6%, сократил потребление Ангарский электролизный химический комбинат. Всё это, само собой, сказывается на наших экономических показателях. 

– Иркутская электросетевая компания в прошлом году продемонстрировала рост выручки, однако ситуация с убытками только усугубилась. Чем это объясняется?

– Выручка увеличилась, но, к сожалению, возросла стоимость потерь. Рост просто невероятный – почти в два раза. В итоге нам только потери дали 800 миллионов убытка. С другой стороны, мы сэкономили 913 миллионов за счёт повышения эффективности работы по технологическому присоединению, но нам это аукнется в 2018 году, когда служба по тарифам Иркутской области эти деньги срежет. Получается, что мы экономим, но весь эффект нивелируют, имея возможность распространить его на других через котловой тариф. Не на тех, кто работает эффективно, а на тех, кто эти деньги просто расходует. 

– Какова стратегия предприятия в условиях нынешнего экономического кризиса? 

– Стратегия одна: по максимуму удерживать потребителя, обеспечивая его надёжное и качественное электроснабжение. При этом мы в компании проводим антикризисные мероприятия. В первую очередь они связаны со снижением затрат, сопутствующих ремонтам и капитальному строительству, прежде всего за счёт тотального проведения конкурсных процедур по всем видам закупок. Это даёт существенное снижение цены по сравнению со сметой – до 20%. Конечно, так бывает далеко не всегда – где-то речь идёт о 5 или 10%. Кроме того, в последние два-три года мы, чтобы поддержать существующий уровень зарплат сотрудников, при вводе новых объектов стараемся нанимать как можно меньше нового персонала, особенно ремонтного. Цель такой работы – сохранить высококвалифицированные кадры. Вдобавок экономим на всём. Например, ставим датчики ГЛОНАСС и счётчики-расходомеры на автотранспорт компании. Внедряем проекты по программе развития производственной системы, эффект от которых в прошлом году составил 207 миллионов рублей. Работаем с муниципалитетами в части платы за землю под нашими объектами – многие в условиях кризиса подняли ставки, но где-то мы убедили местные власти этого не делать, где-то пришлось судиться, но результат один – мы сэкономили порядка 50 миллионов рублей. В части повышения энергоэффективности мы планировали получить эффект в 45 миллионов, а фактически получили 80 миллионов рублей, в основном за счёт автоматизированного съёма показаний приборов учёта ещё до внедрения системы АСКУЭ. Предполагали, что снизим потери электроэнергии на 3%, но, к сожалению, в силу разных факторов добились только 2,3%. 

– В прошлом году, несмотря на непростую финансовую обстановку, ИЭСК реализовала значительную инвестиционную программу. Какими будут затраты по ней в 2016 году?

– В общей сложности мы планируем израсходовать более 4,28 миллиарда рублей. Основная статья расходов – программа обеспечения надёжности. Затраты на неё по плану капитального строительства составляют 2,571 миллиарда рублей. На технологическое присоединение потребителей заложено немногим более 1,347 миллиарда рублей. Ещё 145 миллионов – это эффективные и окупаемые проекты. 

– Что за объекты включены в инвестпрограмму? 

– Я уже упоминал линию 110 кВ Усть-Кут – Киренск. Будем также строить сети от ТЭЦ-9 и ТЭЦ-10 до «Иркутской». Возьмёмся за подстанцию 35 кВ «Введенщина». Проложим линию 10 кВ «Пионерская» – Тальяны взамен прежней, оставшейся от разорившегося лесхоза. Реконструируем подстанцию 220 кВ «Светлая» и ЛЭП 35 кВ «Светлая» – Баклаши, воздушные линии 110 кВ ТЭЦ-10 – Мегет, Ново-Ленино – Мегет и ТЭЦ-10 – Ново-Ленино с отпайками. Кроме того, запланирована реконструкция устройств релейной защиты и автоматики линии 500 кВ № 565 на устройстве продольной компенсации 500 кВ «Тыреть». Этот проект также предусматривает замену выключателей на открытом распределительном устройстве 500 кВ УПК «Тыреть». 

– Каковы первые результаты реализации программы стимулирования электропотребления в регионе, которую вы разработали совместно с ПАО «Иркутскэнерго»? И каковы планы по её воплощению на ближайшую перспективу?

– Мы заключили договоры на присоединение к сетям 60 МВт нагрузки и вместе с «Иркутскэнерго» ввели в строй необходимые для этого объекты. Если говорить о планах на будущее, то, во-первых, железная дорога запросила порядка 120 МВт для «Ермаков» (электровозов Э5СК, самых мощных в мире локомотивов постоянной формации. – «ВСП»). Во-вторых, в Туве недалеко от границы с Иркутской областью и Красноярским краем находится Ак-Сугское медно-порфировое месторождение, для освоения которого требуется 125 МВт. Ещё 18 МВт запросили для разработки Зашихинского месторождения редких металлов, расположенного в 70–80 километрах от Тулуна. Возможно, благодаря ему когда-нибудь решится вопрос централизованного электроснабжения Тофаларии. На Зашихе ждут тех, кто будет разрабатывать Ак-Сугское месторождение – линия электропередачи пойдёт в том направлении. Если этот проект будет реализован, мы должны установить в Тулуне новые трансформаторные мощности напряжением 500/110 кВ. Они позволят оптимизировать перетоки электроэнергии на участке от Зимы до Тулуна, что даст резкое снижение потерь. Появится возможность развить Черемховский район, поставив на его территории ещё одну подстанцию 220 кВ. По уже имеющейся линии можно будет подать ток такого напряжения в Осинский район, дальше проложить ЛЭП 220 кВ до Жигалова и запитать по ней Ковыкту. Кроме того, мы снимем ограничения на выдачу мощности Новозиминской ТЭЦ. Вопрос лишь в том, когда это произойдёт. Впрочем, на том же Зашихинском месторождении уже работают дизельные электростанции, там ждут подключения к зоне централизованного электроснабжения. И это лишь те потребители, которых мы привели в область. Есть те, кто придёт и без нас – новые насосные станции ВСТО, которые строятся для увеличения пропускной способности нефтепровода, и «Сила Сибири». 

– Каковы перспективы по технологическому присоединению мелких потребителей, особенно на той территории вблизи областного центра, где вы «расшили» одно из «узких мест» Иркутской энергосистемы?

– Построив «Восточную», мы сняли ограничения на подключение к сетям в районе Байкальского тракта. Необходимо создать ещё несколько центров питания для земельных участков Фонда содействия развитию жилищного строительства. В районе [деревни] Столбова [Иркутского района] планируем поставить подстанцию 220 кВ, подключив её к линии 220 кВ «Иркутская» – «Восточная». За счёт этого закроем проблему дефицита в районе Урика, Хомутова и Куды. Вдобавок в правительстве Иркутской области нам поставили задачу построить сети вблизи Плишкино, где находится участок под строительство жилья для многодетных семей, а также около Оёка и Турской. Для этого, правда, необходимо решить проблему с землёй. Она очень серьёзная, а решающий её проект закона Иркутской области о строительстве линий напряжением до 35 кВ без оформления соответствующего разрешения пока не рассматривается. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector