издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Там лучше, где мы есть

Наша газета продолжает знакомить читателей с концепциями пространственного развития на ближайшую четверть века, которые для иркутян разработали три коллектива проектировщиков. Своё видение городского развития представили специалисты институтов Генплана Москвы и территориального планирования «Урбаника» (Санкт-Петербург), а также Иркутского отделения Союза архитекторов России. Итоговые варианты презентаций доступны на сайте администрации Иркутска на странице «Генеральный план города» во вкладке «Генплан и схемы». В прошлом номере «Восточки» мы рассказали об основных идеях наших земляков. На очереди – московская концепция.

Опираясь на проведённое исследование, проектировщики из Москвы заключили, что сейчас населённый пункт представляет собой архипелаг из шести микрогородов. Как поэтично выразились разработчики, мини-города имеют как «жёсткие» границы – железнодорожные пути и реки, так и «мягкие» – «где городская жизнь угасает, растворяясь в природе». «Территория между – это цитоплазма города, экологический коридор, обеспечивающий гармоничное существование его частей». Креативные изыски московских проектировщиков в материале Ольги Мутовиной «Архипелаг «Иркутск» во вкладке «Губерния».

Гражданин Бельгии Бенуа де Витте прибыл в Россию 10 лет назад, движимый одним только любопытством, желанием посмотреть, как устроен мир за территорией Евросоюза. После нескольких лет в Москве Бенуа отправился в Сибирь – сначала руководил пивным заводом в Ангарске, а в прошлом году перебрался в Иркутск, где открыл брассери в самом центре города. Брассери – это нечто среднее между уютным кафе, небольшим ресторанчиком и пабом. Атмосфера максимально демократичная и доброжелательная, ценник средний, а меню европейское, но с учётом менталитета русского человека. Бенуа проводит в своём ресторанчике весь световой день, иногда даже с заходом на ночь. Работать он привык по-европейски много и добротно, полностью вкладываясь в своё дело. О том, почему в Иркутске ему живётся лучше, чем в родной Бельгии, читайте в материале Алёны Корк «Бенуа де Витте: «Я болельщик России» во вкладке «Конкурент».

Население Ольхона последние несколько месяцев живёт в боязливом ожидании нового года. Это никак не связано ни с праздником, ни с экономическим кризисом. Причина гораздо приземлённее – в конце года подходит время покупать лицензию на зимний лов омуля. И сейчас, когда к завершению подходит действие летней лицензии, всё чаще и увереннее говорят о том, что отлов омуля на Байкале с начала 2017 года будет запрещён полностью и новое разрешение не получит никто. Вообще никто. Казалось бы, для острова это решение – карательное, ведь практические все мужчины Ольхона так или иначе промышляют рыбалкой. Но проблема имеет не только экономическую, но и экологическую составляющую – сами рыбаки говорят, что омуля в Байкале почти не осталось. За последние пять лет добыча упала в разы, а у некоторых профессионально этим занимающихся частных бригад – на порядок. Наш корреспондент Берт Корк побывал на Ольхоне, пытаясь понять, что же происходит в глубинах «славного моря, священного Байкала». Подробности в материале «Рыбы путём нет, на уху не хватает» во вкладке «Иркутский репортёр».

С вами читал газету Альберт Батутис

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector