издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Борис Каратаев: «Мы выполняем свои обязательства»

Электрические сети – одна из тех отраслей, которые крайне чутко реагируют на любые изменения в экономике. Снижение темпов промышленного производства, сокращение выработки, тарифная политика и многие другие факторы не лучшим образом повлияли на работу компании в 2016 году, и без того непростом. Тем не менее ОАО «Иркутская электросетевая компания» построило и запустило несколько крупных объектов, важных и для предприятия, и для региональной энергосистемы, и для экономики в целом. И уже разрабатывает несколько проектов на перспективу. Чем обеспечиваются сегодня устойчивость и развитие компании, поделился генеральный директор ИЭСК Борис Каратаев.

– Региональное диспетчерское управление энергосистемы Иркутской области сообщает о том, что с начала года выросло производство и потребление электроэнергии. Это привело к увеличению объёма передачи по сетям ИЭСК?

– Нет. За девять месяцев поступление энергии в сеть ИЭСК составило 32,7 миллиарда кВт-ч, год назад – 33 миллиарда. Мы зависим в первую очередь от Ангарского каскада гидроэлектростанций, а его загрузку в любом случае определяет последняя ступень. Если Братская ГЭС спокойно может принять любой сток Иркутской – размеры водохранилища это позволяют, – то её сбросные расходы определяет режим работы Усть-Илимской ГЭС, который, в свою очередь, зависит от Богучанской ГЭС. Рост потребления, о котором говорит диспетчерское управление, во многом обеспечила передача из смежных энергосистем. Если за девять месяцев 2015 года сальдо-переток был 2,39 миллиарда кВт-ч, то сейчас он увеличился до 2,8 миллиарда. При этом потери возросли с 1,9 миллиарда кВт-ч до 2,019 миллиарда. Это привело к снижению полезного отпуска. По итогам девяти месяцев он фактически составил 33,331 миллиарда кВт-ч. 

– Как это сказалось на финансовых результатах?

– Не лучшим образом. Выросли потери, чья цена доходила до 1 рубля 70 копеек [за киловатт-час], тогда как в тарифе на их компенсацию заложено 90 копеек. В прибыли из крупных сетевых предприятий Иркутской области осталась только Братская электросетевая компания, мы просели, равно как и «Облкоммунэнерго» с Шелеховской энергосетевой компанией. 

– Как построены отношения с «Облкоммунэнерго»?

– Мы поддерживаем «Облкоммун-энерго». В этой компании исторически наслоились проблемы – сети, объекты находятся в ветхом состоянии, требуется изменение управленческой и финансово-кредитной политики. Есть решение губернатора Иркутской области Сергея Левченко о том, что «Облкоммунэнерго», несмотря на ряд проблем, должно быть и технично функционировать. Есть решение En+ поддержать позицию губернатора. Поэтому мы  в течение полутора лет оказываем содействие в выплате заработной платы сотрудникам «Облкоммунэнерго», участвуем в подготовке этой компании к отопительному сезону, помогаем рассчитываться с кредитами, платежами по налогам и в Пенсионный фонд. 

– Каков, с учётом таких ограничений и незапланированных расходов, объём инвестиционной программы в уходящем году?

– Примерно 3,2 миллиарда рублей. Направления инвестпрограммы те же, что и обычно: около 2,2 миллиарда на обеспечение надёжности, 561 миллион на технологическое присоединение потребителей, 282 миллиона на эффективные и окупаемые проекты, 120 миллионов – на прочие инвестиции. План освоения капитальных вложений в 2016 году – около 3 миллиардов рублей. 

– Какие проекты были реализованы за счёт этих средств?

– Таких объектов, каким в прошлом году была подстанция «Восточная», в этом году, конечно, не было. Тем не менее мы выполнили свои обязательства по энергоснабжению трубопровода «Восточная Сибирь – Тихий океан», который сейчас расширяется. Федеральная сетевая компания должна построить сторону 220 кВ подстанции «Усть-Кут», мы и нефтяники – завести туда свои линии. Иркутская электросетевая компания должна завершить работы к 30 апреля, в установленный срок. Поскольку есть сомнения, что работы по подстанции «Усть-Кут» будут завершены до 30 апреля, к нам уже приходили представители ВСТО и предлагали подключиться отпайками на наши линии. Это будет непросто, но выход мы, надеюсь, найдём. Если говорить про другие значимые объекты, то в 2016 году был введён первый пусковой комплекс системной автоматики отключения нагрузки, САОН. Его центр находится на подстанции «Иркутская», отсюда идут команды на Братскую и Усть-Илимскую ГЭС, наши объекты. Мы реализовали только половину проекта, но уже повысили устойчивость работы линий электропередачи от Иркутска до Братска. Раньше, когда в областном центре действовало несколько электрокотельных 200 МВт, их мощности ставили под автоматику отключения нагрузки. В случае аварийного отключения на  линиях 500 кВ мощность электрокотельных и отдельные генераторы Братской ГЭС использовали для балансировки транзита. После вывода из работы электрокотельных вынуждены использовать мощности потребителей напряжением 6 кВ, работать индивидуально. Этим и займёмся в 2017 году, когда завершим вторую часть САОНа. В 2016 году мы заменили 12 выключателей на подстанции «Шелехово». Завершаем строительство линии 110 кВ «Усть-Кут – Киренск». Надёжность энергоснабжения Киренска теперь повышена вдвое – до него идут две цепи ЛЭП, их одновременное отключение крайне маловероятно. Поменяли трансформаторы на подстанциях «Мельниково» и «Студенческая». Построили новую линию 110 кВ и перевели нагрузку подстанций «Юбилейная» и «Пионерская», которые раньше питались от ЛЭП «Ново-Ленино – Мегет», на линию подстанций «Прибрежная» и «Иркутская». Благодаря этому мы можем больше нагружать транзит от Иркутска до Ангарска. Сейчас активно работаем на перспективу, решаем проблему энергоснабжения участков в районе Турской и Плишкино, которую правительство области отдало для многодетных семей. Но есть проблемы с отводом земельных участков под строительство. Землеотвод – это вообще самая большая проблема, особенно в Иркутске и Иркутском районе. Ещё одна проблема, которая появилась в 2016 году у нас и у строителей в целом, – это экологическая экспертиза всех проектов в границах Байкальской природной территории.  А с Нового года правительство России обязало все корректировки градостроительных и генеральных планов, если требуется возведение линий электропередачи, производить за счёт сетевых компаний. Дело даже не в деньгах – это ещё на полгода увеличивает срок реализации наших проектов. 

– К слову об экологии: недавно прозвучала новость о том, что с осени 2015 года ИЭСК по соглашению с администрацией Иркутска высадила на территории города более 14 тысяч деревьев. С чем это связано?

– При строительстве линии 220 кВ «Иркутская – Восточная» и линий 110 кВ от «Восточной» пришлось снести зелёные насаждения в районе пади Топка и Плишкино. Для того чтобы это компенсировать, с комитетом городского обустройства администрации Иркутска было заключено соглашение о возмещении вреда окружающей среде. По нему необходимо высадить 14 994 саженца взамен 7 497 деревьев и кустарников, вырубленных по трассе ЛЭП. Стоимость работ по договору с «Горзеленхозом» превысила 85 миллионов рублей, они были выполнены в три этапа с сентября 2015 года по ноябрь 2016-го. Деревья и кустарники посадили более чем в 150 местах на улицах, в скверах и парках во всех административных районах города. 

– Возвращаясь к производственным вопросам: в условиях растущих потерь что было сделано для их снижения?

– В первую очередь мы предприняли ряд организационных мер. Это выбор экономически эффективных режимов работы сетей, вывод из эксплуатации их неиспользуемых элементов и сокращение времени ремонтов. С технической точки зрения мы реконструируем сети и развиваем автоматизированную систему учёта. Сейчас количество счётчиков, показания с которых снимаются дистанционно, превышает 44 тысячи, полной автоматизации планируем достичь к 2026 году. Времени не так много, однако мы постараемся успеть. Затраты огромные – 280 миллионов рублей на обустройство системы учёта в 2016 году. За счёт мероприятий по энергосбережению за 11 месяцев мы сэкономили более 74 миллионов киловатт-часов, что при цене киловатт-часа в 1,593 рубля дало снижение затрат на 119 миллионов рублей. При этом мы выявили 29 миллионов киловатт-часов бездоговорного потребления. А сверхнормативные потери в сетях низкого и среднего классов напряжения снижены на 39 миллионов киловатт-часов. Но с учётом ситуации с перетоками, о которой я уже говорил, фактически они уменьшены на 7,5 миллиона киловатт-часов. Надо сказать, что самый большой процент приходится на технические потери в классе напряжения 220–500 киловольт. Это линии, которыми управляет Иркутское РДУ. Мы, со своей стороны, договорились с Институтом систем энергетики СО РАН об исследовании перетоков реактивной мощности по нашим сетям более низких классов напряжения. Они проведут эту работу и выдадут рекомендации по тому, где установить устройства компенсации реактивной мощности. Надеюсь, что, отрегулировав перетоки мощности, мы сумеем значительно сократить технические потери там, где это зависит от нас. 

– Рассматриваете ли сейчас перспективные проекты?

– Мы сегодня работаем над проектом подстанции, которую условно называем «Столбово». Если мы её построим, то решим проблему энергоснабжения пригорода Иркутска в районе Александровского тракта. Разработали схему энергообеспечения поселений вдоль Байкальского тракта практически до Бурдаковки. В связи с этим готовим проект подстанции «Дачная» – это не самое удачное рабочее название, от которого мы откажемся. Мы отказались от прежнего подхода, предполагавшего, что при каждом из четырёх участков Фонда содействия развитию жилищного строительства, которые осваивает «Сибирьэнерготрейд», будет подстанция. В прошлом году запустили «Покровскую» в Пивоварихе, в плане на 2017 год стоит «Новая Лисиха». Но посчитали технику и экономику и поняли, что вместо подстанций в Патронах и Бурдаковке нужно строить «Дачную» на три класса напряжения – 110/35/10 киловольт. Она закроет проблемы Патронов, где уже есть линии 35 кВ, и Бурдаковку, куда ЛЭП можно будет построить по существующим просекам. Если на неё завести «десятки», подстанция обеспечит и энергоснабжение садоводств вокруг. Пока мы работаем над проектом, землёй занимаемся. Сколько времени займёт эта работа, не знаю. Подстанцию мы построим за год. Но земля – это два года.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер