издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Нужно соблюдать баланс между экологией и бизнесом»

Около 2,5 млн туристов посетили Байкал в прошлом году. Значительный рост зафиксирован за счёт гостей из Азии. В этом году ожидается, что их число вырастет ещё как минимум на треть. При этом развитие соответствующей инфраструктуры в Иркутской области и Бурятии остаётся на низком уровне. Отсутствие туалетов, очистных сооружений, портов, пристаней бьёт не только по сфере туризма, но и по экологии Байкальской природной территории. Свои предложения по решению этих проблем выдвигают уже сами представители туриндустрии. На эту тему «СЭ» поговорил с Виктором Григоровым, генеральным директором компании «Гранд Байкал», лидирующей в сфере въездного и внутреннего туризма Байкальского региона.

– В последнее время даже те, кто не связан с туристической индустрией, заметили рост числа туристов. Какие показатели вы ожидаете в новом сезоне?

– В прошлом году произошло перераспределение туристического потока в Байкальский регион. На самом деле, рынок внутреннего туризма на Байкал практически не растёт. Региональный рынок, скорее, даже падает, поскольку доходы населения отстают от роста цен. Но значительный рост фиксируется за счёт туристического потока из Азии – Индии, Таиланда, Кореи и, конечно, Китая. Число туристов с этого направления, скорее всего, в этом году действительно увеличится – на 30–35%.Основные направления остаются прежними – люди едут, как правило, на Ольхон и в Листвянку. Но местная инфраструктура уже не успевает за ростом числа туристов. И это гигантская проблема, которая влияет сразу на два фактора: качество сервиса – оно там крайне низкое, а также экологию региона, которой наносится урон. Помимо этого мы фиксируем чёткий рост туристического потока в южную часть Байкала: помимо КБЖД там оформилось новое направление – от Танхоя до Слюдянки и дальше в сторону Тункинской долины. Хочу отметить, что этот туристический маршрут существовал уже давно, однако появление БЦБК, по сути, поставило крест на этом направлении. Исключением стала только гора Соболиная, поскольку кататься больше было негде. По официальной статистике, летом 2011 года Байкальск посетили 5 тысяч туристов. В 2016 году – 55 тыс. При этом самый большой рост зафиксирован с 2013 года – как раз после закрытия комбината.

– Но в последние годы экологическая проблематика также набирает популярность.

– Безусловно. С одной стороны, у нас давно есть федеральный закон «Об охране озера Байкал» (принят в 1999 году. – Авт.). Сам по себе он хорош – правильный и своевременный. Но это закон непрямого действия – он содержит огромное число подзаконных актов, выпущенных разными ведомствами. Этот документ призван держать баланс между экономикой и сохранением окружающей среды. Но сегодня превалирует экологическая составляющая, однако ожидаемого эффекта это не приносит: в условиях неразвитой экономики экологическая ситуация на Байкале ухудшается. Например, в Листвянке, где туристическая инфраструктура развита лучше, чем в остальных местах, до сих пор нет порта для туристических судов. Но 400 сейчас плавают – они уже загрязняют Байкал. Получается, что запретительными мерами мы ничего не спасём.

– А у представителей туристической индустрии есть предложения, как решить эту проблему?

– Мы видим ситуацию так: должны быть две точки входа для туристического потока, где расположены большие транспортные узлы, – это Иркутск и Улан-Удэ. В этих городах нужно развивать максимально мощную туристическую инфраструктуру. Первые шаги в этом направлении уже есть – к нам «зашли» большие гостиничные сети, существуют свои крупные инфраструктурные проекты. Например, «Квартал 21 века» (большой общественно-жилой комплекс, строительство которого планируется на месте ТЭЦ-2. – Авт.). Следующий вопрос – как распределить приехавших туристов? Если увеличить поток на полмиллиона и всех отправить на Ольхон – это преступление. Поэтому мы предлагаем туристов из Иркутска отправлять в Байкальск, а из Улан-Удэ – в местную Турку. Так появляются две демпферные зоны, где также можно мощно развивать инфраструктуру: строить гостиницы, аквапарки, спортклубы, базы отдыха. Всего в нашем проекте пять таких зон – по всему побережью. Уже из этих точек туристы будут путешествовать по живописным местам Байкала и посещать туристические зоны. Мы в концепте предлагаем 17 таких зон, но их, в принципе, может быть и больше. Там не нужно мощное освоение – лишь ограниченная инфраструктура: трекинговые дороги, смотровые площадки и, возможно, минимальный набор гостиничного бизнеса.

– Кто при принятии этой концепции должен взять на себя задачи по обустройству?

– Весь этот проект должен реализовываться на основе частно-государственного партнёрства, потому что ни один бизнес обустройство такой инфраструктуры не «потянет». Должно быть распределение ответственности. Если говорить об обустройстве инфраструктуры – это задача бизнеса, а вот, например, дороги, подходы – здесь исполнительная власть должна помочь, например, построить нормальный порт в Листвянке, о котором я упоминал, обустроить причалы на всех точках, организовать судоходный туризм.

– Насколько ваша концепция развития туризма соотносится с выдвинутыми ранее проектами?

– Весной 2002 года недельный отпуск в Байкальске провёл президент – он катался на горе Соболиной, провёл ряд совещаний, и это стало толчком для обсуждения развития и сохранения Байкальской территории. Годом позже там провели Зимниаду, впервые была озвучена идея создания ряда особых экономических зон на Байкале – их предполагалось семь: в Байкальске, Листвянке, Турке, Ольхоне, МРС, Максимихе и на севере – там всё должно было быть идеально с точки зрения инфраструктуры. Ещё раньше подобную модель предлагал Владимир Викторович Бережных (бывший начальник департамента туризма администрации Иркутской области. – Авт.) – я от него ещё в конце 1990-х слышал о идее создания сети «приют-кордонов» – визитных центров, которых должно было быть несколько десятков. И туристы двигались бы от одного к другому.

– Что помешало за более чем полтора десятка лет взять предложенные проекты на вооружение?

– Не реализовали их, потому что всегда были ориентированы на туристический поток с Запада и никогда не смотрели на азиатский рынок. Но это объяснимо – уровень жизни в странах этого региона резко вырос только в последнее десятилетие. В итоге в 2016 году с целями туризма из того же Китая выехал 141 миллион человек. Из них только 1289 тысяч приехали в Россию, а в Иркутскую область – 36 тысяч – мизерный процент. Более того, к нам приезжают те туристы, в которых, скажем честно, мы не слишком заинтересованы – сегмент «эконом» – «эконом-минус». Впрочем, у нас появились партнёры, которые готовы работать в другом сегменте потребителей. Мы понимаем: Байкал – сложный механизм, где существуют большие запросы со стороны экологии. Поэтому дешёвого отдыха здесь быть не может. Главная потребность азиатских туристов, как мы выяснили, – это чистый воздух, вода. И понятно, что они не будут варварски относиться к местной природе, если мы сами будем транслировать такой подход. А пока это не происходит – нет туалетов, очистных сооружений, всё тех же нормальных кораблей.

– Какие решения нужны, чтобы ваша концепция могла быть реализованной?

– Три блока. Первый – законодательство: нужно упростить реализацию тех или иных проектов, иначе мы оттолкнём бизнес. Требования могут оставаться жёсткими, но процедура должна стать легче, чтобы экологическая экспертиза не затягивалась до полутора лет. Второе – транспортная логистика. Государство в этом направлении работает хорошо: строительство дороги в Листвянку, улучшение пути до Байкальска и в целом федеральной трассы между Иркутском и Улан-Удэ. Идут проекты у РЖД – на КБЖД планируется строительство пяти обзорных площадок, модернизируется территория – это правильно. Но этого недостаточно. Самое главное – оптимизировать судоходное движение на Байкале. Третий блок касается аэропорта, где сервис по обслуживанию туристов пока оставляет желать лучшего. При увеличении турпотока аэропорт должен подготовиться.

– Перечисленные блоки вряд ли смогут повлиять на настрой противников развития туризма на Байкале из-за наносимого урона для экологии.

– С одной стороны, их нарекания обоснованны. С другой стороны, уверяю, что ни один бизнес не будет действовать себе во вред – он наведёт порядок на своей территории. Кроме того, важно понимать, что экологические требования в Байкальской природной зоне и так запредельные – они просто не соблюдаются. Зачастую потому, что для этого нет условий. Мы должны их создать. Важен баланс, о котором я уже говорил: экономика не должна «проседать» – тогда и экологии будет лучше. Сейчас экономика «подсажена» завышенными экологическими нормами. Их, может быть, даже стоит ослабить, а контроль за их осуществлением сделать жёстче. И потом – территория территории рознь. Байкальск, например, тоже входит в центральную экологическую зону, но мы совершенно чётко понимаем, что там можно построить гостиницы – и это не станет фатальной угрозой для Байкала. Но если говорить про Песчанку, устье Анги или бухту Ая, то там должно быть особо бережное отношение к природе, и да – возможно, там стоит повысить экологические требования. Байкал может стать зоной активного отдыха с дайвингом, альпинизмом, дельтапланеризмом. И, конечно, здесь стоит развивать именно экологический туризм – когда посещение заповедных мест будет осуществляться с минимальным уроном для экологии и природы.

 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер