издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Даю детям задания, ответы на которые они не смогут подсмотреть в Интернете»

Победитель иркутского городского конкурса «Учитель года» Анна Стаценко о профессии, учениках и о себе

Идёт обычный урок истории. Учитель раздаёт запечатанные конверты и предлагает ученикам по запаху определить, что находится внутри. Класс затихает. Конверты переходят из рук в руки. В поисках разгадки обоняние напрягают даже обитатели «камчатки». Хорошенько принюхавшись, дети узнают привычные ароматы перца, корицы. «Это же обычные специи, мы каждый день видим их на кухне. При чём же здесь история?» – загадочные конверты вызвали у учеников интерес. Теперь они готовы внимательно выслушать рассказ учителя про эпоху Великих географических открытий. О своих маленьких открытиях, сделанных вместе с учителем истории и обществознания школы № 11 Анной Стаценко, ребята будут долго вспоминать, делиться ими с родителями и друзьями.

– Анна Валерьевна, учителем истории вы решили стать после того, как прочитали книгу Елены Озерецкой «Звенит слава в Киеве». В каком возрасте это случилось?

– Эта детская книга попала мне в руки сразу, как только я научилась читать. Я до сих пор её храню. Она оформлена такими чудесными картинками, эта книга меня поразила! Я тогда ещё не знала, что есть такой предмет – «история», но поняла, что он мне интересен.

Ещё мне понравилась сама школа. Как организация, как образ жизни. В школе нравилось абсолютно всё. Когда училась, примеряла на себя профессию учителя. Хотя были периоды, когда я хотела стать журналистом. А из предметников выбирала между учителем английского языка и учителем истории. Всё-таки история – как она мне в душу запала, так я её и выбрала.

Лекция начинается с топора

– В вашей семье были педагоги?

– Мой папа, Валерий Трофимович Щербин, преподаватель, в политехническом институте он вёл историю искусства. Ещё занимался архитектурой, в 1980-х годах участвовал в создании опорного архитектурного плана Иркутска. Это тот документ, по которому сейчас развивается город. В нашем доме всюду были фотографии храмов, иркутских домов. Хранилось огромное количество книг. Книги я полюбила с детства.

Мама, Галина Алексеевна, инженер, ещё она подрабатывала: в авиационном техникуме преподавала экономику. Получается, я продолжила семейные традиции…

– Среди ваших учителей были такие, кому хотелось подражать? Кто был для вас примером?

– Примером для меня была учитель истории Роза Александровна Бобровская. Материал она объясняла чётко и понятно. Мы её слушали и записывали самое главное – и так запоминали. Я помню, как мы с одноклассником победили в городской олимпиаде по истории. При этом к испытанию мы практически не готовились: просто сели вместе с учительницей и пролистали учебник, попутно вспоминая основные события и даты.

Роза Александровна разрешала мне проверять тетради – это было для меня особое удовольствие. Я внимательно просматривала работы, ставила оценки. Если были ошибки, писала замечания. Причём я во всём старалась подражать своей учительнице: какое она делала замечание, такими же словами писала я.

Ещё один пример – мой папа. Я бывала на его лекциях. Помню, как однажды он вёл занятие для архитекторов, это были курсы повышения квалификации. В аудиторию зашёл папа, поставил портфель на стол и достал оттуда топор! Так небанально началась лекция о деревянном зодчестве Иркутска. Я думаю, специалистам надолго запомнился образ, который создал преподаватель.

В своей работе я постаралась взять от моих учителей самое ценное. Я считаю, каким бы способом дети не пришли к решению задачи, на уроке они должны услышать от учителя чёткое и понятное объяснение. За эту науку я обязана своей учительнице по истории. Роза Александровна не была эмоциональным человеком. А вот принцип, что занятие должно быть ярким, запоминающимся, я переняла у папы.

Запах истории

– Ваш путь к осуществлению детской мечты был долгим? Вы ведь не сразу пришли в школу.

– Я с красным дипломом окончила исторический факультет Иркутского госуниверситета, осталась на кафедре истории России. Места в аспирантуре не было, и я как соискатель работала в лаборатории изучения истории Сибири. В 1990-х годах, когда начались проблемы с выплатой зарплаты, ушла работать секретарём в газету «Номер один». Там встретила своего мужа, вышла замуж, родила четверых детей. Мой декретный отпуск затянулся на 12 лет. В школу я пришла, когда появилась возможность выйти на работу. Уже 12 лет работаю учителем. Преподавать, заинтересовывать – это мне всегда нравилось.

– Ваши ученики с восхищением рассказывают об уроках истории. Например, однажды вы раздали детям конверты и попросили по запаху определить, что внутри. Тогда вы их здорово заинтриговали!

– Да, это были конверты со специями – мы могли почувствовать запахи Великих географических открытий.

– Поделитесь своими находками, которые помогают сделать урок ярким и необычным.

– История – это тот предмет, который должен быть интересным. У нас такие жёсткие требования к экзаменам, историю сдавать очень сложно. Например, учебник 11 класса содержит 10,5 тысячи дидактических единиц – это термины, имена, даты. На один параграф приходится 150 единиц. Запомнить всё просто невозможно. Может быть, это звучит кощунственно, но я говорю так: дети не могут знать историю, они должны её любить. Я даю самые яркие моменты, их потом можно дополнить новыми знаниями, если это будет необходимо.

На уроках я часто использую игровые методы. Вместе с детьми можем устроить театрализованное представление. Например, вариант для темы «Крещение Руси»: разыгрываем сценку, когда князь Владимир принимает послов, каждый из них хвалит свою веру. Через эти образы дети запоминают материал. Или ученик изображает Эдуарда II, он надел корону и начинает читать указ. Ребёнок мгновенно преображается, держит осанку, чувствует себя королевской особой.

– На ваш взгляд, что самое главное, чему должен научить преподаватель истории?

– Я считаю, самое главное – научить любить Отечество. Когда заниматься патриотическим воспитанием, если не во время уроков истории? При современной загруженности на классных часах не всегда хватает времени для обстоятельных бесед. Зато на своих уроках я стараюсь не просто передать сумму знаний о датах и событиях (это тоже важно), но и связать прошлое с современными событиями, вывести на нравственные темы. Думаю, учитель не может отказаться от функции воспитания и только обучать. Я на своих уроках воспитываю учеников.

– Поддаются?

– Я беру ребят с пятого класса. И если из года в год мы говорим с ними об определённых ценностях, то рано или поздно они начинают разделять эти ценности. Надо только с детьми разговаривать откровенно, честно отвечать на вопросы. Давать информацию на уровне, доступном ребёнку. Чаще всего уроки я провожу в форме эвристической беседы. Дети задают вопросы – я отвечаю. Я задаю вопросы – они отвечают. В таких беседах рождается понимание. И я вижу, какая работа происходит в душах моих учеников. Для меня это очень ценно.

«У них нет тормозов. Они креативные»

– По вашим наблюдениям, за те 12 лет, которые вы работаете в школе, дети сильно изменились? Многие педагоги сетуют на то, что школьники стали меньше читать, чрезмерно увлекаются Интернетом.

– Знаете, дети всегда одинаковые. Они хотят, чтобы их любили, понимали, чтобы с ними общались. Я считаю, не надо навязывать свои ценности молодёжи, ценностями надо делиться. Не стоит сравнивать, как было в наше время, и стараться показать, что раньше было лучше. В наше время ведь тоже не все читали. И сейчас есть читающие дети. Я думаю, соотношение осталось примерно на том же уровне.

Мне современных детей жалко. Доступность информации часто не идёт им на пользу. Например, классу дали контрольную работу. Дети тут же под партой в телефоне нашли готовые решения, списали, а завтра уже ничего не помнят.

Раньше учитель был единственным носителем информации. Сейчас на педагога уже так не реагируют. Обилие информации вырабатывает у детей защитную реакцию, они не хотят слушать учителя. Многие дети не считают, что педагог в состоянии сообщить им что-то новое, чего они не могут узнать в Интернете.

– Ваши ученики, я полагаю, так не думают?

– Я надеюсь на это.

– Как вы используете Интернет в обучении?

– Даю детям задания, ответы на которые они не смогут подсмотреть в Интернете. Например, прошу поразмышлять на тему, какая есть связь между белкой, восточными славянами и хазарами. Есть такая теория: решение изобретательских задач. Я часто пользуюсь этим приёмом на уроках. Вместе с детьми мы формируем различные гипотезы. Очень интересно проходят дискуссии, каждая группа защищает свою гипотезу. Потом уже в Интернете они могут найти информацию и на её основе подтвердить или опровергнуть ту или иную гипотезу.

Интернет – это вещь великая, его надо использовать. Хотя, как показывает практика, информацию в Интернете дети искать не умеют.

– Педагоги и психологи часто негативно высказываются о так называемом «клиповом» сознании. Вы разделяете эту оценку?

– Современным детям нужно больше наглядности, требуется чаще переключать внимание. Это данность, здесь педагог мало что может изменить. Значит, «клиповое» сознание нужно заставить работать на учёбу!

Люди старшего поколения говорят: у детей нет глубоких знаний. Зато молодёжь может генерировать новые идеи, давать версии, порой неожиданные и очень интересные. У них нет тормозов. Они креативные. Это замечательно!

– Как в новых обстоятельствах, по вашему мнению, меняется роль учителя?

– Если мы откроем Атлас профессий будущего, который подготовили бизнес-школа «Сколково» и Агентство стратегических инициатив, там профессию «учитель» мы не найдём. Есть профессия «тьютор». Для меня это катастрофа. Я считаю, в культуре живут святые понятия – мама, учитель. Если уйдёт профессия учителя, с кого дети будут брать пример? Кто их, кроме родителей, будет воспитывать?

Меняется роль учителя на уроке. Педагог должен не читать лекцию, а дать возможность ученикам самим найти информацию: в учебнике, в общении друг с другом. Но совсем исключать роль учителя, на мой взгляд, неправильно. Педагог должен объяснить, нацелить на выполнение задания, подвести итог. Он не может самоустраниться. А тьютор – это как раз человек, который исполняет роль наблюдателя за процессом получения знаний. Нравственного компонента в этой функции нет.

Встать в пять утра. Помолиться Богу

– Расскажите, как вы готовитесь к урокам?

– Читаю и готовлюсь к урокам всегда, постоянно. Для того, чтобы провести урок интересно, одного учебника, конечно, недостаточно. Читаю много книг, сейчас практически не уделяю внимание художественной литературе. Изучаю только научную литературу, причём именно по истории. Погружение в материал даёт ту самую лёгкость, которая позволяет раскрывать детям самые сложные картины истории.

Материал я собираю по крупицам. Например, в нашей школе заболела учительница, меня попросили провести для 11 класса уроки обществознания. Тема: «Семья». Поскольку эту тему я готовила «с нуля», на неё у меня ушло три часа времени. Зато урок получился насыщенным: мы с ребятами и опрос провели, и традиционную русскую семью сравнили с современной. На уроке каждый ученик представил себя в роли супруга, ответил на важные вопросы: «Сколько детей ты хотел бы иметь?», «Как относишься к супружеской измене?», «Обязательно ли паре заключать официальный брак?»

– Как вы защищаетесь от профессионального выгорания?

– Видимо, настолько внутри я ощущаю себя на своём месте, чувствую себя востребованной. И это осознание помогает мне жить, нести позитивный заряд. Иногда молодые учителя просят поделиться секретом продуктивности. Когда я отвечаю, что нужно встать в пять часов утра, помолиться Богу, мне не верят. Но это правда. Я верующий человек и чувствую поддержку свыше. Например, я могу лечь в час ночи и встать в пять утра без будильника, если мне нужно сделать что-то интересное для урока. Потом я весь день полна энергии.

Все годы работы я вставала в пять. У меня не так много лет педагогического стажа, всё приходилось нарабатывать практически с нуля. Раннее утро – самое благоприятное время для работы. Вечером я тоже берусь за подготовку, но больше люблю утренние часы. Тихо, ничего не отвлекает. Помню, однажды готовила классный час по повести Валентина Распутина «Последний срок». Постаралась составить занятие так, чтобы ученики максимально прониклись чувствами матери, которая позвала детей проститься. Сама не заметила, как, переживая за старуху, расплакалась. Только утром возможна такая атмосфера. Нынче первый год стала подниматься в шесть, но, если нужно подготовить что-то особенное, мой день начинается в пять утра.

– Кроме ранних подъёмов и молитвы что вас питает? Кто поддерживает?

– Меня питает любовь моих близких. Моя мама, ей сейчас 79 лет, во всём помогает мне. В семье нас две сестры. Так получилось, что мы обе многодетные матери. У меня четверо детей, и у сестры столько же. Так вот, мама помогает нам обеим. Я могу полностью посвящать себя работе. Если болеют дети, с ними находится мама, они под присмотром. И, конечно, муж меня очень любит и поддерживает.

– Как дети относятся к вашей занятости, к тому, что маму приходится делить с учениками?

– Внимания семье я уделяю мало. В то же время все мои дети – это мои ученики. Старшему сыну, Николаю, 23 года, он уже закончил школу, получил юридическое образование. Сейчас получает второе высшее, одновременно работает тренером детской хоккейной команды. Я его готовила к экзаменам. Так что моя профессия очень нужна для моей семьи. Старшая дочь – Надежда, ей 20 лет, закончила православную женскую гимназию. Она учится в лингвистическом институте, уже преподаёт испанский язык. Тоже преподаёт, как говорят, интересно. Младшему сыну, Егору, 12 лет, младшей дочери, Оле, – 8. Егор у меня учится. С одной стороны, я много времени уделяю работе, с другой стороны, эта работа на семью. Всё интересное рассказываю своим детям, развиваю их. Хотелось бы больше времени с семьёй проводить, но у нас есть летние каникулы.

– Как вы решились пойти на конкурс «Учитель года»? Как готовились к нему?

– Меня, кроме истории, в профессиональном смысле не интересует ничего. Мне сложно, к примеру, на педсовете выступить по какой-то теме, которая не касается моего предмета. Это вообще не моё. Лет пять назад мне предлагали пойти на конкурс, я категорически отказалась. Не чувствовала в себе достаточно профессионализма, уверенности. В ноябре прошлого года директор школы Тамара Петровна (Свидина. – Ред.) предложила участвовать, и я решила попробовать. В этот раз знала, что могу уже что-то показать.

Поскольку к каждому своему уроку я готовлюсь, как на конкурс, то и особой подготовки не было. Правда, нужно было написать эссе, снять видеоролик, это было сложно. А вот с подготовкой урока, выступлением с рассказом о моей методике, технологии трудностей не было. Это было для меня легко.

– Поделитесь впечатлениями от конкурса. Какой момент был для вас самым эмоциональным?

– Комиссия была настроена очень доброжелательно. В жюри находились люди, которые не в теории, а на практике знают работу учителя, – преподаватели, учителя лицеев. Самым эмоциональным для меня был момент, когда я проводила урок. Я волновалась, так как занятие нужно было провести в другой школе, в незнакомом классе. Важно было с первых минут урока установить контакт с детьми. Я считаю, у меня это получилось, дальше вела урок с удовольствием. И детям понравилось.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер