издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Естественно, поставка из России»

Спор о строительстве монгольских ГЭС сводят к соображениям экономики

Поставка электроэнергии из России обойдётся Монголии дешевле, чем строительство ГЭС для её выработки в бассейне Селенги. Об этом напомнили участники заседания Межведомственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал, состоявшегося в Иркутске в начале февраля. Глава Республики Бурятия Алексей Цыденов, в частности, подчеркнул, что при заключении долгосрочного договора на поставку электричества «цена корректируется». В Министерстве энергетики РФ отмечают, что экспорт осуществляется по рыночной стоимости, а конкретные условия соглашения о нём «определяются в ходе переговоров» и «зависят от позиции монгольской стороны». А эксперты из числа учёных добавляют, что помимо экономических расчётов необходимо учитывать политические соображения – стремление соседней страны обеспечить энергетическую безопасность.

Альтернативы строительству гидротехнических сооружений в бассейне Селенги на территории Монголии – в первую очередь электростанций «Шурэн», «Эгийн-гол» и «Чаргайт» – рассмотрят на ближайшем заседании Российско-Монгольской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Как сообщил журналистам министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской, его планируют провести в конце марта. Альтернативные предложения, которые на нём представят, – часть исследования по оценке потенциальных последствий строительства плотин на экосистему Селенги и Байкала, которое в 2016-2017 годах провели эксперты Сибирского отделения Российской академии наук по заказу Информационно-аналитического центра развития водохозяйственного комплекса Минприроды. «Работу выполняли наши учёные и монгольские», – подчеркнул Донской, однако официально исполнителями являются Институт систем энергетики имени Л.А. Мелентьева СО РАН и Институт общей и экспериментальной биологии СО РАН под эгидой Иркутского научного центра СО РАН.

Учёные пришли к выводу, что повышение расходов Селенги зимой негативно повлияет на популяцию омуля, нерестящегося осенью, и приведёт к «уменьшению количественных характеристик отдельных видов гидробионтов». «Альтернатива – это, естественно, поставка энергии из России, – отметил министр природных ресурсов. – Понятно, что у строительства ГЭС есть экономика, но есть и [экологические] последствия. Мы постоянно обращаем внимание монгольской стороны на то, что они будут негативными, поэтому любое решение нужно взвешивать с точки зрения влияния на Байкал. И мы в обязательном порядке обозначим монгольской стороне, что есть альтернатива. И постараемся объяснить, что есть более эффективный способ траты монгольских в том числе денег, чем городить такие монструозные проекты».

От миллионов к миллиардам

Экспорт электричества из России, если исходить из годового отчёта ПАО «Интер РАО», в 2016 году составил около 300 млн кВт-ч. «Фактически на сегодняшний день есть расчёты, которые подтверждены Минэнерго и «Иркутскэнерго», о том, что существующие ЛЭП с их увеличенной пропускной способностью и дополнительной модернизацией гораздо более эффективны, чем строительство каких-либо генерирующих мощностей в Монголии», – заявил научный руководитель ИНЦ СО РАН, директор Института динамики систем и теории управления имени В.М. Матросова СО РАН Вячеслав Бычков. В Минэнерго на запрос «Сибирского энергетика» ответили, что в 2013–2015 годах ПАО «ФСК ЕЭС» реализовало ряд технических мероприятий, которые позволили увеличить максимально допустимый переток мощности по двухцепной воздушной линии 220 кВ «Селендума – Дархан» со 175 до 245 МВт. Помимо этого, в Системном операторе Единой энергетической системы России подтверждают возможность увеличения пропускной способности действующих электрических связей за счёт установки противоаварийной автоматики. «Пропускная способность действующих межгосударственных линий позволяет осуществлять экспортную поставку в Монголию в объёме до 1,5 млрд кВт-ч в год при равномерном графике поставки, – констатируют в Минэнерго. – В последние годы потребность монгольской стороны в электрической энергии не превышает 300 млн кВт-ч в год».

Импорт электричества в Монголию в целом, по данным Международного энергетического агентства, в 2015 году превысил 1,4 млрд кВт-ч при собственной выработке 5,5 млрд кВт-ч. Львиную его долю обеспечил Китай. На российскую компанию – АО «Восточная энергетическая компания», которое входит в состав «Интер РАО», – пришлось всего 284,45 млн кВт-ч от общего объёма поставок. Других поставщиков электричества в Монголию нет. При этом его импорт с начала XXI века вырос почти в восемь раз: в 2000 году он составлял всего 181 млн кВт-ч. На фоне его непрерывного увеличения поставки из России в последние годы сокращаются. Если в 2013 году – на пике – их объём составил 413,6 млн кВт-ч, то к 2016 году он снизился на четверть.

«По рыночным ценам»

Контракты на поставку электричества в Монголию, отмечают в Минэнерго, обычно заключаются на каждый год. Установленная в них цена является «коммерческой информацией», однако приобретение электроэнергии для её поставки в соседнюю страну, добавили в министерстве, «осуществляется по рыночным ценам, как и для прочих российских потребителей». В отчёте «Восточной энергетической компании» за 2014 год (он опубликован в открытых источниках последним, впоследствии часть данных из него включили в годовые отчёты «Интер РАО») сказано, что выручка от реализации 390 млн кВт-ч в Монголию составила почти 1,134 млрд рублей.

«Поставки приходятся на пиковые часы, когда действует самая высокая стоимость электроэнергии, – уточнил Цыденов. – Но при заключении долгосрочных соглашений с фиксированными объёмами поставки цена корректируется». По словам главы Бурятии, к настоящему времени Минэнерго подготовило проект соглашения, который «находится на согласовании» и «согласован, кроме одного пункта». В самом министерстве сообщили, что договор на текущий год уже заключён «практически в тех же объёмах, что и на прошлый». Подписание же долгосрочного соглашения и время его действия «зависят от монгольской стороны».

«По нашим расчётам, цена поставки из России будет в любом случае ниже того, что будет произведено в Монголии, – заключил Цыденов. – Даже на ГЭС. У них сейчас нет дополнительных крупных потребителей, то есть нет и необходимости строить крупную генерацию». Донской, в свою очередь, указал на высокую стоимость гидротехнических сооружений в бассейне Селенги и недостаток в кредиторах, готовых вложить средства в проекты, реализация которых чревата негативными последствиями для Байкала. «Но мы с вами понимаем, что есть экономика, а есть политика, – резюмировал Бычков. – И аргумент, который звучит со стороны наших коллег и с которым нельзя не согласиться хотя бы с точки зрения возможности его заявления, – это энергетическая безопасность страны. Одно дело, если мы получаем энергоресурсы из-за пределов своей страны, другое – если генерируем их сами, пусть и дороже».

 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер