издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Мы везде стараемся получить два эффекта»

Олег Причко – об итогах работы «Иркутскэнерго» в 2017 году и планах на перспективу

Рынок электроэнергии обошёлся без ценовых скачков, но ПАО «Иркутскэнерго» в прошлом году продемонстрировало рост всех ключевых показателей работы. «Задачи, которые совет директоров перед нами поставил, мы выполнили, – подводит его итоги генеральный директор компании Олег Причко накануне годового общего собрания акционеров. – Выполнили взятые на себя обязательства отработать надёжно, уверенно и устойчиво». Этому способствовали продолжающаяся работа над сокращением издержек, профессионализм сотрудников и постепенная планомерная модернизация основного оборудования.

– Каким для компании был 2017 год?

– Год мы отработали вполне успешно. Задачи, которые совет директоров перед нами поставил, мы в целом выполнили, хотя они были очень непростыми. Но совет директоров простые задачи никогда не ставит. С удовлетворением отмечу, что каждый член нашего коллектива на своём месте выполнил всё, что требовалось. «Иркутскэнерго» – один из крупнейших налогоплательщиков и работодателей региона, значимая компания с точки зрения участия в его социальной жизни. На мой взгляд, в прошлом году мы сработали хорошо, а главное – надёжно, уверенно и устойчиво, что важно для всей Иркутской области

– Если перевести результаты в конкретные цифры, каковы они?

– Бизнес-план предусматривал среди прочего прирост выручки. Она составила 85 миллиардов рублей, EBITDA (прибыль до вычета расходов по выплате процентов, налогов, износа и начисленной амортизации. – «СЭ») – почти 30 миллиардов, чистая прибыль – 22,3 миллиарда рублей. Это очень хорошие результаты.

– За счёт чего их удалось добиться? Конъюнктура на рынке электроэнергии, если не ошибаюсь, не была для этого достаточно благоприятной.

– Мы почти два десятилетия целенаправленно работаем с издержками. И эта работа с каждым годом становится всё более значимой. Активно внедряем то, что в оригинале называется «производственная система «Тойота», но более известно просто как «производственная система». То есть выявляем неэффективные процессы и либо исключаем их вообще, либо переводим в логику эффективности. Эта работа у нас ведётся, она продолжается и будет продолжаться, потому что мы по-прежнему хотим быть лидерами по издержкам.

– То есть по их сокращению?

– «Лидер по издержкам» – это термин из учебника по менеджменту. Он обозначает компанию с лучшими – то есть минимальными – издержками в отрасли. Возвращаясь к нашим финансовым результатам, нужно отметить, что мы неплохо работаем на биржевых площадках. В «Иркутскэнерго» трудится профессиональная команда, успехи которой на рынке электроэнергии – а там почти десяток торговых площадок – в придачу к другим факторам позволили заработать дополнительные деньги. Мы по-прежнему одна из наиболее надёжных компаний.

Что это означает? Существует коэффициент готовности, который учитывается на рынке. Если у одной из электрических станций по каким-то причинам возникает отклонение от диспетчерского графика, то на балансирующем рынке – отдельной биржевой площадке, которая функционирует в разрезе 15 минут, – возникает спрос на услугу по балансированию, сглаживанию этого отклонения. «Иркутскэнерго» – один из наиболее эффективных операторов на балансирующем рынке, наши мощности регулярно привлекают для этого. Мы профессионально работаем и на всех остальных торговых площадках оптового рынка электроэнергии.

– «Совет рынка» постоянно говорит о необходимости повышения платёжной дисциплины потребителей, а его данные свидетельствуют о том, что долги перед поставщиками постепенно растут. Насколько проблема задолженности актуальна для «Иркутскэнерго»? Какие меры компания принимает для того, чтобы её решить?

– Долг перед компанией составляет порядка 12 миллиардов рублей, мы по-прежнему остаёмся одним из крупнейших кредиторов в Иркутской области. Как и прежде, большой пласт работы приходится на население. Но задолженность физических лиц не совсем показательна. Она во многом связана не с неплатежами, а с тем, что есть категории людей, которые несвоевременно подают показания приборов учёта. Поэтому для максимального удобства потребителей мы предлагаем широкий набор возможностей для оперативной передачи данных.

На сайте «Иркутскэнергосбыта» у каждого потребителя есть «Личный кабинет», где можно зафиксировать текущие показания приборов учёта, существует множество возможностей заплатить за потреблённые ресурсы. Но эти удобные инструменты ещё не всеми используются. При этом есть регламенты, которые задали правительство России и специально уполномоченные службы – Федеральная антимонопольная служба в нашем случае. Согласно им, любое физическое лицо обязано оплатить оказанные услуги не позднее 10 числа месяца, следующего за расчётным.

Чтобы внести плату, нужно знать сумму, а для этого – передать поставщику показания приборов учёта до 27 числа текущего месяца. Но есть те, кто это своевременно не делает. Что происходит в таком случае? Возьмём, к примеру, апрель – зима только что прошла, но ещё не настолько тепло, чтобы люди, у которых в частных домах есть электрообогрев, его отключили. Если они вовремя не подают показания счётчиков, то для платёжной квитанции считается среднее значение за предыдущие три месяца, такой порядок прописан законодательно. Зимой человек фактически потреблял четыре тысячи киловатт-часов в месяц, а в апреле – полторы. Он за эти полторы тысячи и заплатил, но, если не передал показания приборов учёта, объём потребления будет рассчитан по замещающему порядку, на потребителе возникнет долг ещё за две с половиной. Если и за эти полторы не заплатил, то ему продолжают рассчитывать плату по тому же среднему значению. Даже летом, когда реальное потребление не превышает 200–300 кВт-ч в месяц. Так предписано законодательно.

Проблема задолженности возникает только из-за того, что собственник жилого помещения несвоевременно подал показания приборов учёта. На это мы постоянно обращаем внимание потребителей. Своевременная передача показаний приборов учёта поможет обеим сторонам исключить подобного рода долги.

– Теплоснабжение, в отличие от производства и реализации электричества, остаётся, за редким исключением, убыточным бизнесом. Что «Иркутскэнерго» предпринимает для минимизации убытков?

– Мы не случайно постоянно целенаправленно работаем с нашими издержками. Потому что тарифы на тепло у «Иркутскэнерго» исторически самые низкие в стране. При этом генерирующее и сетевое оборудование одинаковое и у нас, и у наших коллег. Себестоимость получается сопоставимой, а выручка различается. Скажем, в соседних регионах тарифы, установленные для ТЭЦ, в полтора раза выше, чем у нас. Корректируют их в рамках предельного темпа роста, одинакового для всей страны. Тот, кто работает эффективнее и у кого за счёт этого тариф ниже, оказывается в уязвимом положении. И наше отставание от других компаний только растёт.

– С чем связаны надежды на изменение сложившейся тенденции? Методика альтернативной котельной, которую ввели на законодательном уровне прошлым летом, может изменить существующее положение дел?

– Правительство страны эту ситуацию видит. Ровно в этой логике и появилась тема альтернативной котельной. Идея в том, чтобы потребитель увидел разницу между существующими условиями теплоснабжения и возможными в том случае, если он сам или кто-то другой решит составить нам альтернативу. С другой стороны, это и определённый маркёр для поставщиков, которые в мечтах приблизились к гораздо более высокому тарифу, но должны понимать, что, как только он достигнет предельного уровня, есть риск потерять потребителя вообще, потому что для него станет экономически обоснованным переход на альтернативный источник теплоснабжения.

На сайте Министерства энергетики России есть официальный калькулятор. Эта планка чётко определена для каждого региона. То есть цена альтернативной котельной – это не какое-то эмпирическое значение, а конкретная величина. Предусмотрено, что переход на неё будет не моментальным, а постепенным и равномерным, растянутым на несколько лет.

– Плюс к тому он возможен только при наличии утверждённой схемы теплоснабжения, согласии муниципальных и региональных властей…

– Конечно, есть определённые процедуры. При этом власти, особенно в территориях, где эксплуатируются объекты малой энергетики, прекрасно понимают, что зачастую проблемы надёжности теплоснабжения связаны с недофинансированием отрасли. Руководители муниципальных образований, субъектов Российской Федерации и всей страны прекрасно понимают, что его не должно быть. Если мы хотим модернизировать оборудование и внедрять новые технологии, в тарифной выручке должны быть заложены определённые деньги.

– Какова у «Иркутскэнерго», скажем так, потребность в модернизации генерирующего оборудования тепловых электростанций?

– Всё зависит от того, чего мы хотим. Если нам нужно надёжное и бесперебойное теплоснабжение, то его обеспечивает и ТЭЦ-1, которая построена на оборудовании тридцатых годов прошлого века – котлах «Буккау», вывезенных из Германии в качестве репараций. Технологически оно устарело, но работает очень надёжно. Сравнивать его с современными агрегатами – это как поставить «Жигули», допустим, рядом с «Тойотой»: перемещение в пространстве обеспечивают обе марки, но по комфорту и экономичности они не сравнимы. Поэтому, если мы говорим только о надёжности, надо поддерживать то, что есть, до бесконечности. Но если наша цель – «надёжность плюс экономика», если мы хотим, чтобы себестоимость ресурсов была как можно ниже и росла меньшими темпами, чем инфляция, то это другая задача.

Опять же нужно понимать, чего мы хотим, насколько это целесообразно и обосновано. Современное оборудование стоит дорого. На сегодняшний день котло- и турбоагрегаты «Иркутскэнерго» абсолютно исправны. Об этом говорят показатели надёжности, которые фиксируем даже не мы, а Системный оператор [Единой энергетической системы России]: коэффициент готовности у нас один из самых высоких в стране.

С точки зрения повышения экономичности, конечно, есть над чем работать. Но без глобальных изменений – допустим, смены вида топлива, роль которого у нас играют местные энергетические угли, – менять котельное оборудование оснований нет. Если говорить про турбины, то понятно, что есть узлы, которые можно было бы заменить для ещё большего повышения надёжности. Но необходимости в масштабной глубокой модернизации основного генерирующего оборудования ТЭЦ «Иркутскэнерго» – это чуть больше сотни котлоагрегатов и около ста турбоагрегатов – нет.

– К слову о поддержании надёжности работы оборудования. Каковы планы на ремонтную кампанию 2018 года? Изменились ли они по сравнению с прошлым годом?

– Ремонтная кампания уже началась. Набор работ формировался в той же логике, что в прошлом и позапрошлом годах. Источники финансирования совет директоров утвердил в составе бюджета. Объёмы ремонтного фонда и фонда инвестиций не были снижены. Поэтому нет никаких опасений по части надёжности нашей работы в следующем отопительном сезоне.

– Какие инвестиционные проекты будут реализованы?

– Продолжается проект по замене рабочих колёс гидроагрегатов Усть-Илимской ГЭС. В этом году мы заменим четвёртое – завершающее – колесо. Оно уже на станции. В прошлом году мы провели конкурсные процедуры и выбрали поставщиков для замены трёх гидроагрегатов с опционом на четвёртый на Иркутской ГЭС. Сейчас готовится конструкторская документация и формируется перечень проектно-изыскательских работ. Мы продолжаем второй этап проекта по переносу тепловых нагрузок с ТЭЦ-1 на ТЭЦ-9. Нагрузку в горячей воде мы перевели несколько лет назад, сейчас переносим нагрузку в паре. По графику проекта мы будем заниматься этим в нынешнем году и в следующем. Кроме того, в прошлом году мы начали прорабатывать вопрос по переносу нагрузки с Галачинской котельной на ТЭЦ-6 в Братске. В настоящее время готовим технико-экономическое обоснование проекта, потом будем принимать решение по дальнейшим шагам.

– Реализация перечисленных проектов способствует и снижению выбросов парниковых газов, за которое компания удостоилась победы в одной из номинаций первого конкурса «Климат и ответственность – 2015». Что было сделано в этой области за два прошедших с вручения награды года и что делается сейчас?

– Мы по-прежнему следим за удельными расходами топлива при производстве тепловой и электрической энергии, контролируем их, управляем ими. Это нам выгодно вдвойне. Во-первых, это экологические показатели, во-вторых – соображения экономики. Чем меньше топлива мы тратим на производство единицы продукции, тем выше наша эффективность с точки зрения себестоимости.

С другой стороны, мы очень тщательно и серьёзно работаем над экономией воды – ещё одной существенной составляющей в производстве тепловой энергии. Это тоже вносит вклад в охрану природы и минимизацию издержек. Мы везде стараемся получить два эффекта.

Проекты по замене рабочих колёс на Усть-Илимской ГЭС и гидроагрегатов на Иркутской, в свою очередь, направлены на снижение выработки ТЭЦ. Причём выработки в конденсационном цикле, когда производится только электроэнергия, а не в теплофикационном, при котором генерируется ещё и тепло, так что экологические показатели распределяются на два продукта. Также тиражируем опыт Усть-Илимской ГЭС по использованию тепловых насосов.

Идея в том, чтобы задействовать тепло от охлаждения трансформаторов для обогрева административных зданий и не использовать наши электрические котельные для собственных нужд. Ведь электрокотельная подразумевает поставку электричества, а это означает, что в энергобалансе есть и угольные электростанции. Снижая потребление энергии, мы сокращаем их конденсационную выработку.

В Усть-Илимске от использования электрокотельных полностью отказались. Сейчас мы прорабатываем проект по установке теплового насоса на Братской ГЭС. В проекте по переносу тепловой нагрузки на ТЭЦ-9 мы тоже ставим целью снижение выбросов: ТЭЦ-1 надёжна, но при этом работает по устаревшей технологии и менее экономична. С переводом нагрузки повысится доля теплофикационной выработки ТЭЦ-9.

Кроме того, с точки зрения экологических улучшений ведётся большая работа по поиску и устранению потерь в тепловых сетях. Для этого мы задействуем современное оборудование и материалы. В Ангарске, в частности, у нас есть цех по производству предизолированной трубы. Кроме того, вместе с «Байкалэнерго», властями города и области мы обсуждаем строительство теплотрассы по улице Баррикад в Иркутске.

Это позволит закрыть порядка 20 мелких муниципальных котельных, удельные выбросы которых в несколько раз выше, чем у ТЭЦ. Кроме того, Министерство обороны в прошлом году передало на баланс города мазутную котельную в микрорайоне Зелёный вместе с тепловыми сетями, которые находятся в плачевном состоянии вкупе с уровнем воздействия на экологию и потерями при передаче тепла. Сегодня есть возможность построить магистральный трубопровод до Зелёного и вообще закрыть эту котельную. Эту задачу мы с администрацией города прорабатываем, у нас обоюдное желание её решить.

Таким образом, реализация мероприятий в ближайшие пять лет позволит сократить эмиссию парниковых газов примерно на 700–750 тысяч тонн. При этом на 2018 год запланировано её снижение примерно на 200 тысяч тонн. Это те задачи, которые стоят перед нами, и, конечно, мы будем работать над тем, чтобы достигнутые результаты сделали компанию ещё более эффективной и надёжной.

 

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер