издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Принять нагрузку на себя

О значимости ТЭЦ-9, которая отмечает 55-летие, рассказывает её директор Александр Цветков

ТЭЦ-9 уже несколько лет снабжает теплом Ангарск, а в ближайшие годы станет и единственным поставщиком пара для городской промышленности. Это означает, что по загрузке она войдёт в число лидеров Иркутской энергосистемы. О том, какие резервы у станции есть для ещё более надёжной, экономичной и экологически эффективной работы, рассказывает директор ТЭЦ-9 Александр Цветков.

– Какое значение станция играет сегодня в системе теплоснабжения Ангарска?

– ТЭЦ-9 проектировалась для нужд города и нефтеперерабатывающего комбината. Сейчас наша основная задача – это снабжение Ангарска теплом и горячей водой. На это приходится примерно 75% нашей тепловой нагрузки. Оставшиеся 25% – это промышленные предприятия. Горячая вода идёт на Ангарский нефтехимический и Ангарский электролизный химический комбинаты, Ангарскую и Мегетскую птицефабрики, АО «Тепличное» и другие. Пар мы подаём на нефтеперерабатывающий завод, старую площадку АНХК пока обеспечивает ТЭЦ-1.

– Какова при этом выработка станции и как она менялась в течение последних нескольких лет?

– Производство электричества выросло с 1,4 миллиарда киловатт-часов в 2011 году до 2,017 миллиарда киловатт-часов в 2017 году. Выработка тепла в горячей воде за то же время увеличилась с 2,6 миллиона до 3,177 миллиона гигакалорий. Это произошло потому, что мы взяли отопительные нагрузки ТЭЦ-10 и ТЭЦ-1. Отпуск пара не меняется и держится в районе миллиона гигакалорий.

– Производство горячей воды выросло за счёт передачи нагрузки с ТЭЦ-1, точнее, с участка № 1 ТЭЦ-9?

– Не только. В 2011 году мы забрали нагрузку ТЭЦ-10, которая обеспечивала теплом юго-западную часть города, а также АО «АЭХК», посёлок Мегет, Ангарскую и Мегетскую птицефабрики, АО «Тепличное». Для этого в район Ангарского электролизного химического комбината построили теплотрассу № 6 протяжённостью примерно 10 километров. В сетевой воде мы взяли на себя нагрузку до 350 гигакалорий в час. Позже, в 2016 году, мы запустили четырёхкилометровую тепломагистраль № 1 и забрали тепловую нагрузку с ТЭЦ-1. Это старая часть города, посёлки Китой, Шеститысячник и Цемзавод. Две зимы мы отработали, полностью обеспечивая Ангарск теплом от единого источника. Мощности наши это позволяют, сбоев никаких не было. В основе проекта лежит чистая экономика: на ТЭЦ-1 старое оборудование с высокими удельными расходами топлива, условно-постоянными затратами. Благодаря переносу нагрузок мы в 2017 году сэкономили около 12 тысяч тонн угля, экономический эффект составил более 300 миллионов рублей.

– К тому же меньший расход угля означает меньшую нагрузку на природу?

– Совершенно верно. У наших котлов и турбин выше КПД, к тому же, принимая дополнительную тепловую нагрузку, мы замещаем конденсационную выработку электроэнергии теплофикационной, которая более эффективна. Сжигая меньше угля на единицу энергии, мы делаем меньше выбросов в атмосферу Ангарска. Нагрузку с ТЭЦ-10 мы забрали ещё и с целью высвобождения её тепловой мощности для перспективных нагрузок. ТЭЦ-10 ближе к Иркутску. Если вы помните, существовал проект «Большой юг» – строительство теплотрассы от ТЭЦ-10 до Ново-Ленино. Это позволяет закольцевать теплосети Иркутска от Ново-Иркутской ТЭЦ и закрыть котельную Северного промышленного узла. Первоначальное развитие проект получил, предполагалось областное финансирование, но затем его приостановили по причине кризисной ситуации в стране. Но идею вспоминают в связи с развитием посёлка Малая Еланка – очевидно, Иркутск будет в эту сторону расширяться. Так что перспектива есть.

– В последней опубликованной редакции схемы теплоснабжения Иркутска проект не упоминается, но в предыдущих вариантах он был…

– Это логично: представляете, такой большой город с таким населением имеет всего один крупный теплоисточник. Плюс котельные с менее надёжным и менее экологически эффективным оборудованием, которые сжигают мазут и уголь. Подобный проект позволит заместить их и повысить надёжность теплоснабжения Иркутска.

– Возвращаясь к проекту по передаче нагрузки ТЭЦ-1. Как решили проблему с высвободившимся персоналом станции?

– Действительно, численность снижена на 117 человек, мы прекрасно понимаем, что это квалифицированные специалисты, поэтому ещё в 2013 году на балансовой комиссии [ПАО «Иркутскэнерго»] я поднял вопрос о персонале. Его мы решали с 2013-го по 2016 год. Для начала у нас есть хорошая совместная с пенсионным фондом «Социум» программа «Стабильность». По ней человек, уходя на пенсию, ежемесячно получает прибавку в полторы тысячи рублей.

Мы воспользовались данной программой, но при этом тех, кто по возрасту уходил на пенсию, потом взяли к себе по срочному трудовому договору сроком на один год с возможностью дальнейшего продления на год. Кроме того, есть текучка кадров, необходимость их замещать, поэтому мы перевели часть людей в тепловые сети, ТЭЦ-9 и другие филиалы компании. И я хочу сказать, что мы избежали массового сокращения персонала ТЭЦ-1, но всё-таки пришлось, к сожалению, сократить 7 человек. Сейчас на ТЭЦ-1 работает 321 человек, ещё 200 – на тепловых сетях Ангарска, 639 – на ТЭЦ-9 и в объединённом управлении всеми участками.

– Какие работы идут по второй части проекта – передаче паровой нагрузки?

– Исторически ТЭЦ-1 снабжает паром старую площадку АНХК и Ангарский завод полимеров. Мы предусмотрели строительство трёх паропроводов от ТЭЦ-9 до неё, плюс два коллектора химически обессоленной воды и коллектор возврата конденсата. Технико-экономическое обоснование разработали в 2015 году, в 2016 году были выделены деньги на проектирование, в 2017 году взялись за него и сейчас завершаем эту работу.

Если первая стадия проекта [по передаче нагрузки ТЭЦ-1] – строительство тепловых сетей – обошлась примерно в 900 миллионов рублей, то здесь затраты порядка двух с половиной миллиардов. Проект очень серьёзный, идёт под контролем АО «ЕвроСибЭнерго». Планируем закончить проектные работы, получить финансирование и где-то в 2020-2021 годах, наверное, вывести из эксплуатации ТЭЦ-1. Вся производственная и теплофикационная нагрузка будет перенесена на нашу станцию. Мощности это позволяют. Да, мы будем работать более напряжённо и вместе с Ново-Иркутской ТЭЦ войдём в число самых загруженных станций в энергосистеме. Но это означает, что наши технико-экономические показатели ещё улучшатся, хотя ТЭЦ-9 и сегодня – одна из самых эффективных тепловых станций в энергосистеме.

– Коэффициент использования установленной мощности котлов Ново-Иркутской ТЭЦ составляет около 80%, а каков он у вас?

– У нас поменьше – где-то 62%. Запасы ещё есть, но, когда мы заберём всю нагрузку, он вырастет где-то до 70–72%.

– Что вы делаете по части модернизации оборудования самой ТЭЦ-9?

– Если в общих словах, то мы переходим с аналоговых технологий на микропроцессорные. На котлах автоматизированные системы управления технологическими процессами (АСУ ТП) мы закончили внедрять в 2012 году. Они работают и на трёх турбинах: третьей, пятой и шестой. Думаю, через пять лет мы все восемь машин оснастим АСУ ТП. По релейной защите мы планируем переходить с масляных выключателей на вакуумные и элегазовые. Соответствующую программу начинаем разрабатывать, когда она будет готова, выйдем на реконструкцию распределительного устройства. Мы модернизируем систему вибромониторинга турбин. Продолжаем работу по замене газоходов котлов – необходимо повысить КПД агрегатов и увеличить их надёжность при несении повышенных нагрузок, которые мы берём с ТЭЦ-1. Поэтому реконструируем и химводоочистку. Запланировано, в частности, увеличение производительности обессоливающей установки ТЭЦ-9 до 816 тонн в час. Всё просто: чем чище вода, тем меньше загрязнение поверхностей нагрева в котлах. Это и экономические показатели, но прежде всего соображения надёжности. Сейчас новосибирская компания «Гипар» готовит проект, с 2019 года мы планируем его реализацию.

– Если не ошибаюсь, станция является пионером в части обращения с золошлаковыми отходами. Чем можете похвастать в этой области?

– У нас крупный золоотвал, который занимает 500 гектаров. Это самый большой за Уралом одночашный отвал. Обычно их делят на секции – в одну пульпа сливается, в другой отстаивается, из третьей можно брать сухую золу, но у нас он выполнен единой чашей, что затрудняет процесс. Мы его, конечно, разбили на разные секторы, но они не разделены полностью. При этом используем уникальное оборудование – десять лет у нас работал земснаряд «Миасс», который потом передали на Усть-Илимскую ТЭЦ, последние лет пять используем финский Watermaster, единственный в энергосистеме. Он работает с апреля по октябрь, создаёт дополнительные ёмкости, пути осветления пульпы и тому подобное. Одно лето мы его использовали на золоотвале и дважды применяли на водозаборном ковше ТЭЦ-10.

– А каковы достижения по части переработки золошлаков?

– На багерной насосной у нас есть установка по переработке золы. Построена в 2015 году. Она вырабатывает два компонента – алюмосиликатный продукт и железосодержащий концентрат. Дело в том, что с точки зрения химического состава зола и шлак на 45–60% состоят из оксида кремния, оксида алюминия (15–25%), оксидов железа (4–15%), кальция, калия. Это ценные материалы, которые можно использовать в народном хозяйстве.

В прошлом году мы наработали 13 тонн железосодержащего концентрата, передали его в ЗАО «Иркутскзолопродукт» для изучения. Единственная проблема сейчас – найти потребителя. Концентрат могут использовать горно-обогатительные комбинаты и металлургические предприятия, силикатный песок может применяться в строительстве, отсыпке дорог и дамб. У нас есть расчёты по строительству большой установки по переработке золошлаковых материалов, которая может быть актуальна при наладке стабильного сбыта.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер