издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Эдуард Дикунов: «Сильный Иркутск – сильная область»

 

– Эдуард Евгеньевич, вы согласны с тем, что вас называют политическим камикадзе? Славословий не поёт и с региональным правительством жёстко спорит.

– Согласен только в части осознания долга и чести. Я за разумное и честное. Если борьба за эти ценности требует мужества, я в себе его нахожу, хотя это вовсе не значит, что меня ведут такие накалённые страсти, как у камикадзе. Проекты моих законов и постановлений в конечном счёте воспринимаются и реализуются как раз тем большинством, которое на первом этапе их отклоняло. Потому что открытость и честность – понятия для власти необходимые.

– Чего вам удалось добиться, оппонируя областному правительству?

– Законопроекты, которые я предложил, позволяют снизить риски для той же самой исполнительной власти. В первую очередь это инициативы по повышению эффективности работы с областной собственностью. Если мы будем медлить, а Законодательное Собрание эти инициативы в ближайшее время не рассмотрит и не примет, то угрозы возникновения неприятных последствий для отдельных чиновников кратно возрастут. И мы, кстати, сегодня наблюдаем примеры таких последствий в министерстве лесного комплекса региона в связи с уголовным делом о незаконной вырубке леса и в Дорожной службе, где Контрольно-счётная палата выявила случаи мошенничества и ухода от налогов.

Попытки увести в тень деятельность госструктур плохо пахнут, зачастую – тюрьмой. Мои предложения направлены на то, чтобы сделать прозрачной работу областных государственных учреждений, Фонда капитального ремонта многоквартирных домов, Корпорации развития Иркутской области. Не делая этого, мы создаём реальные риски.

– Попросту говоря – сохраняется возможность воровать для тех, кто хочет воровать.

– Я бы не говорил об этом так однозначно, я говорю о риске, о соблазне этим заниматься.

– Иркутское политическое пространство очень клановое. У нас как строители, так и аграрии имеют большой политический вес и лоббистские возможности. Во власть стремятся целыми семьями, иногда прихватывая и клерков своих компаний. Не совсем объяснимо с точки зрения общественного блага, зачем они вместе идут во власть: побольше заработать с территории, которую будут представлять, или защитить себя, или из других соображений? В связи с этим вопрос. Как говорили о президенте на начальном этапе: «Ху из мистер Путин?» Ху из мистер Дикунов? С кем он? Кто он? Почему он?

– Я не отношусь к семейным или предпринимательским кланам, которые бы стремились в политику. Мне интересен город с точки зрения того, что, развивая Иркутск, можно сделать сильнее всю Иркутскую область.

Убеждён, что, если производственник идёт во власть, у него должно быть государственное мышление. Может ли, заняв государственную должность, думать об интересах народа человек, который, будучи в бизнесе, стремился получить ренту с каждого клочка земли? Я говорю, например, о ситуации, когда строят огромные жилые комплексы, но не заботятся о том, чтобы создать жизненно важную инфраструктуру в шаговой доступности – школы, детсады, поликлиники, скверы, парки, набережные, места для выгула собак. А ведь в этих башнях-новостройках живут тысячи людей, и у них есть дети, потребность в медицинских услугах, в занятиях спортом, в досуге. Но они вынуждены пользоваться инфраструктурой соседних районов, которая и так едва справляется с нагрузкой.

– В связи с этим и вопрос, который неизменно должен появиться в нашем разговоре или потом у вас на встречах с избирателями. На севере Иркутской области у вас есть производство. Как вы использовали свой статус депутата Закособрания, вы же зачем-то пошли в Законодательное Собрание пять лет назад? Невозможно же представить, что вообще никак этот лоббистский ресурс вы не использовали в интересах предприятия.

– Абсолютно нет.

– Что, Янгелевскому ГОКу не нужны никакие преференции? И за пять лет не получено никаких?

– Никаких. Лицензия на добычу и обогащение формовочного кварцевого песка у предприятия федеральная и от действий областных властей совершенно не зависит. Более того, в 2013–2015 годах реализовывалась государственная программа по линии министерства строительства, когда ведомство субсидировало или компенсировало часть процентной ставки по кредитам на приобретение основного производственного оборудования. Когда мы, проводя масштабную реорганизацию на предприятии, устанавливали у себя технологические линии оборудования по сушке и классификации сырья, нам предлагали войти в эту программу. Но я принял тогда принципиальное решение отказаться, поскольку посчитал: если ты являешься выборным лицом, то не имеешь права получать преференции от этого.

Да, это выгодно: по лизинговым, банковским платежам уплату процентов целиком брала бы на себя Иркутская область. Но мы отказались и сами выплатили все лизинговые платежи и проценты. То есть я не конвертировал власть в деньги.

– Что касается политических объединений. Вы являетесь депутатом от партии «Гражданская платформа». Однако, несмотря на то что фракция этой партии в Заксобрании теряла одного депутата за другим, вы до сегодняшнего дня во фракции остаётесь. Каковы ваши отношения с партией сейчас?

– Моё присутствие во фракции, наверное, можно определить моим характером: я во всех вопросах последователен. И фракция, и я предлагали законопроекты, направленные на определённый экономический рывок в Иркутской области. Я придерживаюсь общепринятых ценностей. Именно поэтому я последовательно выступаю за прямые и честные выборы.

– Но общее собрание регионального отделения этой партии выдвинуло на грядущие выборы в Заксобрание по второму одномандатному округу, куда входит часть Октябрьского округа Иркутска, не вас, а Александра Семёновича Битарова.

– Я уважаю выбор участников собрания, но считаю нужным продолжить работу, которую делаю в Законодательном Собрании, ведь необходимо довести до конца начатое. Я не могу бросить на полпути важные законопроекты, автором которых стал. Несколько таких законопроектов уже работают, другие прошли первое чтение, и нужно двигать их дальше, некоторые только на подходе, их тоже нельзя отправлять в корзину, ведь речь идёт о развитии движения территориальных общественных самоуправлений, ветеранских организаций, о приведении в порядок исторического центра, чтобы он украшал город, о поддержке многодетных семей. Вместе с этим необходимо продолжать проект «В поле зрения», он получает живой отклик иркутян, горожане уже почувствовали, что это хорошая площадка для того, чтобы высказать свою точку зрения на развитие городских пространств – парков, скверов, набережной. Это своего рода наказы, которые нужно выполнять, и часть этой работы требует законотворческих процессов. Поэтому планов и задач много.

– Если всё-таки вы и Александр Битаров станете соперниками во втором избирательном округе, возникает достаточно любопытная ситуация, когда на выборы выходят два врача по образованию – оба при этом не занимаются здравоохранением. Такого ещё, по-моему, не было у нас?

– Я думаю, что классическое медицинское образование даёт массу полезных навыков и в организационной работе. Мои бывшие одногруппники сейчас являются профессорами, возглавляют кафедры и больницы. Я горжусь, что учился с такими людьми.

А в том, что я и Александр Семёнович возглавили производственные единицы, нет ничего удивительного. Это были 1990-е годы, в стране происходило много изменений. Мне решение заняться производством было проще принять, потому что я только закончил институт, был по-юношески смел и энергичен.

Врачом-интерном я проработал один год. Это были Областная клиническая больница и клиника Института хирургии Российской академии медицинских наук. Для меня это стало важным жизненным опытом.

И поэтому, если придётся столкнуться с Александром Семёновичем в политическом поединке, мне будет импонировать, что мой визави – настоящий профессионал, опытный и состоявшийся.

– Извечный парадокс: людей в основном волнуют вещи коммунальные, которыми занимаются на уровне муниципалитета, местного самоуправления, но депутаты из партсписков могут мыслить глобальными категориями. А ведь депутатам-одномандатникам намного тяжелее достаётся этот мандат… С чем вы выйдете к избирателям? Почему именно в Иркутске вы баллотируетесь?

– Во-первых, вся моя большая семья живёт в Октябрьском округе Иркутска. Логично представлять интересы района, в котором живёшь. Во-вторых, любой одномандатный округ имеет ещё нарезку по муниципальному представительному органу – это городская Дума. Городские депутаты – очень активные представители населения, они работают как раз с коммунальной проблематикой: дворы, благоустройство, ЖКХ и т.д. Задача депутатов Законодательного Собрания от Иркутска – помогать муниципальным депутатам, развивать региональное законодательство в интересах города. Необходимо находить дополнительные деньги, чтобы городские депутаты вместе с региональными решали задачи муниципалитета. Иркутск – город с особым статусом: это областная столица. И он должен соответствовать ему, а для этого нужны деньги не только на реализацию муниципальных программ, но и на выполнение функций административного центра.

Административный центр находится, на мой взгляд, в двух больших округах – Правобережном и Октябрьском. В большей степени даже в Октябрьском. И моя законодательная инициатива об увеличении для Иркутска субсидии на выполнение функций административного центра направлена на то, чтобы привлечь дополнительные средства на развитие округа. Ведь именно здесь в основном сосредоточены памятники архитектуры, объекты культуры областного масштаба, большие спортивные арены, общегородские зоны отдыха – Иерусалимская лестница с ЦПКиО, Лисихинский парк, Верхняя Набережная, вопрос благоустройства которой уже перезрел.

– Итак, вы пойдёте по округу общаться с избирателями. Говорит вам бабушка: «Нужно, милок, вот здесь нам двор заасфальтировать», – а вовсе не о том, что город Иркутск должен получить дополнительное финансирование на выполнение функций областного центра. И как вы ей будете объяснять, что на самом деле депутат Законодательного Собрания – не об этом?

– Вы знаете, как раз об этом. В городе сложилась эффективная система исполнительной власти во главе с Дмитрием Бердниковым. Есть территориальное общественное самоуправление, которое все ключевые темы активно мониторит и доносит до мэра, а он регулярно встречается с общественниками. Есть местные депутаты, которые стремятся решать все те проблемы, о которых говорит эта бабушка. Но есть такой вопрос, как отсутствие денежных средств для решения проблемы. И бабушке нужно объяснить, что я в силах помочь решить эти вопросы.

Городу не хватает денег на развитие, приходится экономить. Вот об этом голова у мэра как раз и болит. А я хочу, чтобы у города появились дополнительные финансы. Правительство считает, что областной бюджет – бюджет развития. Трудно однозначно сказать, развития ли, но бюджет профицитный, достаточно большой. По итогам первого квартала текущего года его доходы превышают доходы за аналогичный период предшествующего года на 5 миллиардов рублей. Мы с коллегой-депутатом Владимиром Чеботарёвым в рамках нашего законопроекта об увеличении субсидии для Иркутска предложили направить городу дополнительно 2 миллиарда рублей, это вполне разумные деньги на фоне бюджетного профицита в области. Никто не потеряет, другие муниципалитеты региона не станут от этого беднее, но зато Иркутск получит возможность реализовать хорошие идеи, дополнить реальным содержимым, в первую очередь финансовым, муниципальные программы.

Более того, на мой взгляд, необходимо принимать отдельную областную государственную программу по развитию Иркутска как столицы региона. Моя задача как раз в этом и заключается. Это ответ и бабушке, и вам. Развивая город, мы развиваем и область, а развивая Октябрьский округ – развиваем весь Иркутск.

– Вы видите себя лоббистом Иркутска в областной власти?

– Совершенно верно. Я по своему складу, да, наверное, таким должен быть любой мужчина, в большей степени добытчик, и моя задача – не поделить городской бюджет, а пополнить его. С тем, чтобы заасфальтировать двор, прекрасно справляется муниципалитет, когда он не зажат в финансовые тиски. Помочь городу привлечь дополнительные деньги – вот задача депутата Заксобрания.

– Хорошо, ну а всё-таки чем определено ваше отношение собственно к Иркутску? Почему вы лоббист Иркутска? Какое вы имеете отношение к Иркутску вообще? Что такое Иркутск для вас?

– В крупных городах сконцентрированы население, производственные силы, интеллектуальные и образовательные возможности. Эти центробежные силы безусловны, и от них не избавишься. Поэтому надо и усилия концентрировать на развитии Иркутска. Но, конечно, без какой-либо дискриминации других территорий. И мотивировать молодое поколение оставаться в Приангарье. Уверен, что, сделав Иркутск сильнее, интереснее, красивее, комфортнее, можно во всей области переломить тенденцию оттока населения. Из региона с сильной столицей люди не будут уезжать.

У Иркутска есть потенциал, чтобы стать достойным конкурентом городам-миллионникам, нужно только придать импульс его реализации. Тема агломерации, необоснованно, на мой взгляд, забытая в 2007 году, должна получить новое дыхание. Почему я и говорю сегодня о принятии отдельной областной программы, которая бы занималась в том числе вопросами развития агломерации Иркутска с близлежащими территориями. Имея такую программу, мы могли бы претендовать на привлечение средств из федерального бюджета. Если мы хотим получить в ближайшее время масштабные проекты, надо идти именно таким путём.

Задать вопрос депутату можно по телефону горячей линии 50-39-87 и на сайте вполезрения.рф

В контексте

– Вопрос о статусе административного центра неоднократно поднимался на моих встречах с депутатами Законодательного Собрания. Я  благодарен коллегам  из регионального парламента за инициативу и принятие закона в первом чтении, – отметил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, комментируя решение регионального парламента принять изменения в областной закон.

– На бумаге существует закон «О статусе административного центра Иркутской области». Но нет отдельной программы развития города. А она необходима в современных реалиях. Мы должны переходить  к полноценному развитию Иркутска, чтобы соответствовать статусу столицы Восточной Сибири. Для этого нужны дополнительные средства. И увеличение финансирования  для Иркутска – это не жест благотворительности и не подарок городу. Областной центр не может формировать свой бюджет как обычный городской округ.

Иркутск – это лицо области. По тому, как здесь развита инфраструктура, в каком состоянии находится коммунальная сфера, какой транспорт и по каким магистралям ходит, судят обо всей области в целом. Я уже не говорю о том, что в Иркутске проживает четверть населения, а ежедневный поток приезжающих из пригорода составляет 72 тысячи человек – это 12% от численности населения областного центра.

Иркутск уже не раз доказывал, что умеет эффективно распоряжаться финансовыми средствами. Мы грамотно распределяем бюджет, активно привлекаем субсидии. И даже в непростых экономических условиях сумели сократить дефицит городской казны по сравнению с прошлым годом в два раза. Мы продолжаем работу по строительству социальных объектов, ремонтируем дороги, год от года наращивая объёмы работ, благоустраиваем дворы и общественные пространства. Но нам необходимы более глобальные преобразования!

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер