издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пациентам вход запрещён

25 июля 2018 года состоится очередное заседание суда по иску, поданному Ангарской больницей скорой медицинской помощи, о расторжении договора безвозмездного пользования, заключенного несколько лет назад между КУМИ города Ангарска и ДО НИИ клинической медицины. Рядовое, на первый взгляд, дело может в буквальном смысле отправить на кладбище порядка 130 человек. Суть в том, что в помещении, фигурирующем в иске, находится Ангарский центр гемодиализа, где жизненно важную процедуру проводят больным с хронической почечной недостаточностью пятой степени из Ангарска, Черемхова, Усолья-Сибирского, Зимы и Саянска.

 

Живут полноценной жизнью и рожают детей

«36 человек они спасут, а остальным что делать? Готовы ли правительство Иркутской области, министр здравоохранения и губернатор предоставить для них отдельное кладбище?» – председатель Иркутского регионального отделения Межрегиональной общественной организации нефрологических пациентов «НЕФРО-ЛИГА» Ольга Сидорова сама является пациентом центра гемодиализа, правда, не в Ангарске, а в Иркутске.

Ольга Сидорова говорит, что ежегодно в мире количество диализных пациентов растёт на 10%. Виной тому ухудшение экологии, содержание пестицидов и ГМО в продуктах питания, стрессы. «Диализ – реанимационная процедура, на которую пациент должен являться три раза в неделю, – рассказала наша собеседница. – Занимает она от 4 до 8 часов, в это время кровь пропускают через аппарат «Искусственная почка». Максимальная продолжительность жизни без диализа не превышает пять суток. Но при условии его выполнения и лечения сопутствующих заболеваний человек может жить довольно долго. Люди создают семьи, рожают здоровых детей. Многие работают, платят налоги, хоть и являются инвалидами первой группы».

История центра гемодиализа, созданного ДО НИИ клинической медицины в Ангарске по адресу: 22-й микрорайон, дом 23, началась более десяти лет назад. «10 лет назад в Иркутске был только один диализный центр – в областной больнице, где на лечении находилось 80 человек. Больных было гораздо больше, но тех, кто не попал в больницу, уже нет в живых, – рассказал нашей газете директор ДО НИИ клинической медицины Владимир Багдасарян. – Больные из Ангарска и других близлежащих городов не могли попасть на диализ в Иркутск и попросту умирали. Тогда Дума Ангарского муниципального образования и обратилась к нам с просьбой помочь в решении этой проблемы, пообещав дать в безвозмездное пользование муниципальное помещение на базе Ангарской больницы скорой помощи (БСМП).

– Нам обещали помочь сделать ремонт и вообще всячески содействовать, в итоге помощи никакой не было. Но мы сами смогли открыться и принять жителей Ангарского, Усольского районов, пациентов из Свирска, Зимы, Тайшета. Два года не получали средства за оказываемые услуги, пока не выиграли дело в суде, а бюджет Иркутской области взял на себя обязательство выплатить эти средства. Сейчас гемодиализ введён в систему ОМС, в Иркутской области появляются новые частные центры гемодиализа», – говорит Владимир Багдасарян.

На процедуру через подвал

На минувшей неделе пациентов Ангарского центра гемодиализа ждал неприятный сюрприз – центральный вход был перекрыт бетонной балкой, людям – а среди них есть незрячие, колясочники и пациенты на костылях – пришлось идти на процедуру через подвал, спускаясь по лестнице.

29 мая 2018 года ОГАУЗ «Ангарская больница скорой медицинской помощи», находящееся в подчинении минздрава Иркутской области, отказало ДО НИИ клинической медицины в продлении договора безвозмездного пользования. А также обратилось в суд с иском о расторжении договора, подписанного ещё КУМИ Ангарска по решению Думы в 2005 году. Прошло уже несколько заседаний суда, очередное назначено на 25 июля.

Если решение суда о расторжении договора будет принято в пользу истца, то Ангарский центр гемодиализа с современным оборудованием, обслуживающий 166 человек, будет вынужден закрыться. Главный врач БСМП Борис Басманов в обращении к взволнованным пациентам сообщил: «Министерством здравоохранения Иркутской области принято решение о создании в течение 2018-2019 годов отделения диализа на базе БСМП. Оно будет располагаться на базе отделения анестезиологии и реанимации. Подобные отделения будут созданы в Иркутске, Братске, Зиме».

Звучит привлекательно, не правда ли? Только, по информации Ольги Сидоровой, у БСМП есть всего восемь аппаратов «Искусственная почка», включая два резервных. В то время как Ангарский центр гемодиализа располагает 68 аппаратами. «Каждый аппарат может проработать три смены в сутки, – рассказала наша собеседница. – Пациенты должны проходить процедуру три раза в неделю (кто-то ходит в понедельник, среду, пятницу, кто-то – во вторник, четверг, субботу). Это значит, что за неделю аппарат может обслужить не более шести человек, шесть аппаратов могут взять на себя только 36 человек. Два аппарата обязательно должны быть в резерве на случай поломки или затянувшейся процедуры дезинфекции, которая продолжается в течение часа после каждого пациента. Таким образом, 36 человек возьмут на диализ. А куда идти оставшимся 130? Умирать мучительной смертью?»

Смущает председателя Иркутского регионального отделения Межрегиональной общественной организации нефрологических пациентов «НЕФРО-ЛИГА» и то, что на базе БСМП планируется оказывать помощь пациентам как с острой, так и с хронической почечной недостаточностью: «Как правило, с острой недостаточностью пациентов привозят на «скорой помощи», с улицы, необследованных. Они вполне могут страдать такими заболеваниями, как гепатит, ВИЧ. Проведение диализа на одном аппарате для «чистых» и «грязных» пациентов угрожает здоровью первых. Есть и ещё один нюанс. В своё время Иркутская областная клиническая больница при организации отделения диализа приобретала такие же аппараты, что и БСМП. Но очень быстро отказалась от их использования и приобрела аппараты «Искусственной почки» «Диалог», на которых работают практически все диализные центры в России. Аппарат «Диалог» универсален, в нём могут использоваться расходные материалы различных производителей, тогда как аппараты БСМП работают только на дорогих оригинальных расходниках той же фирмы. В условиях санкций в отношении нашей страны возникают сомнения в бесперебойной поставке этих материалов, ведь прекращение диализа недопустимо.

Создаётся впечатление, что люди, принимавшие решение о создании отделения хронического и острого диализа на базе БСМП Ангарска, не совсем представляют себе всю сложность и механизм обеспечения этих процедур».

Собеседники нашего издания также отмечают, что в регионе практически не развивается трансплантология, которая могла бы решить многие проблемы.

Накат на всю диализную службу

«Сложившаяся ситуация – целенаправленный завуалированный накат на всю диализную службу Иркутской области, на всех пациентов», – считает Ольга Сидорова. Владимир Багдасарян уверен: вся эта ситуация шита белыми нитками, а её конечная задача – оттянуть пациентов, кадры и средства, которые выделяются центрам диализа, в государственные учреждения. Ведь сейчас в Иркутской области порядка 800 человек получают эти процедуры, ежегодные затраты на все существующие в регионе центры составляют порядка 1,5 млрд рублей

«Сейчас наши пациенты не хотят лечиться в госучреждениях, – говорит Багдасарян. – Потому что у частников они получают качественную услугу, уверенность в её безопасности за счёт дорогих расходных материалов, внимательное отношение персонала. Наш центр занимается доставкой пациентов, здесь они могут пройти лечение в условиях дневного стационара, получить консультации узких специалистов. Хотя за эти услуги мы не получаем возмещение по системе ОМС». Ольга Сидорова, лечившаяся на базе областной больницы, подтверждает: разница между «государством» и «частниками» – просто небо и земля. С ней согласна и пациентка Ангарского центра гемодиализа Татьяна Васильева, которая отметила: «Обстановка, условия, обслуживание, персонал – всё это разительно отличается».

– Нам говорят (представители БСМП. – Прим. «ВСП»): «Будем вас возить в Иркутск на диализ». Но как и кто – непонятно! А вдруг один раз свозят, а потом скажут: «Добирайтесь сами!» Да и в Иркутске достаточно своих пациентов. Если Борис Басманов хочет открыть отделение диализа у себя, то всё ли готово для этого? – задаётся вопросами Татьяна Васильева. – Есть ли подготовка у медсестёр, врачей? Кто будет обслуживать аппараты, какие расходные материалы будут приобретаться? Я опасаюсь за своё здоровье после таких процедур. Кого там ещё будут лечить? Мы не хотим закрытия центра в Ангарске и в крайнем случае готовы устроить митинг».

«Мы заинтересованы в том, чтобы открывались новые диализные центры и между ними существовала справедливая конкуренция, – говорит ещё один пациент Виктор Иванов. – А не так, что один диализный центр закрыли, у помещения сменился собственник и на его месте открылся другой, государственный. Я очень сильно сомневаюсь, что такая ситуация пойдёт на пользу людям, получающим эту услугу».

«Диализники – народ консервативный и избирательный, у нас есть центр, в который мы ходим много лет, мы за него проголосовали ногами, – отмечает пациентка Ольга Диденко. – Нам обещают другой центр с другими врачами на этой же базе. Но нас это не устраивает, потому что мы выбираем наш конкретный центр, наших докторов. Та ситуация, в которую нас ставят, просто неприемлема. Так поступать по-человечески непорядочно!»

«В России есть «Бессмертный полк», у регионального минздрава и губернатора Иркутской области Сергея Левченко есть все шансы стать «авторами» «Смертного полка», – говорит Владимир Багдасарян. – Для этого достаточно выгнать на улицу 130 пациентов центра гемодиализа, лишив их этой жизненно важной процедуры».

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер