издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Если власти начнут работать, мы распустимся за один день»

Юрий Фалейчик о главном ресурсе Байкальского центра гражданской экспертизы

– В числе учредителей Байкальского центра гражданской экспертизы есть академики. Всё-таки в каком виде существует эта организация? Это клуб интеллектуалов?

– Это не клуб, это не фонд. Мы вообще не регистрировались. У нас по законодательству есть право создания общественной организации без регистрации юридического лица. И мы им воспользовались.

– То есть и счёта у вас нет. Получается, центр существует исключительно интеллектуальными вложениями и контактами учредителей?

– Именно так. Это в некотором смысле даже удобно. Например, работа со СМИ без денег имеет свои очевидные плюсы, потому что к тебе приходят только ради контента.

Мы предполагаем несколько форматов работы: публичные слушания, может, круглые столы, когда-нибудь и до конференций доберёмся. То, что было организовано в прошлый вторник, чётко вписывается в наши цели: взяли сложную проблему, которая уходит в тупик, сделали её публичной и разложили на составляющие, предложили варианты решения. Более того, мы сами готовы включиться в решение проблемы.

К нам уже – кроме объявленного списка – присоединились предприниматель Максим Безрядин, советник ректора ИГУ Виктор Кузеванов, глава «Сибгипробума» Алексей Гончаров, директор Лимнологического института Андрей Федотов. Всё это невероятно умные головы. Один из главных критериев членства в нашей организации очень хорошо проговорил Игорь Вячеславович Бычков – мы должны собрать очень компетентных людей.

У нас две формы соучастия. Первая – членство. Чтобы стать членом организации, необходимо решение правления. Критерии, по которым это решение принимается, раскрывать не буду. Вторая – простое участие. Для этого надо заполнить анкету на нашем сайте. Мы скоро её вывесим.

В нашем понимании гражданская экспертиза – это такое игольное ушко, через которое надо пройти, чтобы добиться признания своих действий. Может, мы много на себя взяли. А почему нет? Отчасти мы берём на себя функции правительства и Законодательного Собрания Иркутской области. Если они начнут работать – и слава богу! Тогда мы распустимся за один день. Нам даже не надо ликвидационную комиссию создавать, просто позвоним друг другу и скажем: «Спасибо, классно поработали».

– Я правильно поняла, что вы хотя и являетесь сторонником идеи возвращения полномочий по рекультивации отходов БЦБК на федеральный уровень, но не видите перспективы её реализации?

– Вы в одной фразе сами себе противоречите. Нельзя быть сторонником того, во что ты не веришь. Я объективно понимаю, что сегодня область не вытягивает роль заказчика работ по рекультивации отходов БЦБК. Но, с другой стороны, возвращение этих полномочий на федеральный уровень маловероятно. Прецедентов не было. Я скорее за то, чтобы подтолкнуть региональное правительство к тому, чтобы оно свои задачи-то выполняло. Пусть даже под федеральным контролем. Это, кстати, неплохо. Пусть Счётная палата РФ, Минприроды РФ проверят, насколько качественно исполняются переданные на региональный уровень полномочия.

– Но подобные проверки движутся за деньгами. А что в нашем случае проверять? Деньги-то не используются.

– На самом деле отказ от денег – это трагедия. Это означает невыполненные работы, оставленные будущим поколениям проблемы. Не в буквальном смысле поколениям детей или внуков, а будущим поколениям политиков.

– Как вы думаете, какой была мотивация региональных чиновников, взявшихся за решение проблемы? Какую выгоду регион мог извлечь из всего этого?

– Я бы сказал так: произошла глупость невероятная. В письме губернатора с просьбой о передаче полномочий, на котором оставил свою резолюцию Путин, говорится примерно следующее: дайте нам поруководить процессом, потому что ничего не делается. Взяли. И продолжаем ничего не делать.

– И каким вам видится развитие проекта?

– Сейчас правительство Левченко настаивает на вывозе обезвоженного шлам-лигнина за пределы Центральной экологической зоны, но не указывает, куда. Кроме того, для очистки надшламовых вод требуется модернизация муниципальных очистных сооружений города Байкальска. С учётом процесса бюджетного финансирования, необходимости проектирования и проведения конкурсных процедур весь цикл подготовки очистных сооружений может занять не менее двух лет.

Власть ничего не предпринимает. А Росгеология, которая за свой счёт должна разработать проект, попадает в идиотское положение. Представитель компании как-то поинтересовался: «Как вы оцениваете нашу ситуацию?» Я ответил: «Вас подставили, а теперь вас кинут».

В Росгео замахнулись на гигантский проект. Это главный экологический проект страны!

Байкальск – задача комплексная. Но вместо того, чтобы поднять систему решения этих вопросов наверх, на уровень того же председателя правительства, в команде Левченко, наоборот, узко выделяют ряд проблем, замыкая решение каждой на огромное количество ведомств. Когда на слушаниях директора ОГКУ «Дирекция по эксплуатации гидротехнических сооружений и ликвидации ущерба» Валентина Бороденко спросили, что они предпринимают по вопросу селезащиты, он сослался на то, что это не его сфера ответственности. Это полномочия минимущества Иркутской области. Почему очистные не готовятся? Это должно делать минЖКХ. На мой взгляд, такой подход указывает на некомпетентность, непрофессионализм.

Чем опасна сложившаяся ситуация? Для нас очевидно, что к концу 2020 года рекультивацию провести вряд ли удастся. Сроки представления проекта уже нарушены, и вместо 30 октября 2018 года подрядчик обещает выполнить проектную часть только к лету 2019 года. С этого момента остаётся чуть более полутора лет до окончания действия федеральной программы «Охрана озера Байкал». За этим упадёт шлагбаум федерального финансирования. Губернатора Левченко к тому времени не будет, у него срок полномочий закончится. И обиженная Росгеология тоже смоется. А грязь нам так и останется. Вот в чём дело. Уже сейчас надо вести переговоры о продлении действия программы или о подготовке новой. И здесь тоже нет никакого движения.

– Прошли слушания, а дальше что?

– Начался поиск других технологий. Это позитивный факт. И это результат слушаний. В четверг на Водном форуме о проблеме рекультивации отходов БЦБК мы говорили с замминстра природных ресурсов РФ Иваном Валентиком, который обещал провести совещание с разработчиками технологий, применимых к масштабам БЦБК. Их не так много, но они есть. Есть те, кто предлагает очистку воды специальными методами и так далее. Если в правительстве Левченко не среагируют на резолюцию наших слушаний, тогда мы снова дадим оценку работе властей. Конечно, попросим и Законодательное Собрание подключиться. У них-то имеются инструменты, которыми исполнительной власти можно «почки отбивать».

Очень важно ещё и то, что мы подтолкнули процесс создания альянсов. После публичного и одновременно откровенного разговора становится ясно, что один в поле не воин. Нужны союзники и Росгеологии. Им нужно откровенно помогать. Это в наших общих интересах. Росгеология, как я на слушаниях сказал, – это структура, данная нам богом. Нам от них не избавиться. Мы обречены на то, что именно они будут заниматься ликвидацией ущерба.

– А Росгеология готова к этим контактам? И они, по вашим ощущениям, нуждаются в общественной поддержке?

– Теперь они это сами признали. В Росгео очень боялись слушаний. Это непривычный для них формат. Сейчас в компании понимают, что это им поможет.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер