издательская группа
Восточно-Сибирская правда

В суд за справедливостью

Львиную долю гражданских дел, рассматриваемых судами, занимают социально-трудовые споры. Отказ в выплате гарантированной законом компенсации или назначении досрочной пенсии, произвол работодателя – с такими проблемами сталкивается множество семей. Где простому человеку искать правды и справедливости, можно ли обезопасить себя от нарушения своих прав и законных интересов? Об этом мы попросили рассказать председателя судебного состава по социально-трудовым спорам апелляционной инстанции Иркутского областного суда Марину Александрову.

– C 1 июля 2016 года в Иркутском областном суде создан судебный состав по рассмотрению социально-трудовых споров. Это сделано не случайно. Социально-трудовые споры – это значимые дела, в которых гражданин отстаивает свои права в споре с государством, работодателем. От возникновения подобных проблем никто не застрахован. Как правило, по таким делам к нам обращаются граждане, которые прежде в судах не были и в правовых вопросах не сведущи. В ситуации, когда уволили с работы, не выплачивают заработную плату, отказывают в назначении пенсии, многим сложно найти грамотного юриста, который сориентировал бы, помог собрать нужные документы, представлял бы интересы в судебном процессе. Не у каждого найдутся денежные средства на оплату квалифицированной юридической помощи. И гражданин обычно идёт сам со своей бедой в суд, идёт за справедливостью. Наша задача – не ошибиться, восстановить право, если оно нарушено.

– Как с годами меняется количество дел по социально-трудовым спорам?

– В прошлом году районными и городскими судами Иркутской области их рассмотрено около шести тысяч. С годами цифры почти не меняются, держатся на одном уровне. Такие споры будут возникать всегда. Не дай бог кто-то потерял работу или не получил пенсию, на которую рассчитывал, – конечно, человек идёт в суд.

– Но всегда ли стороны удовлетворены решением суда? Что говорит статистика по обжалованию?

– Социально-трудовые споры – это самая обжалуемая категория гражданских дел. В прошлом году из всех решений, обжалованных в суде апелляционной инстанции, 32,4% составили как раз решения по социально-трудовым спорам. Но это объяснимо. Ведь речь идёт об очень важных вопросах. Допустим, в суде первой инстанции гражданину отказали в восстановлении на работе. Он, конечно, обжалует такое судебное решение, поскольку остаться без работы, а значит, без средств к существованию, очень тяжело. Или отказ в назначении досрочно страховой пенсии по старости – трудно представить, что такое решение не будет обжаловано.

Лицом к трудовому человеку

– По трудовым спорам решения принимаются чаще в пользу юридических лиц или работников?

– Статистика показывает, что большинство исков по трудовым спорам судами удовлетворяется. Так, в 2018 году из 2 673 принятых решений отказано полностью только по 645. Многое зависит от категории трудового спора. Если он касается заработной платы, выигрывают, как правило, работники. По спорам же об увольнении защитить свои права сложнее. В настоящее время увеличилось количество удовлетворённых исков по спорам об установлении факта трудовых отношений. Таких тяжб становится всё больше.

– С чем это связано?

– Думаю, с пониманием: если трудовые отношения не будут оформлены, работник может не только лишиться обещанной ему зарплаты, но и столкнётся с более серьёзными проблемами в будущем. Без оформления трудовых отношений не уплачиваются страховые взносы, сведения о работе не представляются в пенсионные органы. Это затруднит решение вопроса о праве на страховую пенсию по старости.

Кроме того, граждане стали активнее обращаться в суд за установлением факта трудовых отношений, поскольку изменился подход к разрешению таких споров. Речь идёт о распределении бремени доказывания между истцом и ответчиком, действии презумпции трудовых отношений. Работнику теперь достаточно доказать только сам факт того, что он трудился на предприятии, и возникшие отношения признаются трудовыми. Уже ответчик должен доказывать, что эти отношения основаны, допустим, на договоре подряда или договоре оказания услуг и являются не трудовыми, а гражданско-правовыми. Как правило, у ответчика нет таких доказательств.

– Всем известно, что рабочих мест не хватает, а работники бесправны. Такая ситуация на рынке труда не первый год. Но ведь у нас и без суда хватает инстанций, которые обязаны защищать права трудового человека.

– Многие работники действительно сначала обращаются в прокуратуру, в трудовую инспекцию. Эти органы проводят проверки по доводам заявления. Если нарушения трудового законодательства явные и работодатель адекватно реагирует на предписания контрольных и надзорных органов, то права заявителя восстанавливаются в досудебном порядке. Но чаще работнику разъясняется его право обратиться в суд. Кстати, в процессуальное законодательство внесены изменения, которые облегчили возможность судебной защиты трудовых прав. Ранее такие иски рассматривались по месту нахождения ответчика, т.е. работодателя. Теперь же работник сам выбирает, в какой суд ему удобнее подать исковое заявление: по месту нахождения ответчика, по своему месту жительства или по месту исполнения трудового договора. Проблем у истцов стало меньше.

– Значит, у того, кто трудоустроен неофициально и получает деньги в конверте, а иной раз его и с оплатой обманывают, есть шанс восстановить свои права через суд? Что для этого нужно?

– Доказательствами по спорам об установлении факта трудовых отношений могут быть как письменные доказательства, так и свидетельские показания. Чаще всего работник может что-то доказать исключительно показаниями свидетелей. Но на руках у него могут остаться какие-то документы, связанные с трудовой деятельностью. В таких случаях проще отстаивать свою позицию в суде, вести диалог с ответчиком. Только необходимо помнить о сроках обращения в суд, предусмотренных трудовым законодательством. По данной категории спора они составляют три месяца со дня, когда человек узнал о нарушенном праве. Это случается не обязательно в момент прекращения официально не оформленных трудовых отношений. Зачастую работодатель обещает сделать позже записи в трудовую книжку. Или, когда речь идёт об оплате труда, просит подождать в связи с финансовыми трудностями предприятия. И человек вот так ждёт, ждёт, ждёт. А в суде потом ответчик заявляет, что истец вообще в трудовых отношениях с ним никогда не состоял, на предприятии не работал, работодатель в первый раз его видит. В подобном случае срок будет исчисляться с момента, когда истец узнал, что организация, в которой он работал, оспаривает сам факт трудовых отношений с ним. Суды нацелены именно на такой подход. Всё-таки к нам идут люди в большинстве своём юридически неграмотные, и наша цель – восстановить их нарушенные права.

Кроме того, в закон внесены изменения по сроку обращения в суд с иском о взыскании причитающихся работнику выплат – он увеличен с трёх месяцев до года. Ведь до того, как обратиться в суд, человек, как правило, пишет во все инстанции жалобы, ходит на личные приёмы к руководителям, долго ждёт от них ответов. Жалобы эти зачастую из одного органа направляются в другой, начинаются длительные проверки. Неудивительно, что многие пропускали срок подачи иска. Теперь – с учётом его увеличения – споров о взыскании заработной платы стало больше.

– Какие ещё подводные камни встречаются в трудовых спорах?

– Когда сам факт трудовых отношений доказан, сложно бывает установить размер зарплаты для взыскания в пользу работника. Трудового договора нет, в штатном расписании должность отсутствует. У нас остаются только два варианта. Если необходимых документов нет, то суды исходят из минимального размера оплаты труда, установленного законом, или из сведений статистики о средней заработной плате для аналогичной должности и специальности в регионе. Судя по исковым заявлениям, эти цифры далеки от того, что работнику на самом деле обещали. Но свидетельскими показаниями размер заработной платы не доказывается.

– Какие категории трудовых споров вы считаете самыми сложными?

– Споры об увольнении. Казалось бы, есть Трудовой кодекс, несколько правовых норм, которыми регламентированы основания и порядок увольнения. Но жизненных ситуаций так много, все они такие разные. Суду непросто бывает разобраться, требуются изучение и оценка большого количества документов, допрос свидетелей. Сложность таких дел заключается в том, что у работника нет никаких доказательств своей правоты, кроме трудовой книжки с записью об увольнении. А у ответчика есть целый юридический отдел, да ещё свидетели нередко не хотят давать показания против своего работодателя.

– Выходит, человек, лишившись работы и оставшись без зарплаты, только зря время на судебную тяжбу может потерять. Ведь эти дела иногда длятся годами.

– Я бы так не сказала. Незаконно уволенному работнику нужно отстаивать свои права в суде. И лучше, если в этом ему поможет профессиональный юрист. Но и суды нацелены на то, чтобы досконально разобраться в споре об увольнении и защитить нарушенные права в сроки, установленные законом.

Раньше, до введения апелляционного рассмотрения гражданских дел, споры об увольнении действительно нередко рассматривались длительное время. Бывало, что решения по одному делу отменялись в кассационном порядке не раз. Работник мог находиться в вынужденном прогуле год-два и более. Теперь ситуация изменилась: в случае несогласия с решением суд апелляционной инстанции его отменяет и выносит новое.

О пенсии думать смолоду

– Как я поняла, в целом о правах работников законодатель в последнее время проявляет заботу. Людям трудоспособного возраста стало легче отстаивать свои интересы в спорах с работодателями. А какие появились новации в защите прав пенсионеров? Пенсионный возраст увеличен, но осталось право на досрочную пенсию у тех, кто был занят на вредном производстве, учил, лечил и так далее. Насколько мне известно, ПФР довольно формально всегда подходит к таким делам: изменились вывеска на предприятии или название должности – из списка льготников работника исключают. Создаётся даже впечатление, что дана такая установка: как можно меньше оформить пенсий по льготным основаниям и тем самым сэкономить бюджетные средства. Кто-то в суд не пойдёт, а кто-то суд и проиграет – вот и экономия.

– Не думаю, что здесь кроется «заговор» против льготников. Наиболее распространённая причина отказа в досрочном назначении пенсии состоит в несоответствии должности, которую занимал работник, или учреждения, в котором он работал, спискам, утверждаемым правительством РФ. Пенсионный орган – это орган формальный, он не наделён правом расширительно толковать списки работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учётом которых назначается страховая пенсия по старости. Отказы связаны прежде всего с недобросовестностью работодателей и правовой неграмотностью работников.

Рабочий, имеющий специальный стаж в качестве, допустим, электрогазосварщика, искренне полагает, что записи об этом в трудовой книжке достаточно, чтобы выйти на пенсию на льготных условиях. Но с 1992 года такое право предоставляется не всем сварщикам, а только тем, кто был занят полный рабочий день на ручной сварке. А доказательств указанных обстоятельств у гражданина нет. Давайте вспомним 1990-е, начало 2000-х годов. Предприятия закрывались, создавались новые формы производств, во многих случаях не осталось вообще никаких следов, что работник трудился на вредном производстве. Большинство предприятий не сдавали свои документы на хранение в архивные фонды. Поэтому получить нужные справки, уточняющие характер его работы, будущему пенсионеру просто негде. И это не вина пенсионного органа.

– Но, может, законодатель как-то облегчил пожилым людям бремя доказывания в суде возможности уйти раньше на заслуженный отдых?

– К сожалению, изменения в пенсионном законодательстве ведут к другой тенденции, отказов в удовлетворении исковых требований становится больше. Ведь раньше характер работы можно было доказать свидетельскими показаниями. Это не так сложно – найти сослуживца, который согласился бы пойти в суд и подтвердить, что он работал рядом с истцом именно на ручной сварке полный рабочий день. Но в связи с изменением пенсионного законодательства характер работы показаниями свидетелей теперь не подтверждается, такие доказательства считаются недопустимыми. Подтвердить условия труда можно только документально. И истец сталкивается с той же проблемой: предприятия уже нет, в архивы ничего не сдано. Письменные доказательства он предоставить не может. И у суда тоже нет другого варианта, как отказать ему в зачёте спорного периода работы в стаж, дающий право на назначение досрочно страховой пенсии.

– И много таких ситуаций?

– Такие ситуации встречаются. Страхователь (работодатель) представляет теперь в Пенсионный фонд России сведения о каждом работающем у него застрахованном лице, эта информация заносится в индивидуальный лицевой счёт работника. Но не все работодатели это делают добросовестно, зачастую выпадают целые периоды работы на вредном производстве, в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях и так далее. Если раньше основным документом при назначении пенсии была трудовая книжка, то после регистрации гражданина в системе обязательного пенсионного страхования важнее стали сведения индивидуального (персонифицированного) учёта. Когда там отсутствуют данные о периодах работы, с учётом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, истец должен подтвердить своё право опять же письменными доказательствами.

– Но это несправедливо – отказывать по формальным основаниям в досрочной пенсии тем, кто её фактически заработал.

– Таковы наши реалии. Граждане должны понимать, что ещё в процессе трудовой деятельности нужно интересоваться вопросами, влияющими на будущую пенсию. И делать это надо, пока предприятие существует, не ликвидировано: получить от работодателя справки, уточняющие характер работы, документы, подтверждающие условия труда, поставить вопрос о внесении корректирующих сведений в индивидуальный учёт.

С 2013 года применяется ещё одна правовая норма: для назначения досрочной пенсии предприятие должно оплатить страховые взносы по дополнительному тарифу. И зачастую бывает, что работодатель даёт справку о вредном характере труда, но страховые взносы по дополнительным тарифам не оплачивает. А это тоже влечёт невозможность зачёта периода работы после 1 января 2013 года в специальный стаж.

– Простой работяга должен теребить начальство, документы проверять? С ним же просто не станут разговаривать.

– Вы знаете, должен. Иначе, если никаких документов у него не будет, его право суд защитить не сможет. Мы пытаемся, конечно, помочь истцу в сборе доказательств: можем направить запросы в архивы, органы государственной власти и местного самоуправления, привлечь предприятие, если оно не прекратило деятельность, к участию в пенсионном деле в качестве третьего лица и запросить у него необходимые документы. Но, если документов в подтверждение характера работы нет, оснований для удовлетворения иска у суда не имеется, как бы жалко ни было гражданина. Поверьте, отказывать по пенсионным спорам – это очень тяжело. Ведь человеку веришь, понимаешь, что он рассчитывал на другое решение. Но закон есть закон.

Сейчас нужно людям немножечко перестроиться, быть активнее, задумываться о будущем. Я бы посоветовала проверять работодателя аккуратно. Через портал госуслуг можно получить выписку из индивидуального (персонифицированного) учёта, посмотреть, какие периоды будут зачтены в страховой стаж, указал ли работодатель код особых условий труда для досрочного пенсионного обеспечения, оплатил ли страховые взносы по дополнительному тарифу. По этим вопросам можно заранее получить информацию, обратившись в пенсионный орган. Работодатель, может быть, и не хитрит, не представляя должные сведения в пенсионный орган. Возможно, просто на предприятии сидят неграмотные специалисты, и сведения они представляют неполные по незнанию.

– Если руководитель и специалисты несведущие, неграмотные, что говорить о кочегаре и сварщике. По статистике, многим ли удаётся отстоять свои права перед Пенсионным фондом?

– В прошлом году по пенсионным спорам городскими и районными судами Иркутской области рассмотрено 1845 дел, решений с отказом в удовлетворении исковых требований вынесено 204. Получается, девять из десяти обратившихся в суд смогли защитить своё право на обеспечение в старости.

– А в категории социальных споров с какими проблемами чаще обращаются в суд, кто выступает ответчиком по таким делам?

– Много рассматривается исков о праве пенсионера, проживающего в районах Крайнего Севера или приравненных к ним местностях, на получение один раз в два года компенсации за проезд к месту проведения отдыха и обратно. При рассмотрении заявлений тех, кто воспользовался таким правом, пенсионные органы опять же действуют с учётом формальностей. Бывают случаи, когда для получения компенсации заявитель предъявляет билет на автобус, в котором есть все реквизиты проездного документа, но отсутствует само слово «билет», – и Пенсионный фонд отказывает в оплате.

Или другая ситуация. Пенсионеры – люди в возрасте, многие из них не умеют пользоваться Интернетом, не имеют собственной банковской карты. Если билеты купил родственник со своей банковской карты, в компенсации расходов тоже могут отказать. Как и в случае, когда проезд оплачен на сайте авиакомпании, а в маршрутной квитанции электронного билета не указаны все реквизиты проездного документа. Суд, разрешая такой спор, устанавливает, действительно ли пенсионер отдыхал за пределами своего места жительства и нёс ли он расходы на проезд. Обычно исковые требования удовлетворяются. Имеют место случаи, когда пенсионеру-северянину отказывают в компенсации расходов на проезд к месту отдыха при отклонении от маршрута. Суды исходят из того, что пенсионер может исколесить хоть всю Россию, к друзьям заехать, погостить у родственников. Но компенсация будет произведена в пределах стоимости проезда по кратчайшему маршруту к месту отдыха и обратно, соответствующую справку необходимо получить в транспортной организации.

– Вот вы около десяти лет в суде рассматриваете трудовые, социальные и пенсионные споры. Как с годами меняется ситуация с нарушением прав наиболее уязвимой части общества?

– Количество нарушений не уменьшается, особенно в области трудовых отношений. Но люди становятся юридически грамотнее, активнее отстаивают свои права в суде вплоть до Верховного Суда Российской Федерации. И это правильно. Нарушенное право должно быть восстановлено.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector