издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Владимир Шпрах: «Победить коронавирус можно только вместе»

4 июля отметил своё 70-летие врач-невролог, доктор медицинских наук, профессор, директор Иркутской государственной медицинской академии последипломного образования, главный невролог Иркутской области, председатель Общественной палаты региона Владимир Викторович Шпрах. В условиях пандемии интервью получилось не только про юбиляра, его семью и увлечения. Значительная часть была посвящена коронавирусу. Владимир Викторович надеется, что к осени удастся победить «корону», и подчёркивает: «Многое зависит от самих жителей региона».

– Владимир Викторович, с 30 марта наш регион живёт в условиях самоизоляции. Каким этот период стал лично для вас, для академии и Общественной палаты, которые вы возглавляете?

– В период самоизоляции наша медицинская академия последипломного образования продолжала свою работу с использованием дистанционных образовательных технологий и электронного обучения. Мы не останавливали образовательный процесс. В академии продолжали обучаться врачи разных специальностей на циклах повышения квалификации и профессиональной переподготовки. Кроме того, около 20 тысяч врачей и среднего медицинского персонала из Иркутской области, Республики Бурятия и других российских регионов прошли у нас обучение на циклах «Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции».

Помимо врачей-слушателей у нас в академии проходят обучение ординаторы. Половина из них работала в поликлиниках, некоторые в «красной зоне» ковидных госпиталей. На начальном этапе большая группа ординаторов отвечала на звонки на «горячей линии» МЧС по коронавирусной инфекции. Важным я считаю, что мы продолжили проведение научно-практических конференций для врачей, они проходили в онлайн-режиме. На связь выходили специалисты не только из Приангарья, но и из Томской области, с Дальнего Востока.

Я вхожу в состав областного оперативного штаба по борьбе с новой коронавирусной инфекцией, который работает под руководством врио губернатора Иркутской области Игоря Ивановича Кобзева. В Общественной палате региона также были организованы оперативный штаб и «горячая линия». Сейчас обращения в основном связаны с коронавирусной инфекцией.

В Общественной палате мы также проводим онлайн-мероприятия – слушания, заседания комиссий. Я считаю, что выходить из онлайн-режима ещё рано, и не понимаю тех, кто организовывает очные совещания, в которых принимает участие большое количество людей, и 90% из них – без масок. Мнение «здесь все свои» не выдерживает никакой критики. Если болеет в этой группе кто-то один, он заразит многих окружающих, ведь коронавирус очень контагиозен. Сейчас в Иркутской области в основном идёт внутреннее заражение – внутри коллективов и в семьях. Поэтому важность максимального разобщения людей сохраняется.

– Несколько дней назад Иркутская область входила в первую пятёрку российских регионов по числу ежедневного прироста больных ковидом. С чем это связано? Наши земляки особенно упрямы, легкомысленно относятся к возможности заболеть?

– Долгое время в регионе была достаточно благоприятная ситуация с распространением ковида. Область входила в число 11 территорий, где разрешено было приступить к первому этапу снятия ограничений. В самом начале пандемии здравоохранение региона успело перейти на новые рельсы, подготовиться: открылись новые госпитали, было развёрнуто необходимое количество коек, приобретены аппараты ИВЛ. Были сняты проблемы с кислородом и лекарствами. Я высоко оцениваю работу руководства Иркутской области и медиков, об этом свидетельствует низкая летальность от COVID-19. В Иркутской области она ниже, чем во многих других регионах страны. Хотя количество «тяжёлых» пациентов у нас растёт.

Число заболевших начало резко увеличиваться за счёт вахтовиков в Усть-Куте и Бодайбо. Но руководству региона и в первую очередь врио губернатора удалось переломить эту ситуацию. Я уже говорил, что сейчас идёт внутреннее распространение. У нас на удивление несознательные земляки: многие из них, находясь на карантине по контакту с больным коронавирусом, спокойно ходят по городу, некоторые даже продолжают ездить на работу. Самая главная проблема – несоблюдение масочно-перчаточного режима и социальной дистанции. В магазинах, торговых центрах, транспорте абсолютное большинство – без масок. Хотя должен работать принцип: «Когда мы носим маски, я защищаю тебя, а ты защищаешь меня».

В Ухане за счёт масочного режима за три месяца удалось практически ликвидировать эпидемию. Во Вьетнаме, где 90 миллионов человек населения, заболели всего 300 человек, а за два месяца эпидемия сошла на нет только благодаря маскам и дисциплине. Там специально не было построено ни одного ковидного госпиталя, в этом просто не было необходимости. К сожалению, у нас дисциплины нет. Жители региона уже вовсю празднуют дни рождения, юбилеи – часто в ресторанах. Втихаря договариваются, заходят с заднего входа, отмечают, а потом из 60 приглашённых треть заболевают. Многие надеются на лёгкую форму и антитела, но у одного будет лёгкая форма, а другой человек может погибнуть. Люди умирают от коронавируса. Поэтому каждый должен думать не только о себе, но и о тех, кто находится вокруг.

– Хочу немного отойти от ковидной темы и спросить: для вас день рождения – грустный или весёлый праздник? Как вы отметили свой юбилей?

– День рождения никогда не был для меня грустным праздником, потому что по характеру я оптимист и не придаю большого значения цифрам в паспорте. Важно, как человек себя ощущает и как живёт. Можно и в 40 лет быть стариком. Нынешний мой юбилей прошёл без нарушения санитарно-эпидемического режима – в очень узком семейном кругу. И, конечно, мне было очень приятно получать поздравления от друзей, коллег и знакомых – по телефону, через соцсети.

– Пожалуйста, расскажите о вашей семье.

– Наша семья – это мама, жена, сестра, сын, дочь, внук и супруги моих родных. К сожалению, папа ушёл из жизни восемь лет назад. Я очень благодарен родителям за пример идеально дружной семьи, который они мне показали. После того как я женился, мы не ушли жить отдельно, а продолжили жить с родителями. Для меня такое решение было естественным.

С женой меня познакомила сестра, которая училась на факультете журналистики. Однажды она показала мне фотографию красивой девушки и сказала, что очень хочет меня с ней познакомить. Мы познакомились после спектакля университетского СТЭМа, в котором играла моя будущая жена, а мы с друзьями сидели в первом ряду. В 1975 году мы познакомились, а в начале 1977 года поженились.

Потом появились сын и дочь. Они выбрали для себя другие профессии, но я и не настаивал, чтобы они шли в медицину. Гуманитарный вуз выберет и наш внук, которому в августе исполнится 17 лет, он перешёл в 11 класс.

– Медицина, ректорство, Общественная палата. Что вас мотивирует, вдохновляет, даёт силы двигаться дальше?

– Основные мотиваторы – это моя совесть и здравый смысл. Я очень благодарен своим учителям – невропатологу, профессору Хаим-Беру Гершоновичу Ходосу, профессору, первому ректору ГИДУВа Евгению Михайловичу Бурцеву, академику РАН Евгению Ивановичу Гусеву. Все они стали для меня примерами врача-интеллигента, для которого важнее всего помочь человеку.

У меня никогда не было мечты стать врачом. Я окончил математическую школу, и папа хотел, чтобы я пошёл учиться на математический факультет университета. А вот мама и бабушка говорили, чтобы я стал врачом. После окончания 10 класса мы с папой сначала зашли на математической факультет ИГУ на бульваре Гагарина, а потом в мединститут, и я принял решение пойти туда. Учился я хорошо, но неврологом решил стать после того, как услышал лекции профессора Хаим-Бера Гершоновича Ходоса.

Под руководством Евгения Михайловича Бурцева я начал работать над диссертацией, был его первым учеником. Именно он пригласил меня в ГИДУВ ассистентом на кафедре невропатологии. У Евгения Ивановича Гусева я учился в Москве в докторантуре. Мне очень нравился стиль управления моих учителей – демократический. Подчинённые не должны бояться своего руководителя, они должны его уважать и бояться его подвести. Отношения, построенные на страхе, никогда не будут эффективными. Я надеюсь, что мне удалось стать таким демократичным руководителем.

– Чему вы посвящаете своё свободное время?

– Его, к сожалению, очень мало. Ходим на премьеры в музыкальный и драматический театры. С детских лет я болельщик, люблю ходить на хоккей с мячом, баскетбол, футбол. В детстве собирал спортивные значки, а сейчас друзья и знакомые привозят мне атрибутику ЦСКА и «Барселоны». Подружился с нашими хоккеистами и футболистами, ребята подарили мне клюшки и мячи с автографами. В студенческие годы с большим удовольствием участвовал в КВН, затем был художественным руководителем СТЭМа, писал сценарии, песни. Последние 15 лет с друзьями готовлю праздничные вечера ко Дню медицинского работника «Врачи для врачей»

– Каковы ваши планы на будущее?

– Ближайший план, как у всех, – победить коронавирус. Ситуация совершенно необычная, мир ещё на сталкивался с такой инфекцией. Ковид совершенно непредсказуем по своему течению: сегодня может быть лёгкая форма, через два дня – тяжелейшее поражение лёгких. Многое неизвестно: как долго иммунитет сохраняется, может ли человек заболеть второй раз. Пока никто не может ответить на вопрос, насколько эффективной будет вакцина. Среди звёзд вирусологии точки зрения совершенно противоположные. Но паники быть не должно. И сегодня людям необходимо соблюдать социальную дистанцию, носить маски, мыть руки. Согласитесь, не так уж и много, когда на другой чаше весов чья-то жизнь.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector