издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Нас становится меньше

Нас
становится меньше

Ирина
ОВСЯННИКОВА, областной комитет
статистики

Население
области, как, впрочем, и России в
целом, снижается. За полгода в полку
жителей Приангарья убыло 7590
человек. Более 6 тысяч составила
естественная (а по сути —
противоестественная) убыль,
превышение смертей над числом
новорожденных. Преобладает тяга к
жизни только в Казачинско-Ленском
районе да в 4 из 6 районов
Усть-Ордынского Бурятского
автономного округа, там в
результате естественных процессов
население пока что возрастает.

А всего по
области за 6 месяцев ушли в мир иной
19912 человек, тогда как появилось на
свет 13786 малышей. Демографические
весы баланс соблюдают, и
прошлогодние положительные сдвиги
сменялись на противоположные.
Негромкий успех родильных
учреждений нынче не повторился, а
былое снижение смертности
обернулось ростом на 12%. Особенно
высока смертность в Зиме и
Черемхове, Зиминском, Заларинском,
Балаганском и Тулунском районах — в
1,3—1,5 раза выше, чем в среднем по
области.

У старухи с
косой приоритеты прежние: на первом
месте по числу смертей — болезни
системы кровообращения, затем —
новообразования (рак и прочие
малоприятные опухоли), на третьей
ступени скорбного пьедестала
несчастные случаи, отравления и
травмы. И по всем трем пунктам
зафиксирован нежелательный рост.
Различные инфекции собрали, на
первый взгляд, небольшой урожай
смертей (634 человека), настораживает
беспрецедентный рост — на 60% в
сравнении с тем же периодом
прошлого года.

Инфекционные
болезни губительны не только для
взрослого населения, не меньшую
опасность они представляют и для
детей. По этой причине в
январе-июне, не успев отметить свою
первую годовщину, умер 21 малыш. В
прошлом году за такое же время, не
одолев инфекции, погибли 14 крох.
Сопоставление этих небольших,
казалось бы, цифр дает печальный
результат — полуторакратный рост.

Всего в очень
нежном возрасте, не дожив до года,
угасло 262 ребенка. В каждом пятом
случае в смерти младенцев виновны
врожденные аномалии. Пороков
развития, приведших к смерти, нынче
зафиксировано на 15% меньше. И от
болезней органов дыхания нынче
малыши умирали значительно реже. И
в этом несомненная заслуга медиков.

В первой
половине прошлого года, в
результате несчастных случаев,
отравлений и травм погибли 20
малышей, нынче — 9. Кажется,
"няньки" стали внимательней.

Младенческая
смертность в Приангарье и в целом
по стране в 2—3 раза выше, чем в
развитых странах. Из 1000 родившихся
19 малышей не доживают до года. А в
Усть-Кутском, Катангском, Чунском,
Заларинском и Жигаловском районах
этот показатель в 2,3— 2,7 раза выше
среднеобластного уровня.

До 1996 года
естественные потери населения
частично компенсировались
приростом за счет миграции. Но в
последние годы географические
перемещения дают отрицательный
результат.

Подавляющая
часть всех маршрутов не пересекает
границ Приангарья, в основном
северяне стремятся поселиться в
областном центре или поблизости от
него. Обмен населением с другими
регионами России всегда был не в
нашу пользу. В поисках лучшей доли
наши земляки выезжают в Западную
Сибирь, порою и дальше на запад
страны. В свою очередь, в Иркутской
области могут обосноваться бывшие
читинцы и выезжающие с
дальневосточных рубежей.

Прибавку
обеспечивал поток русскоязычного
населения, вынужденно покидающего
бывшие союзные республики. Волна
суверенитетов и недальновидная
политика властей по отношению к
специалистам, обеспечившим в былые
времена экономический подъем
нового зарубежья, и гнала их на
историческую родину. Теперь
источник почти иссяк, поток
мигрантов из СНГ и Прибалтики лишь
не многим превышает число выбывших
в этом направлении.

Покинуть
Родину и отправиться за пределы
бывшего Союза решаются немногие. За
полгода — 314 жителей области. А
прибыло из дальнего зарубежья и
того меньше — 39 человек. Обмен
живыми душами с дальним забугорьем
— самый неэквивалентный.

В результате
всех прибытий и выбытий население
Приангарья уменьшилось на 1,5 тысячи
человек. Но, пожалуй, не стоит
опасаться возрастания этих потерь.
Хоть и свойственно человеку искать,
где лучше, однако же охота к
переменам мест потихоньку угасает.
В сравнении с прошлым годом
миграция снизилась на 13%.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное