издательская группа
Восточно-Сибирская правда

С эпохой наравне

С
эпохой наравне

На протяжении уже двух
десятилетий мы не перестаем
критиковать себя за то, что все
сильнее и сильнее отстаем от Запада
в деле производства продуктов
питания. Даже в 80-е годы, когда
сельское хозяйство довольно-таки
эффективно развивалось, пример той
же Голландии казался нам
недосягаемым. Там, по некоторым
данным, один фермер кормит 50
человек, по другим — все сто, а у
нас… У нас в Иркутской области есть
предприятие, успехам которого
могли бы и голландцы позавидовать.
Это СХОАО "Белореченское".
Каждый его работник, так или иначе
связанный с птицеводством, кормит
около тысячи человек. Как удалось
коллективу птицеводов подняться на
такую высоту — этой теме и посвящен
разговор обозревателя "ВСП"
Геннадия Пруцкова с генеральным
директором акционерного общества
Гавриилом Степановичем Франтенко.

Корр.:
Гавриил Степанович, нашу беседу
хотелось бы предварить таким
замечанием. Работая над серьезными
материалами, всегда приходится
исходить из известного постулата:
"Подвергай все сомнению". И
второе. Я Ваш давний оппонент, тем
не менее, знакомясь сейчас с
результатами работы предприятия,
могу сказать, что они ошеломляющие.
Вашим цифрам верю. Это большой
успех.

Франтенко:
Спасибо на добром слове.

Корр.:
Однако чудес в природе не бывает.
Если при строительстве
птицефабрики "Усольская" — так
называлось тогда ваше предприятие
— было запроектировано
производство 220 миллионов яиц, то
как удалось добиться чуть ли не
двухкратного увеличения?

Франтенко:
О-о, здесь столько причин… Я начну с
того, что лежит, казалось бы, на
поверхности, с изменения
технологии, с замены кросса (породы)
птицы на высокопродуктивную —
хайсекс белая.

Корр.:
Простите, перебью. Ваши коллеги
рассказывали, как на одном
республиканском совещании
опытнейшие специалисты чуть не
хором убеждали ваших посланцев
выбросить ту птицу, с которой
работали раньше, иначе, мол, вам
конец придет. Генеральный директор
выслушал информацию своих
специалистов и вместо того, чтобы
возмутиться, послать всех,
извините, к черту, поднимает
телефонную трубку и звонит в
Тюменскую область, на Боровскую
птицефабрику.

Франтенко:
Правильно. Я советовался с
опытнейшим птицеводом,
руководителем того предприятия
Александром Андреевичем Сазоновым.
Он мой учитель и кумир. В свое время
во всем мире произвел фурор.

Корр.: Но
в то время, Гавриил Степанович, вы
уже овладели иркутским
продовольственным рынком,
осваивали восточные регионы, и
вдруг такое крутое изменение курса.
К тому же я знаю, что у Вас хватка
будь здоров.

Франтенко:
Ни в коем случае нельзя нам
останавливаться и
довольствоваться прежними
успехами. Тем более сейчас.
Нравится нам сегодняшняя
экономическая система,
политическая или не нравится, но мы
просто обязаны принимать эти
реалии и работать исходя из них. Не
защищает сегодня государство тех,
кто производит продукты питания.
Посмотрите на рынок птичьего мяса.
Кто там доминирует?! В свое время в
Советском Союзе была тысяча
птицефабрик, из них 600 на территории
России, и только 200 работают сейчас
на полную мощность. Если и мы
позволим себе самоуспокоение, то
это дорого обойдется нам. В мире
идет жесточайшая конкуренция. На
Дальнем Востоке уже китайцы дышат в
затылок. А что вы думали? У них
кукуруза своя, соя своя — а это
важнейшие компоненты куриного
корма. Их им не надо где-то искать. К
тому же там сверхдешевая рабочая
сила. Вот это и многие другие
обстоятельства просто обязывают
внимательно следить за
достижениями мировой науки,
отслеживать самые прогрессивные
технологии и внедрять их у себя.

Корр.: Но
закупать суточных цыплят в
Голландии, чтобы дать начало новому
потомству, завозить их сюда
самолетом… Это же недешево
обходится.

Франтенко:
Да, недешево. Но экономить на этом —
себе дороже обойдется. А если
говорить об инвестициях, то самое
эффективное — вложение денег в
человека. У нас почти все
специалисты побывали за границей,
участвуя в международных
семинарах, совещаниях или проходя
стажировку. Как-то за один год мы 17
человек отправили в Голландию. На
получение знаний, на изучение
чужого опыта средств не жалеем.

У некоторых
хозяйственников сформировалось
устойчивое представление: были бы,
мол, деньги, а там можно и чужую
технологию купить, и так далее.
Чепуха! Для того, чтобы освоить
новую технологию, чтобы получить
запроектированные высокие
результаты, необходимо иметь
хорошие кадры. Слова вождя "Кадры
решают все" сегодня являются
более чем актуальными. Я испытываю
гордость от того, что у нас в
"Белореченском" сформировался
уникальный коллектив. Здесь
работают профессионалы
высочайшего класса, я имею в виду
прежде всего птичниц,
слесарей-операторов, специалистов.

Корр.:
Беседуя с Ниной Васильевной
Лущиковой, я спросил, трудно ли ей и
ее напарнице было переходить на
новую технологию, осваивать новую
птицу. "Нет, не трудно", —
ответила мне Нина Васильевна. И я
немало удивился тому. Ведь новая
порода хайсекс белая — очень
требовательная.

Франтенко:
Ну вот видите. Именно высокий
уровень профессионализма, отличные
кадры — вот главная причина того,
что мы столь стремительно пошли в
гору. Ну разве ни о чем не говорит
такой факт, что в коллективе,
который связан с птицеводческой
отраслью, свыше 60 человек
награждены медалями ВДНХ только в
80-е годы?! У нас 12 "Заслуженных
работников сельского хозяйства
РФ", два "Заслуженных
экономиста РФ", и подобный
перечень можно продолжать. Именно
такому коллективу оказался под
силу переход на новый
высокопродуктивный кросс птицы.

Вы меня
спрашивали о затратах, а теперь я
назову отдачу от тех вложений. 108
миллионов рублей — таков
экономический эффект внедрения
новой птицы. Это в немалой степени
способствовало и тому, что в
областном объеме реализации
сельхозпродукции наша доля
составляет 26 процентов, что среди 300
лучших предприятий России мы
заняли второе место.

Экономические
кризисы, потрясения достают и нас.
Мы уже не шикуем, если говорить о
доходах работников. Но знаете, что
меня поразило на одном из собраний
акционеров? Когда я рассказал о том,
сколько прибыли получим, и тут же
спросил, что будем делать с
деньгами — раздадим акционерам или
пустим на техническое
перевооружение — то все в один
голос заявили: "Используем для
внедрения новой технологии!"
Видите, как люди дорожат своим
производством, как обеспокоены
судьбой прогресса.

Корр.: Но
если вернуться к вопросу о
конкуренции, ну хотя бы с южным
соседом, то какие пути выживания
или даже победы видятся вам?

Франтенко:
Тут два магистральных направления
— снижение себестоимости и
повышение качества.

Корр.: В
прошлом году клуб лидеров торговли
присудил вам приз Европы "За
качество", затем Америка
присудила приз "За качество и
новые технологии". Это очень
высокое признание. По каким
критериям руководствовались
устроители столь необычного
конкурса?

Франтенко:
Их много. Отмечу лишь два момента. В
нашем яйце нет, например, тяжелых
металлов, антибиотиков и так далее.
Мы же не лечим курицу. Жесткое
соблюдение технологии,
обязательная профилактическая
работа позволяют иметь здоровую
птицу. Немаловажную роль играют
корма. Сейчас предпринимаем меры,
чтобы зерно покупать только в
иркутских хозяйствах. Ведь наш хлеб
экологически чистый. С другой
стороны, все-таки куда интереснее
вложить миллионы рублей в свои
хозяйства, чем в какие-то
зауральские.

Еще один
любопытный момент, относящийся к
проблеме качества. Решили резко
увеличить производство яичного
порошка. Связались с американцами.
Купили у них оборудование. Они
перед этим серьезно ознакомились с
нашим предприятием и знаете что
предложили: "Как вы смотрите,
если будем проталкивать вашу
продукцию на европейский рынок?"
Мы совсем не против того, чтобы
попробовать себя там. Разумеется,
если бы наш товар был невысокого
качества, то подобных предложений
не поступало бы.

Корр.:
Когда-то Россия чуть ли не всю
Европу яйцом кормила. Правда, сама
недоедала, но это другой вопрос.

Франтенко:
Да, я знаю о том. Есть еще один нюанс
в деле повышения
конкурентоспособности. Мы не
ограничиваемся только
производством яйца. Выпускаем
консервы, куриный фарш, яичный
порошок, так необходимый для
изготовления майонеза, а также
пастеризованное жидкое яйцо. Более
широкий ассортимент привлекает
покупателя. Одна деталь. Используя
помет для производства биогумуса —
а утилизация его была долгое время
сложнейшей проблемой, — мы
значительно улучшили
экологическую обстановку. А это
опять только положительно влияет
на качество основной продукции.

Корр.:
Ваши птичницы с завистью
рассказывали о том, что в некоторых
корпусах установлено клеточное
оборудование одной из германских
фирм.

Франтенко:
Я вам вот что скажу. Много хорошего
было у нашей страны в недавнем
прошлом, но было и такое… Ну почему
мы выпускали прекрасные боевые
самолеты, отличные танки, ракеты, а
хорошую клетку для курицы
соорудить не могли?! Мозгов, что ли,
не хватало? Да, птичницы завидуют
тем, кто работает на немецком
оборудовании. И вот теперь на своем
уровне мы решаем эту проблему.
Создали с одной германской фирмой
совместное предприятие, производим
свыше 30 наименований деталей и
механизмов для клеточного
оборудования "Евровент".

Корр.: И,
как рассказывают специалисты, у
немцев, когда они увидели вашу
продукцию, глаза округлились. Они
никак не могли поверить, что
выйдете на такой уровень.

Франтенко:
Я же говорил, что у нас
замечательные кадры. Причем это
делают люди тех предприятий,
которые находились на грани
банкротства. Мы взяли их к себе.
Будем работать и дальше по
техническому переоснащению
корпусов.

Корр.: Во
время встреч, бесед с вашими
работниками я узнал много
интересного, поучительного. Свой
юбилей вы отмечаете, имея за
плечами большие успехи. С
праздником Вас, Гавриил Степанович,
ваших тружеников и новых свершений.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер