издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сокращение производства в Чуне. Нужно ли это кому-нибудь?

Сокращение
производства в Чуне.
Нужно ли это кому-нибудь?

Виталий Юрчук

Последнее
десятилетие принесло множество
перемен в хозяйственный уклад
городов и поселков. Многие
предприятия сменили профиль,
многие — полностью прекратили
деятельность. А многим
предприятиям лесной отрасли, чтобы
сохраниться, пришлось приобрести
совершенно новый опыт и войти в
неведанную ранее сферу — торговлю с
иностранными партнерами.

Выход на
иностранные рынки
лесопромышленников Иркутской
области состоялся не от хорошей
жизни. Сокращение потребителей
продукции в бывших республиках
СССР, сокращение потребления
лесоматериалов на территории
России привели к тому, что
единственный платежеспособный
потребитель некоторое время
находился только за рубежом.

Именно тогда,
в самый трудный период в Чунском
районе был открыт таможенный пункт.
Это позволило прямо на месте
качественно оформлять всю группу
документов, необходимых для
экспортных операций.

Выход
основных предприятий района
Чунского ДОКа, ЛЗК, Чунского ЛПХ,
Баерского лесхоза, ОАО
"Лесогорсклес" на экспортные
операции позволил по сути спасти от
ликвидации не только предприятия
но и поселки с десятками тысяч
людей. Экспорт позволил сохранить
тысячи рабочих мест, а,
следовательно, хоть какую-то
перспективу дальнего таежного
края.

Конечно же,
нельзя утверждать, что все эти годы
экспорт осуществлялся абсолютно
грамотно и с максимальной
эффективностью. Как нельзя
требовать сразу абсолютного успеха
в незнакомой сфере деятельности.

Простите за
упрощенную формулировку, кто из
чунских мужиков рассчитывал десять
лет назад самостоятельно
торговать, например, с утонченными
японцами. Время с 1993 года было
потрачено на учебу. На
практическое, как говорится, на
ощупь, изучение конъюнктуры рынка,
форм торговли, поиска надежных
партнеров.

С 1993 года,
момента открытия таможенного
пункта в Чунском районе, объем
экспорта увеличился в два с
половиной раза. Это дает право
областным властям констатировать
значительное увеличение
производства. Кроме того, наиболее
крупные предприятия постоянно
приращивают торговлю не круглым
лесом, а пиломатериалами. Возникли
новые предприятия (Лесные
технологии, Крона). А с углублением
переработки пропорционально
увеличивается количество рабочих
мест.

Словом, можно
было бы утверждать, что самый
сложный период реформирования в
Чунском районе преодолен без
необратимых разрушений, благодаря
решению таможни можно своевременно
открыть свой пункт.

Оказывается,
нет. В поселке Чунском на пункте
таможенного оформления работают
три сотрудника гостаможни. А в
соответствии с последними
решениями московских чиновников и
таможенных законов необходимо
иметь не менее пяти человек.

Вот и встал
банальный вопрос "что делать?"
Взять и закрыть, сломать
сложившиеся отношения и
производить таможенные оформления
на Нижнеудинском таможенном посту
— 300 километров в один конец?

Даже
неспециалист видит
катастрофические последствия
такого поступка. Дело в том, что
таможенное оформление кропотливо и
многоступенчато. Необходимо
заполнить ряд документов именно до
начала погрузки, а финальные
документы после погрузочного
контроля. То есть для отправки
одного вагона из Чуны необходимо
будет два раза съездить в
Нижнеудинск. Сегодня в сутки
отправление оформляет до 15
организаций-экспортеров.

Если такое
случится, то пострадают все.
Областной бюджет лишится
поступлений, поскольку крупные
экспортеры перенесут таможенные
операции в порты, а с территории
района лес станет уходить вообще
без таможенного оформления (значит,
совсем без контроля, без валютного
контроля).

Средние и
малые экспортеры просто задохнутся
и бросят работу. А отсюда вытекает
следующая потеря — сокращение
рабочих мест, обнищание районного
бюджета. И если прошлогодняя
катастрофа, когда в Чунском были
заморожены жилые дома, могла
показаться нижней точкой падения,
после которой начнется подъем, то
грозящее сокращение производства,
размораживание жилья может сделать
постоянным. Так как 95 процентов
поступлений в районный бюджет идет
от предприятий лесного комплекса.

Возможен ли
другой вариант? По внешним
признакам он невероятно прост —
нужно штат чунских таможенных
сотрудников увеличить на два
человека и довести количество
специалистов до пяти, с приданием
им статуса отдела таможенного
оформления Нижнеудинского поста,
или самостоятельного таможенного
поста.

При этом
кадры могут быть местные, с
небольшой переподготовкой. Затраты
на жилье, переезды — никакие. А
выигрыш?

Мы уже
научились ценить стабильность.
Поэтому самое большое достижение,
которое может дать сохранение в
поселке Чунском таможенного
оформления, это — сохранение
существующего уклада. Для все!

При этом
расширяется структура нашей
таможни, которая в области должна
развиваться. Увеличиваются
возможности эффективного контроля
за экспортными операциями (а это
ведь живые налоги). Сохраняются
объем производства, количество
рабочих мест.

Ведь одна из
важнейших функций таможни — не
только контроль, но и содействовать
развитию внешнеэкономических
связей. Ведь именно об этом много
говорилось на недавнем Байкальском
экономическом форуме.

И остается
только публично недоумевать,
почему вопрос двух ставок, от
которых зависит судьба северного
района, не решена до сего дня.

Почему
начальник Нижнеудинского
таможенного поста через прессу
призывает экспортеров
"аргументированно
ходатайствовать перед
руководством ТОП СТУ" о
сохранении в поселке Чунском
структуры таможенного оформления.
Мэр района пишет о том же письма в
высокие инстанции.

Встает
вопрос, а неужели в данном деле есть
что-нибудь непонятное? Реформенные
перетрубации научили нас пониманию
очевидных вещей. Например, если не
принимаются очевидные решения, то
основой тому всего два варианта:
либо заинтересованность, либо
полное равнодушие.

Первый
вариант в нашей ситуации вроде
неприменим. Неужели применим
второй?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное